"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Мятежный генерал. Часть 4

Начало двадцатого века Корнилов встречает в Кашгарии, в самом центре “Большой игры”, как называли противостояние между Великобританией и Россией за преобладание в Азии.

Кашгария, общее название шести городов в Восточном Туркестане, относилась в то время к Син-Цзянской провинции Китайской империи. На севере она граничила с Урумчийской и Илийской областями той же провинции и с российской Семиреченской областью. На западе - с Ферганой, «русскими Памирами» и афганским Ваханом. На юге - с подконтрольными англичанам Канджутом, Кашмиром и китайским Тибетом, а на востоке - с Ансийским и Кунятуффанским округами той же китайской Син-Цзянской провинции. Именно это важнейшее геостратегическое положение Кашгарии, лежавшей на пересечении древних караванных маршрутов Великого шелкового пути, и послужило причиной многолетнего англо-русского соперничества.

Должность, которую должен был занять Лавр Георгиевич, официально называлась офицер Генерального штаба при российском консульстве. Кроме негласных разведывательных задач Корнилову вменялись обязанности начальника консульского конвоя. В его подчинении находилась полусотня казаков Оренбургского казачьего полка.

Российское консульство в Кашгаре

Российское консульство в Син-Цзянской провинции было открыто в 1882 году в соответствии с Санкт-Петербургским договором, заключенным между Россией и Китаем о границе и торговле в Западном Китае. Идея же об учреждении русского дипломатического представительства в Кашгаре принадлежит туркестанскому генерал-губернатору Константину Петровичу фон Кауфману, который дважды (в 1868 и 1875 году) посылал подполковника Павла Яковлевича Рейнталя в Кашгар с дипломатическими поручениями. Первым русским консулом там стал Николай Фёдорович Петровский, с которым и пришлось работать капитану Корнилову.

Николай Фёдорович Петровский

Как я уже писал, в качестве помощников к Корнилову были прикомандированы: подпоручик 3-го Туркестанского стрелкового батальона Вячеслав Евгеньевич Кириллов, на которого возлагалось руководство почтовым сообщением между Кашгаром и Ферганской областью, и начальник Ташкурганского поста (учрежденного, кстати, Корниловым) поручик Бабушкин – выпускник Ташкентской офицерской школы восточных языков.

Время прибытия группы Корнилова в Кашгар совпало с периодом активного изучения этой страны европейскими исследователями, в частности такими известными учёными как шведский географ Свен Гедин и британский археолог Марк Стайн. Следует отметить, что российский консул оказывал большое содействие не только российским, но и иностранным путешественникам.

Экспедиция Свена Гедина у российского консульства в Кашгаре

Корнилов, сразу по прибытию, развивает активную деятельность - знакомится с китайскими чиновниками, торговцами и предпринимателями, налаживает агентурную сеть, много ездит по стране. Совершенно понятно, что деятельность русского офицера тотчас попадает в поле зрения, как китайских властей, так и английской разведки. Британский консул Джордж Маккартни, один из главных персонажей “Большой игры”, регулярно информировал штаб своей армии о передвижениях Корнилова.

Первым результатом работы капитана Генштаба было составление схемы почтового сообщения между Ошем и Памиром. Кроме того, Лавр Георгиевич регулярно передавал важную информацию, содержащую сведения о положении дел в Кашгарии. Для этого не один раз под видом купца он проникал в самые отдаленные места области. Итогом стала монография «Кашгария, или Восточный Туркестан. Опыт военно-стратегического описания», которая была издана в Ташкенте в 1903 году. Это исследование до сих пор считается одним из наиболее полных описаний этой территории.

Второго ноября 1899 года в Китае вспыхнуло восстание против иностранного вмешательства в экономику, внутреннюю политику и религиозную жизнь страны, известное в истории как “ Ихэтуаньское” или “Боксёрское”. Местное население под влиянием слухов о волнениях, докатившихся и до Кашгара, собиралось разгромить иностранные консульства. Корнилов, получив эту информацию от своей агентуры, написал рапорт окружному генерал-квартирмейстеру о необходимости ввести русские войска и подавить малейшие беспорядки. Он предложил подробный план войсковой операции. Однако российские власти только отказались от этого. В характере Корнилова была изрядная доля авантюризма. Вероятно, это и определило его жизненный путь от “Бонапарта несостоятельного” до “Бонапарта несостоявшегося”.

Китайский Туркестан был практически неизвестен русскому командованию. Чтобы стереть это бело пятно с военных карт Генерального штаба, капитан Корнилов во главе отряда из семи человек, “под именем члена Императорского географического общества, путешествующего с целью исследования некоторых научных вопросов”, совершает беспрецедентную по длительности экспедицию.

Смелый отряд скитался по неприступным районам Тянь-Шаня, горам, пустыням и оазисам, вдоль границ Ферганы, Семиречья, Индии и Тибета.

День за днём, в нестерпимый зной, под обжигающим ветром продвигался маленький караван, возглавляемый “сухощавым крепким человеком”. Инструкции, полученные капитаном, гласили: “сбор точных и обстоятельных сведений военно-политического характера о Кашгарии вообще и Сарыколе в частности, а равно сбор тех же сведений о всех сопредельных с Кашгарией странах, причем обратить особое внимание на деятельность везде там англичан и других”.

Для разведчиков мелочей не было, их интересовало буквально всё: глинобитные крепости и хорошо укрепленные города, комплектование и организация вооруженных сил, базары, магазины и санитарные части, дороги и тропы, фауна и флора. В общем, всё. В этой экспедиции Корнилов продолжает совершенствоваться в местных языках и наречиях.

В итоге, за восемнадцать месяцев странствий, были составлены карты перевалов Куень-Луньской горной системы, исследованы дороги, прилегающие к Тянь-Шаню и системы сообщений Восточного Туркестана с внутренним Китаем. Была обследована песчаная степь между Яркентом и Янги-Гассаром, почти лишенная воды и живности.

В середине 1901 года, завершив тяжелейшую экспедицию, разведывательная группа возвращается в Ташкент. Как я уже писал, главным итогом командировки Корнилова стала подготовленная и вышедшая в 1903 году книга “Кашгария или Восточный Туркестан”, принесшая автору заслуженный успех. Работа эта, напечатанная в типографии Туркестанского военного округа, кроме чисто военного значения, явилась существенным вкладом в географию и этнографию Восточного Туркестана.


Книга Корнилова, что немаловажно, была высоко “оценена” и британскими специалистами. Крупнейший исследователь жизни Корнилова, Михаил Казбекович Басханов пишет, что, «работая в фондах лондонской библиотеке “India Office Library and Records”, удалось установить, что картографический материал к британскому изданию “Военный отчет по Кашгарии” (1907) представляет собой сопровождаемые английским текстом планы городов и укреплений Восточного Туркестана, снятые на местности капитаном Корниловым и подпоручиком Кирилловым и опубликованные в работе Л.Г. Корнилова”.

Назад в Кашгар, Корнилов не возвращается по причине случившегося конфликта между офицером разведки и консулом. Петровский обвинил Корнилова в нарушениях при составлении отчётности, а также о предоставлении им недостоверных сведений. Это, по сути, был упрёк в непрофессионализме, что особенно возмутило Лавра Георгиевича. Сегодня, судить о том, кто был прав, не представляется возможным. Консул имел солидный опыт разведывательной работы, но Корнилов упрямо доказывал правильность собственных методов. Тем не менее, в штабе округа встали на сторону Петровского, и Корнилову было указано «улучшить сбор и проверку сведений о Кашгарии и всеми сведениями политического характера обязательно делиться с консулом».

Корнилов, однако, был чрезвычайно упрям и не терпел попыток “учить” его там, где он сознавал себя профессионалом – ещё одна, не самая лучшая, черта характера Лавра Георгиевича. Обидевшись, он подаёт рапорт о невозможности совместной работы с консулом Петровским.

Несмотря на этот инцидент командующий Туркестанским округом, генерал Николай Александрович Иванов достойно оценил работу Корнилова.

Вернувшись в Ташкент, тот получает свой первый орден – Станислава 3-й степени, чин подполковника и должность штаб-офицера для поручений при штабе округа.

Орден св. Владимира

Триумф Корнилова был полным, несколько портила этот праздник начавшаяся болезнь глаз. Сказалось длительное действие яркого горного солнца и лёссовой пыли.

Но ничто не могло остановить Корнилова в выбранном им поприще. В том же 1901 году он получает очередное задание, и вместе с двумя казаками и двумя туркменами отправляется в новую командировку.

На сей раз путь разведчика лежал в Восточную Персию, в малоизведанные провинции Хоросан и Сеистан.

Продолжение следует...

В. Фетисов

#Корнилов #историяРоссии #СредняяАзия #разведка #рекогносцировка #служба #Афганистан #Китай #экспедиция #большаяигра #исследование #география
Tags: #Афганистан, #Китай, #Корнилов, #СредняяАзия, #большаяигра, #география, #исследование, #историяРоссии, #разведка, #рекогносцировка, #служба, #экспедиция, Военный отдел, Государство Российское, История, По историческим местам, Русская армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments