"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Колчак в бою

Русский флот знал немало талантливых адмиралов, но лишь некоторые из них создали школы, которые оставили глубокий след в морской военной науке и воспитали многих высших офицеров Русского флота. Самый яркий пример – школа адмирала С.О. Макарова, в корне изменившая морскую стратегию в начале XX в. и опрокинувшую традиционные представления о сражении на море. В годы Первой Мировой войны дело Степана Осиповича продолжил его ученик – адмирал Н.О. фон Эссен.

Перед Эссеном стояла трудная задача: используя урок Цусимы практически с нуля создать боеспособный флот, который может противостоять ВМФ Германии. Вся проблема заключалась в том, что у России не было таких судостроительных мощностей, как у Германии, а также времени на постройку большого количества "дредноутов" и тяжёлых крейсеров. Поэтому Эссен нашёл радикальный выход: использование соединений быстрых эсминцев, подводных лодок, а также минных постановок.

Н.О. фон Эссен, к большому сожалению, умер слишком рано, чтобы увидеть все результаты своей работы. Пожинать плоды пришлось его ученикам. А.В. Колчак был среди них самым амбициозным и самым талантливым адмиралом. На Балтийском флоте он командовал Минной дивизией (а для Эссена она была куда ценнее "утюгов"-дредноутов класса Севастополь), и поэтому ещё при жизни Николая Оттовича он выработал резкий, молниеносный стиль ведения войны на море.

За время службы на Балтийском флоте, А.В. Колчак разработал и провёл множество операций, но две из них принесли ему славу. Первой стал набег на конвой германский рудовозов (немцы активно вывозили железную руду из нейтральной Швеции) в Норчепингской бухте. В середине мая русское командование получило информацию о планах отправки из Швеции в Германию крупной партии железной руды – 84 тыс. т. Конвои германских транспортных судов двигались преимущественно в шведских территориальных водах, что не давало юридических прав для нападения на караван. Транспорты находились под охраной вооружённых траулеров (немцы уже были научены горьким опытом попадания на русские минные постановки, особенно во время Ирбенского прорыва 1915 г., когда немецкий флот потерял несколько линкоров) и вспомогательных крейсеров (которые были перевооружёнными грузовыми пароходами), привыкшими отражать одиночные атаки подлодок. Учитывая всё это, командующий Балтфлотом вице-адмирал В.А. Канин решает впервые привлечь к атаке крейсера и эсминцы. Был сформирован Отряд особого назначения в составе: 3 крейсера "Рюрик", "Олег" и "Богатырь"; 3 эсминца класса "Новик": сам "Новик", "Победитель" и "Гром", 8 угольных эсминцев 6-го дивизиона Минной дивизии: "Страшный", "Украина", "Войсковой", "Забайкалец", "Туркменец-Ставропольский", "Казанец" и "Донской казак". Отряд возглавил контр-адмирал П.Л. Трухачёв, а ударную группу из эсминцев класса "Новик" – контр-адмирал А.В. Колчак. План операции состоял в поиске и атаке противника между материковой Швецией и островом Готланд.

Отряд покинул рейд Люм в финских шхерах в 13:30 31 мая 1916 г. Походный ордер выглядел следующим образом: впереди в строю кильватера "Новик" (под флагом Колчака), "Победитель" и "Гром", за ними крейсера (флаг Трухачева на "Рюрике"), на траверсах крейсеров – по 4 эсминца 6 дивизиона. До 18:00 впереди отряда строем фронта шли 6 миноносцев 7 отряда (на случай, если немецкая разведка узнала об операции и заранее выдвинула эскадру для перехвата). Убедившись, что всё чисто, они повернули назад на базу. После этогоих сменили эсминцы 6-го дивизиона, а весь отряд перешёл на противолодочный зигзаг.

В 23:30 русский отряд нагнал караван. Как писал А.В. Колчак: "Корабли шли вдоль берега на юг, шли очень растянутым строем, и голова колонны видна не была. Я немного изменил курс влево, т.к. по курсу были только концевые корабли. Всего было видно 12-14 судов, причём все они шли с огнями, не исключая и концевого, который, как я предполагал на основании разведданных, был вооружённым судном. Через несколько минут между этими судами появились силуэты шедших с остовой стороны тем же курсом несколько небольших судов, низкобортных, по виду похожих на миноносцы. Мы быстро шли на сближение, и надо было решать – открывать огонь, или нет. Согласно моей инструкции, если мы нагоняли караван, то в первую очередь следовало атаковать концевой вооружённых пароход, или крейсер, для чего мы должны были разделиться на две группы, стараясь охватить его с двух направлений. Но, видя концевое судно идущими с огнями и все суда также несущими огни, я, имея в виду возможность встречи со шведскими судами, решил пожертвовать выгодой внезапности нападения и вызвать со стороны идущих судов какой-нибудь поступок, который дал мне право считать эти суда неприятельскими".

Современный исследователь Д.Ю. Козлов считает, что в этих условия А.В. Колчаку следовало бы, используя троекратное превосходство в скорости, обойти караван со стороны берега и отжать транспорты от шведских территориальных вод. Это могло позволить задействовать крейсера и эсминцы Трухачева, державшиеся на 15 миль дальше в море. Однако русским кораблям предписывалось не заходить в территориальные воды Швеции.

Но А.В. Колчак поступил иначе: находясь ещё позади каравана, он приказал сделать предупредительный выстрел под нос концевого судна. В 23:38 после второго предупредительного выстрела караван повернул к шведскому берегу, а три траулера (каждый вооружён одной 88-мм пушкой) под началом лейтенанта Пликерта повернули навстрече русским эсминцам, имевшими по четыре 102-мм пушки и 8-9 торпедных аппаратов. Действуя в соответствии с полученой до боя инструкцией, Колчак обстрелял артиллерией и торпедами уходящие в шведские воды транспорты, а эсминцы развернул в сторону тихоходных кораблей вражеского охранения.

Под огонь русских эсминцев попал концевой в конвое, вооружённый четырьмя 105-мм пушками, пароход (вспомогательный крейсер) "Германн". И хоть он проигрывал эсминцам в скорости, его трюмы для лучшей устойчивости были заполнены пустыми бочками. Первыми же залпами эсминцы Колчака разбили его мостик, вывели из строя три орудия, а также повредили паропровод. Немецкий командир, артиллеристы и часть команды (а это было их боевое крещение) покинули "Германн" на шлюпке, а остальные остались в воде. В течении часа эсминцы обстреливали "Германн", но пустые бочки держали его на плаву. И только торпедный залп разворотил борт вспомогательного крейсера, который затонул через 15 мин.

"Новик" оказался среди немецких моряков, плававших на обломках и взывавших о помощи, но спасти удалось лишь девятерых. После этого от Трухачева поступило сообщение о вражеской подводной лодке и отряд Колчака поспешил на соединение с главными силами. В 1:45 весь отряд лёг на обратный курс. 2 июня Отряд был расформирован.

После набега в шведской прессе появились сообщения о потоплении ещё 2-5 германских транспортов. Таким образом, А.В. Колчак добился победы над противником в ночных условиях и при близости территориальных вод нейтральной, но всячески содействующей немцам Швеции. В целом, морская кампания 1916 г. была успешной. Корабли стали чаще использоваться для ударов по вражеским коммуникациям, а немцы были вынуждены перейти к системе конвоев, что на треть замедлило оборот грузов. Кроме того, создание конвоев означало для немцев ослабление и без того недоукомплектованной ударной группы Остзеефлотте. Набег на железорудный караван стал той последней каплей для гросс-адмирала принца Генриха, после чего он запретил проведение каких-либо наступательных операций на Балтике.

К сожалению, "за недостаточно тщательный контроль за соблюдением подчинёнными нейтралитета Швеции" вице-адмирал В.А. Канин был заменен вице-адмиралом А.И. Непениным.

П.А. Новиков
Tags: Русская армия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments