"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Зачем армии священник? Часть 2


Каким должен быть военный священник

Общаться с военными тоже надо учиться! Поэтому военному священнику очень важно быть не только хорошим священником, молитвенником, но и широко образованным человеком. Не надо ожидать, что когда ты приехал в подразделение и командование построило перед тобой ребят, все тебе сразу станут восторженно внимать с открытым ртом! Иногда так случается со срочниками. А вот когда ты выступаешь перед контрактниками, то получаешь вопросы с такими подковырками!

Тут, конечно, прежде всего надо молиться, чтобы Господь дал разум правильно ответить. И надо обязательно самообразовываться, много читать, чтобы веру не посрамить. Ведь с какой целью эти заковыристые вопросы задаются? Чтобы выставить тебя бараном полным. Ребята, может быть, и от незнания это делают. А бывает бес через них так действует. Но ты должен не только не дать похулить веру, но и попытаться ребят вразумить.

Место священника в боевых порядках

Но начать мне хотелось бы с общего, но очень важного вопроса: где вообще должен находиться священник на войне? Конечно, у меня нет большого личного опыта участия в широкомасштабных боевых действиях. Мои рассуждения – лишь некоторые наброски на основе того практического опыта, который я получил во время войны в Южной Осетии в августе 2008 года и участия в контртеррористической операции на Северном Кавказе. Конечно, делать масштабные выводы на основе этого скромного опыта нельзя. Но что-то полезное из него можно почерпнуть.

Мы помним некоторые фильмы о войнах XVIII–XIX веков, когда священник с крестом в руках увлекает воинов за собой в атаку. Но надо учесть, что война сейчас принципиально другая – совершенно иная мощность оружия и плотность огня. Сейчас никто в атаку толпой, как в кино, не бежит. В современной войне в первую очередь надо уметь маскироваться, метко стрелять и быстро передвигаться. Сейчас если и идут в атаку, то перебегая по очереди и прикрывая друг друга. Очень часто наступление проходит под прикрытием бронетехники.

Может быть, красиво бы смотрелось, если бы священник ехал на боевой машине впереди колонны наших наступающих войск. Но ведь сначала идёт разведка, а только потом сама колонна. Вот впереди разведки или даже в составе разведки священнику точно делать нечего! А в колонне самое ему и место. Он здесь может и ребят духовно укрепить, и выдвинуться куда-то быстро, если где-то будет нужна его помощь.

Следующая ситуация: войска достигли определённого рубежа, закрепились. Это удобный момент для деятельности священника. Командование может определить ему место конкретное, скорее всего поближе к медицине. Вот здесь работа и начинается: обойти подразделения, поддержать, укрепить, помолиться. В Южной Осетии именно так я и делал. Но однажды задумался: а если бы это была крупномасштабная война с постоянными обстрелами? Не знаю, получилось бы у меня действовать так же или не получилось.

Современная война тоже бывает разная. Одно дело, когда священник находится в рядах регулярных войск, ведущих боевые действия с реально существующей линией фронта. А совсем другое, когда он работает в зоне контртеррористических операций, где проводятся в основном антипартизанские действия.

Надо понимать, что война на Кавказе – это не мировая война с линией фронта. Это именно контрпартизанская война. И вероятность встречи с противником для наших ребят не очень велика. Конечно, им приходится и в поиск выходить, и в боевых действиях участвовать. Но можно прослужить всю службу даже в отряде спецназа и не иметь никакого боевого опыта.

Если бы была постоянная линия ведения боевых действий, где перемалывается личный состав, то у каждого, как поётся в известной песне, было бы «до смерти четыре шага». Уверен – религиозность в этом случае была бы на совершенно другом уровне. Но такого сейчас у нас нет.

Представим себе всё-таки, что священник находится в войсках, ведущих боевые действия в местности, где есть линия фронта. Где здесь место священника? Здесь можно вспомнить исторический опыт. Из него следует, что священник – это не солдат, непосредственно ведущий бой. Он и не герой, который должен впереди войск идти в атаку. В современном бою с его очень мощными средствами поражения священнику на переднем крае вообще делать нечего. Специально идти на боевые позиции, чтобы почти гарантированно получить пулю снайпера, батюшке не надо. Не его это дело. Ребята на передовой выполняют боевую задачу. А ты помолись лучше за них в этот момент.

Мало того, даже постоянно находиться в боевых порядках во время боя тоже смысла нет! Батюшка – не только удобная мишень. Во время боя кто-то должен за ним приглядывать и его защищать. Поэтому священник в боевых порядках будет солдатам только мешать.

Бывает, что священник всё-таки попадает в ситуацию, когда вокруг идёт бой. Что ему в этой ситуации делать, чтобы не быть для бойцов обузой? Первое – он может взять на себя заботу о раненых. У священника при себе должны быть

средства перевязки. И перевязывать раненых он обязательно должен уметь. Ещё он может взять на себя доставку раненых в тыл, если это возможно. Второе – это боепитание. Солдатам во время боя очень сложно набивать магазины, это отнимает много времени. Священник вполне может взять на себя организацию пункта боепитания: собирать пустые магазины, снаряжать их и отдавать бойцам. Если бой не скоротечный, когда повоевали-повоевали и разошлись, то батюшка может в тылу организовать обычное питание бойцов. Им ведь некогда, они воюют. А он может разогреть что-то, накормить бойцов или хотя бы просто водой напоить.

Поэтому, обобщая эти доводы, могу точно сказать: наилучшее место для батюшки в бою – в пункте приёма и первичной помощи раненым. Там он может помочь и практическими действиями по оказанию помощи раненым, и своей священнической молитвой. Он ведь может помогать перевязывать раненых и одновременно молиться за них. Любое ранение – это страшный шок. И болевой, и психологический. Часто раненый находится в неадекватном состоянии, не может критически оценивать действительность. И не до всякого человека в такой момент можно достучаться словами. Конечно, он доброе слово может и услышать. А вот то, что в такой критический для человека момент батюшка оказывал ему помощь и молился, не пройдёт бесследно, память об этом останется в сердце человека.

Конечно, никто не отменяет полностью обязанности священника посещать войска, находящиеся на переднем крае. Но лучше это делать не во время боя, отвлекая солдат от выполнения боевой задачи, а во время затишья. Когда есть возможность, надо навестить солдат, сказать им короткое доброе слово, помолиться, перекрестить.

При любых обстоятельствах священник должен чётко следовать элементарному правилу безопасности: не болтаться, где взбредёт в голову. Есть ведь и минная война, и диверсионная война. Да и все перемещения по переднему краю отслеживаются. И ещё надо зарубить себе на носу: из-за твоих неумелых действий могут погибнуть другие люди! И если ты уж отправился на передний край, то идти или ползти туда надо именно так, как военные сказали, а не по своему разумению. Тем более своими самовольными перемещениями ты ни в коем случае не должен демаскировать тех бойцов, к которым ты идёшь, их ведь потом могут накрыть огнём…

Умение передвигаться и маскироваться надо тренировать заранее. Причём это умение касается и полевых, и городских условий. Если ты находишься в городе, где ведутся боевые действия, то не надо ходить и открывать ногой любые двери по дороге. Они могут быть заминированы. Идти в дом можно только после того, как его проверят. На этот счёт есть наставления для солдат о действиях в любой местности. Будь любезен их изучить: там подробно описано, как передвигаться, как маскироваться. И если в определённых

условиях все идут след в след, ты тоже должен научиться так ходить. Иначе есть все шансы вступить в полк вечно живых героев…

Во время перемещений на открытой местности надо постоянно смотреть под ноги и обязательно заранее изучить внешние признаки минирования, чтобы растяжку не снять и не взлететь, куда не нужно. Если хочешь работать с военными – учись, изучай военное дело. От этого напрямую зависит твоя жизнь. И не только твоя. Если ты растяжку снимешь, можешь ведь не только себя подорвать, но и других, что рядом с тобой.

В настоящее время священники действуют на территории проведения контр-террористических операций. Здесь есть свои особенности. Не всегда во время командировки удаётся исполнять намеченный график движения. Ты можешь в любой момент зависнуть где угодно – и по объективным причинам, и по необъективным. У меня так было неоднократно. Надо ехать – а тут «стоп, колёса»! И получается, что в месте, где ты рассчитывал быть один день, тебе приходится ещё остаться на два-три дня. Но это не повод расслабиться. Надо на месте искать себе занятие, чтобы это неожиданно появившееся время провести с пользой. Самое лучшее – потратить это время на личное общение с солдатами и офицерами.

Во время командировки священник обязательно должен рассчитывать свои силы. Нельзя объять необъятное. Группировка ведь на Кавказе очень большая. А ждут тебя практически везде. Но часто бывает так, что просто физически всех не объехать. Поэтому, чтобы достичь тех конкретных целей, которые ты себе поставил, нужно при планировании командировки трезво оценивать свои силы, чтобы не сломаться. Конечно, если приехать только в Ханкалу и там всё время просидеть, можно даже жирок нагулять. Но если ездить по войскам, трудиться, то силы убывают. Ведь в поездках хронически не высыпаешься. Много приходится ходить пешком на дальние заставы. Погодные условия в командировке тоже бывают непростые, быт суровый. Поэтому состояние здоровья должно быть хорошее, чтобы с середины командировки не унесли тебя за руки и за ноги в ближайшую медсанчасть. Перед командировкой обязательно надо задать самому себе вопрос: а полностью ли ты готов, в том числе и физически? Стоит ли вообще ехать?

Ещё есть и третий тип военных действий, когда война ведётся на территории государства террористическими формированиями, базы которых находятся на территории сопредельных государств (так называемая асимметричная война). Мы видим сейчас примеры таких войн на Ближнем Востоке и, особенно, в Сирии. Этот тип боевых действий отличается жесточайшими методами ведения войны, которые направлены в том числе и на мирное население. Гражданскому населению и экономике страны пытаются нанести максимальный ущерб. В такой войне регулярной армии противостоят транснациональные вооружённые формирования боевиков. У этих

формирований очень качественно налажена работа мобилизационных структур, которые трудно разрушить силами регулярной армии.

Такой сценарий может быть реализован и в России, причём на всей её территории. Целью будет, среди прочих, рассредоточение и распыление Вооруженных сил и Внутренних войск по всей стране. При таком развитии событий для священника вероятность оказаться в зоне боевых действий резко возрастает.

При захвате территории боевики в первую очередь уничтожают государственные структуры. Сейчас мы видим это на примере Сирии. Результатом будет тяжёлое положение гражданского населения. И на плечи священника может лечь задача организовать элементарное жизнеобеспечение и медицинское обслуживание ресурсами тех силовых структур, в которых священник служит. Он должен помочь местному населению в самых элементарных вопросах: водоснабжение, подвоз продовольствия.

Кому-то такой сценарий развития событий может показаться невероятным. Но уже известны заявления боевиков с Ближнего Востока о том, что следующей их целью является Россия. Так что надо быть готовыми ко всему.

Сергей Галицкий

#священник #армия #капеллан #ВСРФ #армияРоссии #размышления #вера #православие #военное_дело
Tags: #ВСРФ, #армия, #армияРоссии, #вера, #военное_дело, #капеллан, #православие, #размышления, #священник, Вера и Церковь, Военный отдел, Информация к размышлению и обсуждению
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments