"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Бой у разъезда Энем (фрагмент книги А.Ю. Петухова "Гражданская война на Кубани 1917-1918")


Вечером 18(31) января полковник Филимонов срочно вызвал к себе в атаманский дворец капитана Покровского. Он приехал к атаману вместе со своим начальником штаба В.К. Леонтовичем, который так описал эту встречу: «Атаман нервно шагал по своему кабинету. С негодованием он стал говорить о требованиях большевиков, о собственном бессилии что-либо сделать, предпринять, противопоставить им. Остановившись перед Покровским и голосом, в котором звучал глубокий надрыв, он сказал: «Делайте всё, что только возможно, требуйте от меня всё, что в силах и власти моей, но спасайте положение. Вся надежда только на вас». – Покровский сосредоточенно молчал, ибо ему ещё раньше было понятно, что вооружённая борьба и кровь неизбежны» (Леонтович В.К. Первые бои на Кубани. Мюнхен. Молодая Россия. 1923. С.32).

Посовещавшись, они решили всеми силами встретить красных под Екатеринодаром и дать решительный бой.

Все присутствующие хорошо понимали, что судьба казачьей власти висит на волоске. Вместе с тем, грозный ультиматум новороссийского совдепа включал в себя требование о роспуске добровольческих отрядов и выдаче их организаторов. Было ясно, что всех активистов добровольческих формирований ожидала физическая расправа.

Противник интенсивно готовился к штурму кубанской столицы. Днём 19 января (01 февраля) разведка и группа казаков станицы Северской доносили, что красные накапливают свои силы на станциях Тоннельной, Абинской, Линейной, Ильской, Северской и Георгие-Афипской, которая находилась всего в 12-ти верстах от Екатеринодара.

Сначала считалось, что большевики собрали четыре тысячи штыков при 12-ти орудиях и большом количестве станковых и лёгких пулемётов. Позднее в штабе капитана Покровского численность революционных войск определяли от шести до девяти тысяч человек. Этому числу отряды В.Л. Покровского и П.А. Галаева могли противопоставить всего 600-700 белых бойцов.

Капитан Покровский видел, что при таком неравенстве сил победу можно одержать лишь редким по дерзости, расчётливым, неожиданным манёвром, при наличии удачи и при железном мужестве добровольцев.

Полным ходом шла подготовка к выступлению, когда от сторожевой заставы добровольцев поступило сообщение, что головной отряд красных уже занял разъезд Энем, который располагался в трёх верстах от железнодорожного моста через Кубань. Немногочисленные казачьи части не выдержали нажима революционных войск и оставили последнюю станцию на пути к столице Края. Надо было немедленно занять железнодорожный мост, наиболее удобную оборонительную позицию. Чтобы опередить красных, 20 января (02 февраля) отряд П.А. Галаева численностью около 130* человек выдвинулся к железнодорожному мосту, расположенному всего в пяти верстах к западу от Екатеринодара. Перед головным отрядом стояла задача – преградить путь противнику, и вести пассивную оборону до подхода главных сил белых партизан.

Галаевцы имели 10 станковых пулемётов Максима и четырёхорудийную батарею, которой командовал подполковник Полянский. Он приказал своим артиллеристам срочно запрягать орудия и выдвигаться за ушедшей вперёд пехотой, возглавляемой П.А. Галаевым. Однако добытых разными путями лошадей и упряжи было лишь на два орудия. Лошади эти никогда в упряжи не ходили и поначалу пятились назад. Артиллеристам пришлось первые две версты катить орудия на руках. «Пройдя по шоссе мимо городского сада, – писал Е.В. Полянский, – около железнодорожного моста батарея была встречена большевицки настроенными рабочими завода "Кубаноль", которые отпускали угрожаюшие замечания по нашему адресу, и только присутствие двух пулеметов Льюиса сдерживало их от активных враждебных действий» (Полянский Е.В. Первый бой на Кубани. Журнал «Вестник первопоходника». №16, январь 1963).

Позиция у железнодорожного моста являлась узким открытым дефиле* с железнодорожным полотном. Вдоль него тянулась лента шоссе. Справа и слева простирались непроходимые кубанские плавни, запирая неприятеля в узкости и лишая его возможности обходного манёвра. Дефиле хорошо простреливалось как с фронта, так и с флангов. Весь фронт не превышал пятидесяти шагов.

Накануне дня боя, вечером в 22 часа капитан Покровский построил свой отряд на Бурсаковской улице. На правом фланге встала пехота, левее – пулемётная команда, слева построились артиллеристы. Войсковой атаман прислал подкрепление – сотню добровольцев, стариков казаков станицы Пашковской, под командованием сотника Бохана. Не знакомые со скорострельными винтовками, они вооружились устаревшими «берданками» – вот и всё, что дало добровольцам для решающего боя за свою столицу Кубанское Войско.

Раскатистым эхом по притихшим улицам звучали слова команд, – добровольцы встречали своего командира. Выслушав доклад начальников частей, капитан Покровский приказал окружить его. Коротко обрисовал он тяжёлую обстановку и задачу отряда, завершив свою речь утверждением, что возвращение в город возможно только с победой. После этих слов, отряд двинулся к Владикавказскому вокзалу, где его уже ожидали приготовленные составы. Быстро, слаженно погрузился отряд. Под пронзительные гудки паровозов составы ушли в январскую ночь…

На рассвете 22 января (04 февраля) отряд прибыл к железнодорожному мосту через Кубань. Капитана Покровского с его начальником штаба у штабного вагона встретил войсковой старшина Галаев и доложил о положении дел. По дороге к мосту и у сторожевой будки они обсудили дальнейший план действий.

За мостом находилось укрепление – завалы из шпал, за ними стояли пулемёты, справа и слева от моста расположились редкие стрелковые цепи. У одного из «максимов» виднелась стройная фигура прапорщика Татьяны Бархаш, командира пулемётного взвода. В черкеске и белой папахе, она со знанием дела что-то поправляла у пулемёта. В.К. Леонтович подошёл к ней и в знак уважения, молча, пожал ей руку.

Занятую галаевцами позицию капитан Покровский счёл идеальной. На фронте в пятьдесят метров оборону вполне можно было держать небольшими силами. Вынужденный наступать в лоб по ограниченному плавнями дефиле противник, - отличная компактная цель для пушек и пулемётов добровольцев. Но одной пассивной обороной победы не одержать. После нескольких неудачных лобовых атак, красные обязательно сменили бы тактику. Рано или поздно, получив подкрепление из Новороссийска и обойдя плавни, они взяли бы железнодорожный мост в клещи, атакуя одновременно с фронта и с фланга. Выход один – первыми нанести фланговый удар и захлопнуть связанных боем с галаевцами красных в узком дефиле. К тому же, осведомлённый о малочисленности добровольцев, противник вряд ли ожидал от них активных действий.

В ходе переговоров командиры отрядов решили: пока П.А. Галаев крепко держит оборону у моста, В.Л. Покровский с главными силами выйдет через аул Тахтамукай на высоту хуторов Чернова и ударит в правый фланг и тыл красных. Развернув карту, В.К. Леонтович быстро рассчитал время движения. Атаку с целью овладения разъездом Энем предполагалось начать ровно в полдень.

Во время обсуждения операции подошёл казак с сообщением, что со стороны разъезда Энем пришли с белым флагом два человека. Капитан Покровский приказал доставить их к нему. Одетые в штатское, парламентёры Г.М. Седин и С.П. Стрилько старались держаться уверенно. Выяснив, кто является командиром, один из них сразу обратился к капитану Покровскому. «Тоном митингового заправилы, очевидно для должного на нас впечатления, – свидетельствует В.К. Леонтович, – он назвал себя делегатом ревсовета Новороссийского гарнизона, который уполномочил его и его товарища, в качестве парламентёров, вступить с нами в переговоры о беспрепятственном движении головных частей красной армии в Екатеринодар, признании власти советов и роспуске добровольцев. Воспользовавшись минутным молчанием, он стал распространяться на тему о завоеваниях революции, о мощи и силе революционного пролетариата, его армии и т.д. Покровский прервал его словами: «Я и мои войска рассматриваем вас и вас пославших как бандитов и разбойников и никаких переговоров с вами вести не станем»» (Леонтович В.К. Первые бои на Кубани. Мюнхен, Молодая Россия. 1923. С.38). После этих слов, он распорядился арестовать парламентёров. Они запротестовали, но категоричность ответа быстро сбила их пыл.

Согласно утверждённому плану, добровольцы капитана Покровского выступили к аулу Тахтамукай и к 9 часам подошли к мосту через Афипсис. В свете пасмурного январского утра по узким улицам отряд втянулся в аул. На площади добровольцев встретили старики черкесы. После приветствия, один из них обратился к командиру отряда со словами, что их люди сегодня побывали в Энеме и видели многотысячное войско при большом количестве пушек и пулемётов. Он удивился, что горсть добровольцев надеется одержать победу. Капитан Покровский посчитал, что разговор этот – лишний. Да и что можно было ответить на такой вопрос?.. Энем надо взять – и точка!

Короткий привал в ауле и отряд двинулся дальше. Вскоре замаячили крыши построек хуторов братьев Черновых. Немедленно добровольцы рассыпались в цепи. Вперёд выслали команду разведчиков. Весь отряд наступал в боевой линии - резервов никаких. Через несколько сотен шагов поступило донесение – впереди обнаружен противник. В бинокль хорошо видны вражеские окопы и высокие казачьи бараньи шапки. Цепи быстро двигались вперёд. Со стороны противника – тишина. Капитан Покровский приказал тоже огонь не открывать. Жуткое молчание нарушил вопросительный возглас одного из добровольцев. В ответ из окопов стали подниматься казаки-пластуны. Выражая покорность, они втыкали штыки в землю. С образцовым отданием воинской чести их старший урядник отчётливо доложил капитану Покровскому, что они – две сотни пластунов станицы Георгие-Афипской насильственно мобилизованные большевиками, со своими воевать не собираются и готовы выполнять распоряжения законной казачьей власти.

Капитан Покровский в резких выражениях пристыдил пластунов, распорядился разоружить, и под конвоем взвода стариков сотника Бохана отправил их в тыл, в аул Тахтамукай.

Отдыхать некогда. Совсем близко Энем, где засело несколько тысяч вооружённых до зубов красных с пулемётами и артиллерией. Добровольцы хорошо понимали, что их ожидала слишком неравная схватка. Козырей не много, главные: дерзкий манёвр в обход плавней, быстрота и внезапность атаки, и конечно – доблесть добровольцев.

Цепи вновь быстро двинулись вперёд...

Тем временем, не дождавшись своих парламентёров, командующий красными войсками вчерашний юнкер А.А. Яковлев, которому едва исполнился двадцать один год, и его помощник С.Н. Перов перешли к решительному наступлению. План их действий не отличался оригинальностью. Выдвинув крупные силы от разъезда Энем вдоль железнодорожного полотна, массированными лобовыми атаками они намеревались пробить себе дорогу на Екатеринодар, задавить противника количеством, числом.

У железнодорожного моста через Кубань завязался жаркий бой. На позицию добровольцев войскового старшины Галаева плотными волнами накатывала красная пехота. Галаевцы встретили её убийственным пулемётным огнём десяти своих «максимов» и ружейными залпами. Подполковник Полянский установил свои орудия на полотне железной дороги непосредственно за цепями и пулемётами и тоже открыл беглый огонь по наступающим массам.

Пёстрые революционные войска, состоявшие из частей черноморских матросов, рабочих дружин и сагитированных большевиками солдат, сразу понесли большие потери. Осложнилось управление войсками. Такого сопротивления они никак не ожидали, но отступать не стали и густыми цепями залегли на узком пространстве по обе стороны от железнодорожной насыпи. Плотный огонь галаевцев прижимал красных к земле, и каждый красноармеец пытался найти хоть какое-нибудь укрытие, прячась за трупы убитых товарищей, в случайную выбоину, ямку. Они оказались как на ладони. Даже придорожные вербы были начисто срезаны пулями и шрапнелью. Время от времени революционные войска вновь бросались вперёд, но каждый раз свинцовый дождь останавливал их. Узкий коридор дефиле отлично простреливался. В такой ситуации красные не могли использовать свою главную ставку – многократный численный перевес.

Шли долгие часы жестокого боя. Давно миновал полдень, – время назначенное для штурма Энема отрядом капитана Покровского, а натиск вражеской пехоты не ослабевал. Во второй половине дня красные сменили тактику, прекратив лобовые атаки. Они подтянули пулемёты, и повели прицельный ответный пулемётный и ружейный огонь, стараясь в первую очередь выбивать командиров. Ружейная пуля сразила доблестную пулемётчицу Татьяну Бархаш.

Пасмурный январский день клонился к сумеркам. В пятом часу вечера в сердца добровольцев закралась тревога. Вестей от капитана Покровского не поступало. Встал вопрос – что дальше? В темноте красные могли попытаться обойти плавни, взяв в клещи мост, и тогда позицию не удержать…

«Назад пути не было, – свидетельствовал Е.В. Полянский, – так как местные большевики с рабочими завода "Кубаноль" уничтожили бы отступающую горсть галаевцев; впереди - противник, справа и слева - плавни. Был один выход – сражаться до конца! И каждая попытка противника опрокинуть галаевцев отмечалась новыми сотнями трупов, устилавших узкое пространство боя» (Полянский Е.В. Первый бой на Кубани. Журнал «Вестник первопоходника». №16, январь 1963).

Галаевцы с нетерпением ожидали вестей из Энема…

Вернёмся к описанию действий отряда капитана Покровского. Не задерживаясь у хуторов братьев Черновых, цепи его добровольцев устремились дальше. Резервов никаких – все люди в боевой линии. Вскоре они увидели станционные сооружения, маневры паровозов, дома небольшого посёлка, что теснились вокруг вокзала железнодорожного разъезда.

Фланговый удар добровольцев стал полной неожиданностью для красных. Они открыли беспорядочный огонь по стремительно наступающим цепям, когда те довольно близко подошли к Энему. Капитан Покровский торопился, стремясь использовать фактор внезапности и не дать врагу организовать правильную оборону. Надо было ворваться в посёлок, где красным не выдержать штыкового боя. На левом фланге заговорили восемь «максимов» поручика Морочного. Он скрестил шпаги с красными пулемётчиками, подавляя их огневые точки и внося суматоху во вражескую оборону.

Первые шрапнели рвались слишком высоко и не причиняли добровольцам вреда. Однако следующие выстрелы красных артиллеристов под командованием бывшего поручика Баранова оказались более точными. От снарядов – земля дыбом! Появились первые раненые. Но цепи не ложились, а в полный рост быстрыми перебежками двигались вперёд. Покровцы уже поймали ветер в паруса и огонь красных батарей не мог сдержать их порыв!

Один из снарядов разорвался рядом с В.К. Леонтовичем, отбросив его на несколько шагов и засыпав мёрзлой землёй и камнями, но он тут же поднялся на ноги.

– Помоги ему! Не бросайте! – крикнул он пробегавшему рядом добровольцу, указывая на юнкера с перебитым шрапнелью бедром.

– Не надо, не надо, - запротестовал юноша, пытаясь ползти. - Бросьте меня. Вперёд! Идите вперёд!

На правом фланге грянуло дружное – «ура!» – там добровольцы первыми ворвались в посёлок, и дело дошло до штыка. Стреляли редко. На маленьких улочках у домов и хозяйственных построек, у вокзала и железнодорожной насыпи, закипел ярый рукопашный бой, в котором красные, несмотря на численное превосходство, явно уступали добровольцам. Неорганизованное, очаговое их сопротивление было быстро сломлено. В пылу жестокой схватки добровольцы перекололи многих сдающихся в плен красноармейцев.

«У входа в станционное здание я видел такую сцену, – пишет В.К. Леонтович. – Командир сотни, войсковой старшина Шайтор, обращаясь к бледному молодому человеку, спросил его: «Кто вы такой?» – «Я юнкер Яковлев, командующий…» Сухой револьверный выстрел и командир большевистского отряда юнкер Яковлев, не окончив фразы, свалился с раздробленной головой» (Леонтович В.К. Первые бои на Кубани. Мюнхен. Молодая Россия. 1923. С.42).

Красных охватила паника. Бросая пушки, пулемёты и винтовки, они врассыпную бросились кто куда. Им в спину ударили пулемётные очереди, выкашивая красноармейцев десятками из бегущей по полю и вдоль железнодорожного полотна разношёрстной толпы. Кавалерии для преследования у добровольцев не было, и они пытались достать врага пулей.

На самой станции бой быстро стихал. Добровольцы перекликались, чтобы случайно не задеть своих. Кое-где ещё выкуривали из вагонов и зданий спрятавшихся там большевиков. Вскоре последовала команда прекратить огонь. Подсчитывали убитых, помогали раненым. Несколько человек несли на руках смертельно раненого пулями в грудь и в живот поручика Морочного. Капитан Покровский подошёл к нему – пожал руку и поздравил с победой. Его пулемёты во многом обеспечили успех боевого дня. На глазах у доблестного поручика показались слёзы. Через несколько минут он скончался. Добровольцы знали его, как скромного и честного, отлично знавшего своё дело офицера.

По данным начальника штаба отряда* потери с той и с другой стороны составили: у добровольцев убито 12 человек, ранено – 21, красные потеряли только убитыми до 1000 человек, в том числе погибли их командующий А.А. Яковлев и его помощник С.Н. Перов. Военной добычей добровольцев стали 6 полевых и 18 тяжёлых орудий, 22 пулемёта, около 2000 винтовок, много боеприпасов, несколько составов с обмундированием, снаряжением и провиантом, а так же целый санитарный состав с медицинским персоналом. (Леонтович В.К. Первые бои на Кубани. Мюнхен. Молодая Россия. 1923. С.43-44).

В то же время бой у железнодорожного моста продолжался. Революционные войска не возобновляли лобовые атаки, но вели интенсивный огонь из винтовок и пулемётов. Добровольцы отвечали тем же. Около 18 часов огонь красных стал заметно слабеть и вскоре вовсе прекратился. Е.В. Полянский, ведя наблюдение с крыши железнодорожной будки на правом фланге позиции, заметил у противника сильное движение. Отправленная вперёд разведка обнаружила паническое бегство красных частей. Узнав об исходе боя у себя в тылу, они поняли, что оказались в мешке: справа и слева непроходимые плавни, впереди и сзади - добровольцы. Бросив раненых и пулемёты, они устремились назад в поисках выхода из ловушки.

Артиллеристы подполковника Полянского немедленно взяли в передки* и с орудиями помчались вперёд. Меняя позицию за позицией, они провожали шрапнелью беспорядочно бегущих по шоссе и железнодорожному полотну красных. Преследуя неприятеля, у Энема галаевцы захватили четыре исправных пушки. Когда противник начал отступать, вражеская пуля оборвала жизнь их командира. Так погиб порывистый и бесстрашный войсковой старшина Галаев – душа отряда.

Бежавшие от железнодорожного моста красные частью погибли, частью рассеялись кто куда, однако довольно крупный их отряд нашёл спасительную лазейку и сумел вырваться из мешка, обойдя разъезд с запада. Затем один из уцелевших красных командиров – Алексанкин вывел отряд к станице Георгие-Афипской, расположенной в шести верстах к юго-востоку от Энема.

Стойкость галаевцев у железнодорожного моста через Кубань и искусный манёвр отряда капитана Покровского решили исход боя. Исключительная доблесть добровольцев стала важным слагаемым успеха. В итоге 22 января (04 февраля) добровольцы одержали полную победу. Радость переполняла души покровцев и галаевцев. Всюду на станции можно было видеть сияющие лица со слезами радости. Ведь ещё несколько часов назад многие в Екатеринодаре считали их поход авантюрой или в лучшем случае донкихотством.

После гибели войскового старшины Галаева капитан Покровский принял командование объединённым отрядом белых партизан.

Весть о поражении войск новороссийского военно-революционного комитета под Энемом и гибели их командующего бывшего юнкера А.А. Яковлева мгновенно разнеслась по округе. В Новороссийске крепко призадумались над происходящим. Такого крутого поворота событий революционные власти не ожидали.

Однако не на всех революционных вожаков энемский разгром произвёл отрезвляющее впечатление. «Об условиях, в каких ковалась стихийно победа, свидетельствуют следующие факты, приведенные в воспоминаниях командующего Новороссийским фронтом товарища Бушко-Жук, — пишет советский историк Н.Л. Янчевский. — …первое выступление — бой под Энемом — было горячим и быстрым. Отряды были недостаточно организованы, связь между ними не была обеспечена, не говоря уже о том, что само выступление было преждевременно, так как части 39-й дивизии, которые должны были наступать на Екатеринодар с востока, с выступлением запоздали… По словам Бушко-Жук на все его возражения, что разбить белые части не пустяковое дело, одни ему отвечали: „Революционеры не отступают", другие: „В три счёта расшибем" (Серадзе и Алексанкин)» (Янчевский Н.Л. Гражданская борьба на Северном Кавказе. T.1. Ростов-на-Дону: СЕВКАВКНИГА, 1927. С. 183).

Вечером того же дня наладили телеграфное и железнодорожное сообщение с кубанской столицей. Первым пришёл хорошо подготовленный военными врачами Барановым и Хунцария небольшой санитарный состав, где разместился перевязочный пункт. Затем состав этот увёз в Екатеринодар убитых и раненых добровольцев. Городское самоуправление в изобилии прислало провиант.

Одиночные офицеры, казаки, студенты и юнкера стали стекаться в Энем и записываться в отряд. Кубанские власти убедились на что способны добровольцы. Ближе к ночи 22 января (04 февраля) в распоряжение капитана Покровского поступила первая регулярная казачья часть – сотня гвардейского Кубанского дивизиона – бывший конвой Его Величества под командованием сотника Нагайца.

Андрей Юрьевич Петухов

* Такая численность добровольцев П.А. Галаева указана в воспоминаниях начальника артиллерии отряда Е.В. Полянского (Полянский Е. В. Первый бой на Кубани. Журнал «Вестник первопоходника». №16, январь 1963) – Примечание автора.

* Дефиле (в военном значении) – узкий проход между препятствиями (горами, озёрами, болотами, лесами и т.п.), обычно используемый для пассивной или активной обороны. – Примечание автора.

* В.А. Леонтович не указывает учтены ли в этих данных потери в тот день в бою у железнодорожного моста через Кубань. – Примечание автора.

* Передок (в военном значении) – двухколёсная повозка с дышловой упряжкой, сцепляемая с лафетом и служащая для перевозки артиллерийского орудия и снарядов. – Примечание автора.

#гражданская_война #Кубань #1918год #история #история_России #казачество #казаки #Белые #красные #бой
Tags: #1918год, #Белые, #Кубань, #бой, #гражданская_война, #история, #история_России, #казаки, #казачество, #красные, Белое движение и борьба с большевиками, Военный отдел, История, Книжная полка, По историческим местам, Русская армия, Русская молодежь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments