"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Этот день в военной истории


В ночь с 11 на 12 июня 1999 г. батальон российских десантников совершил марш-бросок на Приштину с базы миротворческих сил в Боснии и Герцеговине в Косово, преодолев более чем 600 км за 7,5 часов, и занял аэропорт «Слатина» раньше войск НАТО.

В январе 1996 года для участия в миротворческой операции многонациональных сил в Боснии и Герцеговине была направлена отдельная бригада ВДВ численностью 1500 человек.

В ночь с 11 на 12 июня 1999 года батальон российских десантников за несколько часов совершил лихой бросок из Боснии в Косово, захватив стратегически важный объект – аэродром Слатина и опередив танковые колонны войск НАТО. После этого в соответствии с резолюцией СБ ООН № 1244, на основании указа Президента России и в соответствии с подписанными Министрами обороны РФ и США 18.06.1999 в Хельсинки «Согласованными пунктами Российского участия в силах КФОР», было принято решение о направлении в Косово воинского контингента ВС РФ численностью 3616 чел.

ВДВ России на территории бывшей Югославии совместно с НАТО участвовали в проведении двух миротворческих операций в Боснии и Герцеговине и в Косово. В БиГ десантники контролировали территорию общей площадью – 1750 км2. Общая протяженность контролируемой линии разъединения сторон – 75 км.Подразделения размещались в 3-х базовых районах.

…Время было смутное – шла подготовка агрессии НАТО против Югославии, затем последовали косовские события. Весной 1999 года натовские бомбардировщики выстраивались в боевые эшелоны для проведения (вдумайтесь в термин!) «гуманитарных бомбардировок» объектов инфраструктуры Большой Сербии прямо над базовым районом российской бригады. До границы всего-то ничего – меньше 30 км.

…Но нельзя сказать, что в этом противостоянии Югославия была обречена. Да, в Белграде методичным ударам подвергались штабы, здания военной и гражданской инфраструктуры, социальные объекты. Крылатые ракеты и «умные» бомбы поражали объекты, помеченные «маячками», расставленными американской агентурой. Но югославская армия не несла тех потерь, на которые рассчитывали в Вашингтоне и Брюсселе. Воинские подразделения сербов успешно маневрировали, использовали маскировку и тепловые ловушки для натовских ракет. Силы ПВО постепенно научились бороться с воздушными целями, сбив «невидимый» F-117 «Cтелс» и пару «Миражей». Армия сохранила костяк и боеспособность… Но методичная информационно-психологическая обработка сербов принесла свои плоды –официальный Белград принял условия ультиматума международного сообщества. Территорию Косово наравне с формированиями албанцев занимали американцы, англичане и их союзники. Требования Москвы включить Россию в формат операции в Косово с целью прекращения геноцида сербского населения игнорировались. В этих условиях в Генштабе ВС РФ и штабе ВДВ было принято авантюрное на первый взгляд и рискованное решение – передовым отрядом в составе отдельного парашютно-десантного батальона совершить семисоткилометровый марш-бросок в самое сердце Косово, опередив начавшие продвижение по сербской территории натовские подразделения, захватить военный аэродром Слатина и обеспечить высадку главных сил российского миротворческого контингента. Показательно, что об этом плане не знал даже президент Ельцин, которому доложат об операции уже после ее завершения. Такая скрытность оправдала себя на все 100% – по крайней мере, прозападное окружение президента России оказалась в полном неведении, не успев представить ему ситуацию в нужном для себя свете и сорвать бросок десантного батальона.

Выглядело это картинкой из другой жизни – цветы на броне, сербские девушки целуют русских солдат, бурное ликование. Батальон российских десантников броском занял позиции на аэродроме Слатина в Косово. Как военные готовились и провели этот марш? С этих вопросов началась беседа с непосредственным участником описываемых событий, командиром российского десантного батальона, выдвинувшегося в Косово, полковником Сергеем Павловым.

- Самолеты НАТО над нашим лагерем выстраивали в боевые порядки и уходили на Белград. Мы по-прежнему патрулировали свою зону ответственности, выполняли миротворческие задачи в рамках предоставленного мандата. Не было даже намека, что можем куда-то двинуться. Но если честно – я предчувствовал. Предчувствие меня часто выручает, не подвело и тогда. Я вдруг ощутил, что грядут события, в которых мы будем активными участниками, хотя лично мне до замены оставалось два месяца.

Обычно в этот период любой командир не особо усердствует в службе. А у меня как раз наоборот. Народ говорил: «Что это на комбата нашло, ведь ему уже пора расслабиться и готовиться к ротации?»

В мае мы завершали перевод техники на летний период эксплуатации. К этому вопросу я подошел очень серьезно и жестко спрашивал с подчиненных, делая акцент на качество перевода. В конечном итоге именно это стало гарантом успеха.

На подготовку к маршу в 700 км нам выделили всего 8 часов! Более жестких временных рамок на моей памяти ни у кого не было, даже в ВДВ. Способен ли кто-нибудь повторить то, что удалось нам тогда? Большой вопрос. Я не уверен.

Той ночью нам пришлось снимать три поста. Люди находились далеко в горах, связь хромала. Пока передали, пока продублировали, пока нас правильно поняли и мы собрали всех, ушло время. Людям передалось ощущение того, что готовится что-то серьезное. Напряжение было всеобщим, но чтобы боялись, я не видел.

… Пришло время «Ч» и наша колонна пришла в движение… Когда был отдан боевой приказ, мы поняли, что уже через час о нас узнает весь мир. Представляете наши ощущения? Как отнесется к этому страна, которая стоит на коленях? Не дай Бог, будет неуспех… Мы не боялись за себя, за свою шкуру. Было ощущение огромной ответственности, потому что оправдания потом не будет. Как смотреть людям в глаза – почему не сделал, не выполнил? И всегда боишься за людей. Не дай Бог…

Марш прошел без потерь. Люди потом поняли, что моя строгость дала свои плоды – в ходе марша не вышла из строя ни одна единица техники Задача была выполнена. А ведь мне ставили в вину излишнюю жесткость и требовательность, говорили, что можно было бы и помягче. Правда оказалась на моей стороне. Сейчас я сплю спокойно, зная, что ни одна мать, ни одна жена не проклинает меня… Мы всех довели без потерь, задачу выполнили без боестолкновений. Тогда я перекрестился и сказал: «Слава Богу, все живы».

- Была ли опасность на маршруте? Как разворачивались события?

- Наш проход обеспечили на высоком уровне. Так что мы никогда не говорим, что все сделали я и генерал Рыбкин. Решение приняли наверху, а мы лишь качественно исполнили. Мы практически «пролетали» сербские городки. Полицейские патрули и пограничники обеспечили «зеленый коридор». Нас вели, разведка сработала на пять баллов.

Я предполагал, что что-то будет. Час-два-три прошло, и кто-то мог очухаться, натовцы могли высадить десант посадочным способом. Что им стоит? Ведь нам противостояла огромная махина НАТО. Конечно, мы готовились к неожиданностям, вплоть до боестолкновений. У нас был полный боекомплект. Но расчет был на внезапность – двинулись в воскресенье прямо по автобану, хотя знаю, что рассматривался вариант движения по горам. Мы «летели» по дороге. Потом я узнал, что американским командованием было принято решение высадить рейнджеров, организовать засаду и задержать нас любым способом. Якобы, у них на борту самолета ВТА с группой захвата оторвался какой-то баллон, , поранил кого-то, и эта затея сорвалась. Может, у них хватило ума не доводить дело до боестолкновений. Но нам-то было не очень весело.

- Когда вошли в Косово, с чем и кем столкнулись?

- В 1.00-1.30 ночи прошли Приштину – все население на улицах. Они нас немного задержали. Когда были за городом, прозвучал грозный звонок из Москвы. Колонну остановили. Генерал Рыбкин с кем-то долго разговаривал по телефону, потом мы убедили его, что надо еще пройти шесть километров и завершить выполнение задачи.

Мы должны были занять аэродром к 5.00 утра. К этому времени его должны были оставить подразделения сербских ВС и подойти английская бригада. Мы опередили ее на полтора часа. Разведчики доложили, что на подходе подразделения Армии освобождения Косово (АОК). Мы успели занять позиции и были готовы к бою. Захватили взлетную полосу, блокировали ее бронетранспортерами, разминировали основные пути подхода, перекрыли шоссе на Македонию, оборудовали позиции по периметру. Окопы и капониры для бронетехники рыли в скальном грунте трое суток.

…Через полтора часа как расположились, с одного из постов доложили, что подошла английская разведка. Англичане остановились в пределах видимости и просто «обалдели», увидев наших десантников. Подъехал английский генерал, поговорили на «эсперанто» - ломаном английском. «Кто вы такие? Что вы тут делаете? Здесь должны быть мы», - услышал примерно такие слова. Пришлось отвечать, что они опоздали, что здесь – позиции русского десанта. Генерала проводили в штаб к нашему генералу. Столкновений не было…

- Сергей Евгеньевич, вопрос по существу – что батальон ВДВ делал в Косово?

- Югославию бомбили, в НАТО силой решали проблему Косово и Метохии – спорной территории с межнациональным и межрелигиозным конфликтом. Не мне давать политическую оценку, прав Милошевич, когда ввел туда войска, или нет, и кто кого начал резать. Политики и историки разберутся. Но Запад действовал здесь, демонстративно игнорируя Россию. Черномырдин сутками заседал с Олбрайт, но в итоге Косово стали делить на зоны ответственности без России.

Тогда и было принято решение зайти в Косово самостоятельно. Наш батальон был передовым отрядом – воинским формированием, которое захватывает рубеж, участок местности, район и обеспечивает подход главных сил. Мы должны были обеспечивать высадку наших главных сил на аэродром. Правда, по ряду причин десант не высадился, и российский миротворческий контингент прибыл другим путем. Главное, что нам удалось – Россия приняла участие в судьбе косовских сербов. Первоначально этого было достаточно, чтобы не допустить геноцида, который там творили албанцы. В этом и заключалась наша миссия. Что произошло потом, хорошо известно, но не нам судить. Я, во всяком случае, не хочу давать политических оценок. А как человеку мне очень горько… Сейчас, 14 лет спустя, мы общаемся с сербами, и они преподносят нам урок патриотизма, любви к своей земле народу, любви к России.

- Что происходило в Косово в те дни?

- Мы видели, что творила Армия освобождения Косово. Они жгли и взрывали православные храмы, вырезали сербов. На аэродром не совались – знали, что получат отпор. А на молочный завод в Приштине неоднократно пытались проникнуть, устраивали провокации. Мы взяли под охрану эту территорию, тем самым многих сербов спасли от расправы. Албанцы демонстрировали оскорбительные жесты, захватывали сербов, приставляли нож к горлу и у нас на глазах пытались резать. А огонь открывать мы не имели права. Солдаты выбегали, становились живым щитом, оттаскивали, отводили людей. Все это делалось под видеокамерами. Чистой воды провокации…

- Правда, ли что тогда достаточно было нескольких выстрелов, чтобы ситуация взорвалась?

- Во-первых, то, что к нам подошли англичане, стало сдерживающим фактором. Наши военачальники поступили мудро – запустили их на аэродром, дали им место для ночлега. Но в наш адрес постоянно звучали угрозы.

Мы получали разведданные, с каких направлений ждать нападения, как могли, маскировались, ограничили всякое передвижение, нас предупреждали, что действуют албанские снайперы, что поставлена задача взять наших десантников в плен, убить, зарезать, о чем нас лично предупредил начальник Генерального Штаба генерал Квашнин. Но кому-то хватило разума не полезть. Мы организовали круглосуточное боевое дежурство.

Солдаты – молодцы, никакого разгильдяйства или расслабленности. Люди действительно были готовы. У нас были опытные контрактники, хорошие офицеры.

Когда морем и по воздуху стали прибывать наши главные силы, стало гораздо проще, напряженность спала. Нас хорошенько усилии. Мы встречали войска, отправляли по секторам, а сами несли службу на аэродроме.

Марш на Косово мне снится, и будет сниться до конца моих дней. Я продолжаю командовать по ночам… Сделали мы в принципе всё правильно – выполнили задачу, сберегли людей и технику...

Комбат Сергей Павлов – человек старой закалки, воспитан, корректен и немногословен. Ныне он преподает в Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище имени генерала армии В.Ф.Маргелова. Курсанты часто просят его рассказать о том марше.

…Безусловно стремительный марш-бросок ВДВ на Приштину в июне 1999 года с полным основанием можно назвать маленькой победой России. И обеспечили ее не кабинетные успехи дипломатии и даже не волевые удары кулаком по столу, а простой комбат десантного батальона и его подчиненные.
Правда, как часто бывает в таких случаях, у победы всегда много отцов, а поражение – сирота. С удивлением в ВДВ позже узнали о многих «героях» этого легендарного марша, которые в нем или не участвовали вообще, или имели, мягко говоря, весьма и весьма косвенное отношение. Некоторые из них до сих заседают в Госдуме, занимают посты в исполнительных органах власти. Хотя справедливости ради стоит отметить, что манера лепить липовых «героев» пошла от дотошных до «сенсаций» СМИ, зачастую не утруждающих себя тем, чтобы установить и донести до людей правду.

Говорят, по случаю успешной операции по занятию десантниками аэродрома в Слатине было выпущено три золотых медали. Якобы, наградили ими политиков и важных начальников. «Десантникам золота не нужно, - уверили меня в Союзе десантников России». – Но все бойцы и офицеры, принимавшие участие в событиях 14-летней давности, должны быть отмечены государством». Но даже обычных памятных медалей досталось не всем.

Для ветеранов тех событий это просто приятная мелочь, о которой, возможно, даже вспоминают только раз в год, надевая награды на торжественных мероприятиях. У десантников не принято бравировать наградами. Но если командование прикажет прибыть при орденах – видели бы вы этот иконостас! И все жё…

Но это только одна сторона медали. Другой стороной является то, что отважный, по-русски удалой бросок десанта оказался совершенно не поддержанным в политической плоскости. Да, российский миротворческий контингент еще несколько лет исправно нес службу, в Боснии и Косово, олицетворяя собой образец исполнения миротворческой миссии.

Но факты упрямая вещь – косовские сербы потеряли Родину. Те несколько десятков тысяч, что остались в крае, до сих пор пишут письма в Кремль с просьбой принять их в российское гражданство, потому что от них отвернулись в Белграде. В Косово разграблены десятки православных монастырей, разрушены и сожжены сотни храмов. Население в большинстве своем покинуло те места. А Россия со всей ее ширью и обилием ресурсов не смогла противостоять этому валу, не смогла стать преградой на пути несправедливости и откровенного зла. Хотя еще в конце 1999 года командование российской бригады, дислоцировавшейся в Боснии и Герцеговине, информировало Москву о благоприятном моменте для создания на Балканах российских военных баз. Этот призыв так и не был услышан, а история, как известно, не терпит сослагательного наклонения…

«…Россию планомерно выдавили с Балкан. По разным причинам. Многолетние усилия российских миротворцев – впустую. Балканы переориентировались на сытую Европу, заигрывают с США. В преддверии натовской агрессии сербы любили повторять: «Нас с Россией 200 миллионов, мы – братушки»…, - вот мнение одного из офицеров-десантников миротворческого контингента. - Мы никогда не забудем, как встречали нас сербы. Так во вторую мировую русских встречала освобожденная от фашистов Европа. Такое не забывается, никогда... Недавно прочитал комментарий в Интернете: «Мы тогда утерли нос НАТО. Они реально испугались, но как всегда – нас предали... Свои же предали. Военных предали, сербов… И поэтому нас не уважают…». Осознавать, что доля правды в этом есть – обидно и горько. Но это не наша вина. Мы сделали все, что могли. А за державу все равно обидно, очень. До сих пор...»

Юрий Котенок

#история #дата #память #приштина #Сербия #косово #югославия #война #десант #вдв #нато
Tags: #Сербия, #вдв, #война, #дата, #десант, #история, #косово, #нато, #память, #приштина, #югославия, Военный отдел, Информация к размышлению и обсуждению, История, По историческим местам
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments