?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Мильнер остался великим проконсулом. Должность проконсула, в отличие от консульской, в Древнем Риме была неизбираемой и потому более подходила для закулисного короля Альфреда Мильнера, не терпевшего глупых фарсов избирательных кампаний. Первое поражение на выборах он потерпел в 1885 г., не удовлетворяла его и журналистика, поскольку оба – депутат и журналист, управляемые фигуры, а он желал быть самостоятельным политиком. Для этого более походил масонского типа «Круглый стол», а не Палата общин.

«Мильнеру недоставало народной поддержки», пишет о нём английский историк, называющий его «бывший африканский проконсул» [К. Роуз «Король Георг V» М.: АСТ, 2005, с.329, 341].

Кеннет Роуз совершенно не рассматривает закулисное политическое влияние Мильнера. Историки же, которые специально им занимались, предпочитали называть его проконсулом не в прошедшем времени. Действительно, «Мильнер был чужд той восприимчивости к «мнению улицы», которая так характерна была для Ллойд Джорджа» (Лемин). Историк H. Cumming сохраняет проконсульский титул Мильнера вне Африки: «великие колониальные проконсулы типа лорда Мильнера смотрели на сохранение турецкой независимости как на средство избавления Англии от дополнительного военного и финансового бремени, связанного с непосредственным контролем над этой территорией».

Как считают исследователи международных отношений, англичане могут считаться такими же создателями Лиги Наций, как и Вильсон: это Ллойд Джордж, Мильнер, Бонар Лоу, Смэтс, Сесиль.

Мильнер по-прежнему будет вершить политические судьбы на огромных континентах: это будет управление Египтом и Месопотамией, создание Лиги Наций, а самое преступное – проведение Февральской революции и дальнейшее управление ходом Гражданской войны в России – от берегов Чёрного моря до Владивостока.

Развязывание мировой войны Британией можно усмотреть в подталкивании Германии против России. У немецких политиков «создавалось впечатление, что с весны 1913 г. позиции Великобритании и Германии неуклонно сближались» [О.Р. Айрапетов «Участие Российской империи в Первой мировой войне. 1914» М.: КДУ, 2014, Т.1, с.28].

Это учитывалось, когда принимали решение о войне с Российской Империей.

В начале ХХ века в Германии Кайзер и военные круги были за привлечение России к антианглийскому союзу. Другой крупной группировкой называют банкиров и промышленных магнатов, они – за союз с Англией [А.С. Аветян «Русско-германские дипломатические отношения накануне первой мировой войны 1910-1914» М.: Наука, 1985, с.31-32].

В продолжение темы о вымышленных заговорах приходится отметить наличие в современных бездумно-компилятивных непрофессиональных публикациях безответственных рассуждений о том, будто Первая мировая война никак не могла бы начаться при живом Столыпине, так что «скорее всего, убийство П.А. Столыпина было наиболее выгодно Англии». Объявляя несостоятельной версию о Д. Богрове-одиночке, такие сочинители не в состоянии указать на реальный английский след. Повторение записей белоэмигранта Ю.Р. Ларикова о 9-й степени масонства Л.Д. Троцкого и о его встрече с Богровым в утро убийство Столыпина показывает такую же бестолковую бессмысленность написанного, как и в случае с характеристиками составов Императорского правительства [С.А. Сафронов «П.А. Столыпин: реформатор на фоне аграрной реформы» Красноярск: СФУ, 2015, Т.2, с.450-452].

Неразборчивый компилятор в два счёта мог бы проверить нахождение Л.Д. Троцкого в Иене, где он выступал на социал-демократическом съезде, когда поступило телеграфное сообщение о покушении на Столыпина в Киеве [Л.Д. Троцкий «Моя жизнь» М.: Панорама, 1991, с.213].

Воспоминания подтверждаются биографическими исследованиями: в августе 1911 г. в Берне он участвовал в совещании заграничного бюро ЦК меньшевиков. Троцкий из эмиграции с августа 1908 г. лишь присылал статьи для легальной газеты «Киевская мысль». После побега из ссылки он не посещал Российскую Империю [Г.И. Чернявский «Лев Троцкий» М.: Молодая гвардия, 2010, с.133, 145].

Однако поскольку методом всей современной апологетической «школы», будь то культ 9 мая или культ Столыпина, является некритическое цитирование всего годного для пропаганды, то утруждением проверками данных такие переписчики себя не нагружают.

Некоторые из легенд распространяли изустно в СССР. 31 октября 1986 г. Д.А. Жуков пытался втолковать Н.Я. Эйдельману про 1200 тыс. неизвестной валюты, отданных американскими евреями на убийство Столыпина, и что масоны в феврале 1917 г. отослали на фронт пекарей [«Дневники Натана Эйдельмана» М.: Материк, 2003, с.355].

Ни один из масонов перед переворотом не имел власти для такого распоряжения, и легенда не подтверждается никакими данными. Этот же Дмитрий Жуков поддерживал другие лживые революционные легенды, о чём указано в статье «Смерть Столыпина» http://stzverev.ru/archives/281.

И.Б. Орлов, д.и.н. из ВШЭ, говорит о намеренном развязывании Первой мировой войны для завоевания мирового господства, однако он «не готов искать конкретных виновников – Ротшильда, Рокфеллера, или кто за этим стоит, масоны, не масоны» [«Россия в Великой войне» М.: Издание Государственной Думы, 2014, с.98].

Теперь, когда такой взгляд получил достаточно широкое распространение, следует двигаться дальше и не удовлетворяться пропагандистскими декларациями.

С Ротшильдами Ллойд Джордж сначала конфликтовал, Ротшильд оспаривал его проект пенсии престарелым в 1909 г., однако в пору войны он позвал главу «великого дома» в министерство финансов и предложил забыть старые несогласия [Д. Ллойд Джордж «Военные мемуары» М.: Соцэкгиз, 1934, Т.I-II, с.104].

Та же разительная перемена произошла с Ллойд Джорджем и Черчиллем с их уходом в услужение еврейству после обличений Мильнера и еврейских создателей Бурской войны.

Не менее значимыми, чем связи с Ротшильдами, оказываются контакты Мильнера с их крупнейшим конкурентом – Морганом. Выпускник Оксфорда Клинтон Доукинс в 1895 г. работал помощником Мильнера в Египте и пользовался его покровительством в дальнейшем. Именно он вместо ожидаемого назначения консультантом вице-короля Индии Керзона в марте 1900 г. получил пост главы представительства Моргана в Лондоне. Доукинс не знал банковского дела и был назначен благодаря своим политическим связям. Как пишет благожелательный биограф Д.П. Моргана, Доукинс «остался по-прежнему предан Мильнеру», «он надеялся оплатить политическую карьеру себе и Мильнеру из своих доходов как банкира». В Южную Африку А. Мильнеру Доукинс присылал глобальные аналитические прогнозы: «Морган и его клан в США пользуются много большим влиянием, чем Ротшильды в Европе», немного уступая в размере капитала, но превосходя в потенциале. Весной 1902 г. с неудовольствием отмечал для Мильнера относительный упадок Англии при надвигающейся американской экономической угрозе. По дальнейшим отчётам Доукинса и согласно его настойчивым ходатайствам, правительство Д. Чемберлена не пошло на конфликт с Морганом и одобрило образование англо-американского треста «международный торговый флот» [Д. Строус «Морган» М.: АСТ, 2002, с.516-517, 523, 606-622].

В свою очередь, Морган финансировал войну Мильнера. С 1900 г. банк Моргана предоставлял английскому правительству крупные займы в 15, 28, 100 и 80 млн. долларов. Оружие для войны с бурами англичане также получали через Моргана [В.С. Зорин «Некоронованные короли Америки» М.: Политиздат, 1968, с.25].

Мнения о том, что за любой крупной войной стояли Ротшильды довольно старое. Помимо того, что его высказывал Хьюстон Чемберлен в «Основах девятнадцатого столетия», «трезвый и надёжный историк» Гобсон в 1905 г. считал: «неужели кто-то всерьёз полагает, что какое-либо европейское государство может начать большую войну или что может быть выпущен крупный государственный заем, если дом Ротшильдов и связанные с ним люди будут против этого». Ханна Арендт считает это суждение ошибочным, однако у неё нет достаточных данных, что ясно из другого замечания: «это семейство не допускало ни одного учёного для работы в своих архивах» [Х. Арендт «Истоки тоталитаризма» М.: ЦентрКом, 1996, с.62, 66].

Представления о масонском влиянии на мировую политику, изображённые в романах П.Н. Краснова, согласуются с довольно широким кругом источников.

В Германии известный будущий антифашист писатель Томас Манн считал: «историки ещё продемонстрируют нам, какую роль в духовной подготовке и действительном развязывании мировой войны, войны «цивилизации» против Германии, сыграли интернациональное масонство и всемирные ложи вольных каменщиков» [Т. Манн «Путь на Волшебную гору» М.: Вагриус, 2008, с.43].

Австрийские и католические политики венгерское государство видели в руках кальвинистов «и франкмасонов» [Т.Г. Масарик «Мировая революция» Прага, 1927, Т.2, с.184].

Во Франции «атакуемый франкмасонством католицизм превратился в сильнейшего союзника групп, свергнутых в 1789 году». В Турции по-прежнему остающийся весьма авторитетным левый историк видел то же перед 1914 г.: «действовавший за кулисами сэр Базиль Захаров появился на арене. Таинственная сила, которой он обладал, была так велика, что русские вынуждены волей-неволей сдержать своё недовольство по поводу увеличения турецкой военной мощи» [Георг Хальгартен «Империализм до 1914 года» М.: ИЛ, 1961, с.537, 624].

Про масонов младотурков П.Н. Милюков писал в 1915 г., что их революция временно свергла влияние Германии в Константинополе, хотя и немецкое золото, по частным данным лидеров партии к.-д., продолжало течь в Турцию, и она выступила в союзе против России [«Великая война» М.: Книжный Клуб Книговек, 2014, Т.1, с.27, Т.2, с.107].

Я. Корчак в 1920-е выражал недовольство популярностью представлений о масонском всемогуществе в Польше: «всё – от них. Война – масоны. Доллар – масоны. Какой-нибудь, знаете, казус – масоны» [И. Ольчак-Роникер «Корчак. Опыт биографии» М.: Текст, 2015, с.355].

В России в сентябре 1903 г. директор Департамента Полиции А.А. Лопухин о результатах проведённого им исследования еврейской истории (довольно сдержанного и скорее просионистского), пишет, что в масонстве «главную роль играют всё-таки евреи, страшно нам как сила не действующая, а оказывающая поддержку, от него по всей вероятности, у революционеров деньги» [Б.П. Козьмин «С.В. Зубатов и его корреспонденты» М.-Л.: Госиздат, 1928, с.39].

Это писал Лопухин, которого на пару с С.Д. Урусовым современные историки называют либеральными диссидентами во власти времён Империи.

1 июня 1906 г. на секретном совещании Совета Министров П.М. Кауфман, министр народного просвещения в кабинете И.Л. Горемыкина, говорил, что настоящая революция – часть единого процесса с 1789, 1830, 1848 годов, управляемого еврейским союзом и масонской организацией для подчинения России, наряду с другими народами, «верховенству еврейского синдиката капиталистов» [А.П. Бородин «Пётр Николаевич Дурново. Русский Нострадамус» М.: Алгоритм, 2013, с.272].

Представления о таком синдикате трудно доказуемы, но есть убедительные данные, позволяющие связать саму возможность проведения февральского переворота 1917 г., как она описана в книге «Генерал Краснов. Информационная война», с типовыми заговорщическими усилиями британских колониальных проконсулов. В случае с восстанием арабов летом 1916 г. даже при отсутствии прямых указаний на организацию сего действа Альфредом Мильнером, стоит просто сравнить ход событий при антитурецком арабском движении и схему британского и масонского заговоров в России (при полугодовой разнице во времени).

Итак: «Англия была связана тайными соглашениями с арабами. Переговоры с шерифом Геджаса – Гуссейном велись в течение 1915-1916 гг. Речь шла об организации восстания против турок. Мобилизации арабских племён и использованию национального движения арабов английское правительство придавало исключительно важное значение».

Причём, не желая делать ставки только на одну лошадь, «англичане вели переговоры сразу по двум линиям»: с эмиром Неджда и эмиром Геджаса. «Летом 1916 г. под непосредственным руководством известного английского агента полковника Лоуренса началось восстание арабов против турок».

Обоим эмирам англичане обещали одни и те же области Аравии, оба получали деньги от британских ведомств: по 5 тыс. ф. ст. в месяц.

Между ними потом начался военный конфликт, выгодный для укрепления влияния Британии [И.М. Лемин «Внешняя политика Великобритании от Версаля до Локарно. 1919-1925» М.: Госполитиздат, 1947, с.67, 79, 179-181, 321].

А теперь схема заговора в России: при подключении в свою пользу масонской организации ВВНР Некрасова-Керенского перед осуществлением плана дворцового переворота Львова-Алексеева англичане устраивают хлебное движение 23 февраля для ввержения страны в революционный хаос, в результате создаётся двоевластие, англичане поддерживают Гальперна и Совет рабочих депутатов, Ллойд Джордж за Керенского и Временное правительство, Мильнер за мятеж Корнилова. Итог – Гражданская война, в которой вновь Британия поддерживает одновременно красных, белых и всех сепаратистов.

Может вызвать сомнения использованный советский источник сомнительной давности и идеологической заданности. Но верховный комиссар в Египте Г. Мак-Магон, как Мильнер, титулуемый проконсулом, действительно вёл переговоры с эмиром Хиджаза Хусейном. Современный еврейский историк В. Кельнер в предисловии пишет: «целью британцев была организация восстания против Турции», «арабские племена снабжались оружием и деньгами» [Джон Генри Паттерсон «С иудеями в Палестинской кампании» СПб.: ЕУ, 2014, с.19].

Широкую известность получила роль в устроении восстания Т.Э. Лоуренса, который считал, что достаточно иметь в качестве советников английских офицеров у арабов: присылка английских частей в Хиджаз вызовет протест среди разных племён [«Лоуренс Аравийский» М.: АСТ, 2002, с.319].

Современные исследователи работы террористических организаций пишут, что «тактика использования англосаксонскими элитами «воинов джихада» восходит к временам Лоуренса Аравийского и даже к более раннему периоду кавказских войн XIX века» против Российской Империи. До последних лет наиболее активно нанимаются на экстремистскую борьбу лица студенческого возраста: «молодёжь сотнями вербуется в Сирию», за ИГ воюет уже около 2 тысяч граждан РФ [«Исламское государство»: сущность и противостояние. Аналитический доклад. Владикавказ: Кавказский геополитический клуб, 2015, с.16, 66].

18/31 декабря 1914 г. у английского посла состоялась встреча с верховным комиссаром в Египте Г. Мак-Магоном, который беспокоился, что британское правительство слишком много уступает России в вопросе о Константинополе и Персии: «после войны у нас будут нелады и затруднения с Россией» [Ф. Берти «За кулисами Антанты. Дневник британского посла в Париже. 1914-1919» М.-Л.: Госиздат, 1927, с.42].

Потом проконсулы решили не затягивать до конца войны и разрешить русскую проблему до победы Царя. Порядок действий, цели Мак-Магона и Мильнера совпадают в Турции и России. Одними человеческими ресурсами не обошлось.

Откровенные высказывания на заседании столичного комитета партии большевиков 15 марта показывают, что в революции ничего невозможно сделать без сильных финансовых вливаний: «необходимо иметь платных агитаторов и организаторов. Нужно немедленно открыть социал-демократические клубы. Открытие клубов требует свободных помещений», какие требуется захватнически присвоить (реквизировать). Другой выступающий «обращает внимание на отсутствие денежных средств для содержания агитаторов и организаторов и предлагает прежде всего озаботиться изысканием средств». Третий: «предлагает создать: 1) институт ответственных организаторов районов (платных), обязанных ежедневной отчетностью перед Исполнительной комиссией, которая представляет отчёт об общей организационной работе на очередные собрания ПК». После вала единодушных заявлений «предложение о создании платных должностей ответственных организаторов принимается единогласно» [«Петербургский комитет РСДРП(б) в 1917 году: Протоколы и материалы заседаний» СПб.: Бельведер, 2003, с.111].

До принятого 15 марта решения у большевиков этих денег не было, потому не они были ведущей революционной силой, свержение Самодержавия проводилось не через их партию.

В 1916 г. в социал-демократическом реферате Антон Савин называл политической иллюзией недавнюю надежду социалистов произвести революцию на аграрной почве. «Оказалось, что не революция, а контрреволюция одним росчерком столыпинского пера разрушила аграрный вопрос» [«Большевики. Документы по истории большевизма с 1903 по 1916 год» М.: Политиздат, 1990, с.264].

Партийные организации без денег и студентов оказывались ни на что не способны. В марте 1917 г. Юрьевская организация большевиков прислала в ЦК анкету: 23 марта они выпустили №1 «Юрьевской правды» на эстонском и русском языках. «Часто издавать не рассчитываем вследствие отсутствия литературных сил. Студенты на лето разъезжаются, а в обычное время заняты своими студенческими делами». В апреле 1917 г. на ту же анкету отвечала тверская организация: «с деревней связь есть, поступают деньги, отсылается литература, посылаются иногда агитаторы. Но постоянной работы не ведётся» [«Переписка секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями». Март – октябрь 1917 г. М.: Госполитиздат, 1957, с.109, 134].

Большевики учились на истории Февраля. Взяв власть, они отлично понимали, что революция не может победить без иностранных денежных вливаний активистам. Поэтому они спонсировали все попытки переворота в Германии. 5 сентября 1918 г. посол Иоффе сообщал Ленину, что не только не жалеет денег, но и настаивает «чтобы брали больше». 14 ноября 1923 г. секретарь ЦК КПГ Вильгельм Пик писал в Москву, что получил для подготовки восстания 400 тыс. долларов. Так действовали и в других странах. Лидер социалистов Фр. Адлер в 1920 г. писал Троцкому: «вы прислали в Австрию деньги для переворота. Но вы, к сожалению, не смогли прислать вместе с деньгами ещё и немного политического разума». Поскольку сами немцы не очень-то желали вести нелегальную и революционную работу, требовались иностранные специалисты по заговорам и диверсиям. Иоффе 13 октября 1918 г. предлагал использовать всякий удобный случай «провоцировать правительство на репрессии против пролетариата» [А.Ю. Ватлин «Коминтерн. Идеи, решения, судьбы» М.: РОССПЭН, 2009, с.20, 35, 76, 121].

Покупные и провокационные методы Коминтерна не являются уникальным продуктом самостоятельного творчества, они во многом подражательны. Советские вожди оказались куда менее Мильнера удачливы и успешны. В Китае большевики также пытались использовать студентов в качестве основного актива революции, и столкнулись в 1927 г. со встречными британскими провокациями: «англичане рукой Чжан Цзолина захватили в нашем пекинском полпредстве два десятка китайских революционеров и революционных студентов, руководивших [!] борьбой китайских крестьян и рабочих» [И.И. Скворцов-Степанов «Избранные произведения» Л.: Соцэкгиз, 1931, Т.II, с.491].

Стоит отметить, что в Китае революционеров спонсировали и американцы. Такой закулисный правитель Соединённых Штатов как банкир Чарльз Крейн, занимавшийся разведкой нефти в Саудовской Аравии, будучи американским послом в Китае, «финансировал политическую партию Сунь-Ят-Сена» – поддерживал этого китайского Ленина перед революцией 1911 г., как помогал и Т. Масарику. За их общие заслуги в расчленении Австро-Венгерской Империи дочь Крейна удостоилась помещения на первые денежные знаки Чехо-Словацкой республики [В.П. Семёнов-Тян-Шанский «То, что прошло». Том 1. 1870-1911. М.: Новый хронограф, 2009, Т.1, с.660, примеч. М.А. Семёнова-Тян-Шанского].

Есть историки, которые обвиняют Крейна в том же, что и Мильнера – в свержении Императора Николая II. Но такие обвинения, по-видимому, основываются на осведомлённости о его спонсорском амплуа в иных географических зонах и на контактах с Милюковым. Конкретные же данные, какие есть на Мильнера, не дают оснований говорить о подобном значении Крейна в Петрограде.

Американский след очень слабо просматривается и по деятельности послов США, если сравнить с Хором, Бьюкененом, Пулем, Ноксом, Локкартом, а потом – с Престоном и Джадсоном. На всякий случай можно отметить лишь то, что Г.Е. Львов был двоюродным братом тёщи генерального генерального консула США в Москве Мэддина Саммерса – что можно проигнорировать, след никуда не ведёт [Р.Ш. Ганелин «Россия и США» Л.: Наука, 1969, с.164].

Как в 1902 г. и 1905 г., в 1917 г. революционные выступления пытались организовать в деревне только приезжие студенты, снабжённые деньгами и отпечатанной пропагандой. Так всё обстояло и в городах.

Писатель Аксёнов видел восстание «московских миллионеров против петербургских аристократов» в 1905 г., романтическую атаку на «военно-полицейскую клику», правившую Россией [Д. Петров «Василий Аксёнов. Сентиментальное путешествие» М.: Эксмо, 2012, с.222].

Аналогично, как и в Российской Империи, через сто лет не экономический кризис, а именно подъём побуждал миллионеров биться за политические рычаги, сулящие всё возрастающие выгоду. Совершившуюся на экономическом подъёме оранжевую революцию на Украине «многие назвали восстанием миллионеров против миллиардеров» [Э.А. Паин «Распутица. Полемические размышления о предопределённости пути России» М.: РОССПЭН, 2009, с.157].

Можно найти аналогии к тому, как и кем совершаются любые демократические революции, в самом отдалённом прошлом. Демократия возникла в результате борьбы аристократических кланов. Менее знатные «демократы» для обретения власти «стали активно прибегать к новому тактическому средству – привлекать на свою сторону демос» [И.В. Меланченко «Афинская демократия» М.: Крафт+, 2007, с.42].

Успешные революционные акции не всегда, но многих случаях оказываются тщательно срежиссированы и оплачены. Сами по себе, без направляющей силы денег и студенчества, не могли никакие из партий социалистов поднять на революцию рабочих. Все их объединения были слишком слабы. Начальник Петроградского охранного отделения К.И. Глобачёв 19 января 1917 г. писал директору Департамента Полиции А.Т. Васильеву: «партийные круги до сих пор не приобрели в массах такого влияния, чтобы могли, сообразно своим желаниям, вызвать или остановить рабочие выступления» [Александр Блок. Последние дни Императорской власти. М.: Прогресс-Плеяда, 2012, с.399].

В листовке рабочей группы ЦВПК, призывавшей рабочих выйти 14 февраля 1917 г. к Таврическому дворцу, Б.О. Богданов признавал: «народа нет. В то время как 11 лет тому назад, начиная с 9 января 1905 г. народ, рабочий класс толкал вперёд буржуазное общество, в настоящий страшно ответственный момент – на сцене одна буржуазия» [«Первая мировая война в оценке современников: власть и российское общество. 1914-1918» М.: РОССПЭН, 2014, Т.4, с.380].

На деле и в пятом году настоящую революцию делали студенты, а не рабочие. В январе 1905 г. «революционеры выставляют теперь убийцами детей. Стрелявшим в Трепова (в Москве) 17 лет», в октябре 1905 г.: «у нас студенты и профессора не только занимаются политикой, но делают попросту революцию с помощью бродяг, хулиганов и девушек» [А.А. Киреев «Дневник 1905-1910» М.: РОССПЭН, 2010, с.20, 96].

10 января 1905 г. на Васильевском острове, единственном месте в городе, продолжалась стрельба. Остров частично захватили повстанцы «главным образом из учащейся молодёжи» [В.И. Шубинский «Гапон» М.: Молодая гвардия, 2014, с.180].

В докладе председателя Киевского отдела Русского Собрания Б.М. Юзефовича 3 декабря 1907 г. давался такой результат учительной работы интеллигенции за десятилетия: «русские школы обратились в политические клубы, в арсеналы революционных боевых орудий». В начале января 1906 г. в Люблине и Варшаве расстреляли 17 евреев и поляков в возрасте от 15 до 20 лет за совершённые ими убийства, покушения, грабежи и изготовление бомб. Совершение властями казни, в силу чрезвычайных обстоятельств, во внесудебном порядке, имеет общий характер с тем самосудом, который устраивали над террористами, стрелявшими в уличные собрания монархистов [«Царизм в борьбе с революцией» М.: Соцэкгиз, 1936, с.69, 154]

Вот почему правый депутат 4-й Г. Думы священник В.И. Леонтовский 28 января 1917 г. сообщал из Петрограда в письме: «народ требует твёрдой власти, т.е. за правительство. Пушечного мяса мало; студенты, курсистски наполовину за серьёзной работой. Некому строить каверзы» [«Представительные учреждения Российской Империи в 1906-1917 гг. Материалы перлюстрации Департамента полиции» М.: РОССПЭН, 2014, с.537].

Всё верно, не учтённым остался только английский подкуп, оторвавший массы студентов, превосходящих силы всех партийных групп, от трудов на пропитание, и бросивший их на приступ власти.

Мнения, не учитывающие этот факт, окажутся ошибочными. В частности, если И.Л. Солоневич и предпринимал журналистское расследование в дни мятежа (не факт), ему не удалось выяснить самые существенные моменты. Оттого и его сравнения с ведром воды, которого хватило бы на уничтожение революционного пожара в «момент», который якобы власти упустили, в корне неверно. Биографы и последователи Ивана Солоневича напрасно воспроизводят его ошибочное мнение по этому поводу [К.Н. Сапожников «Солоневич» М.: Молодая гвардия, 2014, с.33].

Подстроенные студенческие провокации нельзя было подавить с легкостью, они изначально задумывались для разжигания конфликта и перерастания его в мятеж. Любое применение насилия в их адрес вызвало бы ответный террор и пропагандистскую волну для подключения к протесту не причастных к провокации масс. Центр запуска провокации при попытке подавления оставался бы неуязвим.

Выводы книги «Генерал Краснов. Информационная война» об инициировании и демонстративном подавлении действующим заговором нескольких мнимых заговоров, можно усилить выявлением иных похожих акций.

Наряду с активным выступлением англичан против заведомо провальной репетиции хождения 14 февраля к Г. Думе и наряду с широким рекламированием бутафорского заговора Гучкова, для создания у Императорского правительства представления об активно действующем дружественном союзе, в тот же день, 14 (27) февраля 1917 г. британский МИД неожиданно объявил о соглашении с Русскими властями относительно призвания эмигрантов из России, а их в Англии насчитывалось более 30 тысяч, в Британскую армию. В случае отказа от призыва эмигранты теперь подлежали репатриации в Царскую Россию [Т.Э. О Коннор «Г.В. Чичерин и советская внешняя политика 1918-1930 гг.» М.: Прогресс, 1991, с.71-72].

В действительности это был ещё один очень действенный шаг для усыпления подозрительности русских в порядке изощрённой венецианской схемы прикрытия настоящего заговора. Британский кабинет, разумеется, не собирался выдавать революционеров, и это соглашение было принято после длительных переговоров непосредственно перед свержением Императора Николая II, с расчётом на его скорое падение.

Желательно установить точное число той огромной армии Бьюкенена, замеченной жителями Петрограда 14 февраля. Приблизительно можно ориентироваться на сведения, что в 1918 г. в Омске «только военная миссия генерала Нокса в Сибири насчитывала 2 тыс. английских офицеров» [Ф.Д. Волков «Тайны Уайтхолла и Даунинг-стрит» М.: Мысль, 1980, с.98].

Миссия Нокса имела примерно те же задачи, что и в Петрограде, а помимо неё, имелось ещё несколько миссий и представительств. «Органом Комитета Мильнера в России являлась военная миссия снабжения генерала Пуля, прибывшая в Петроград в феврале 1917 г.» [А.В. Игнатьев «Русско-английские отношения накануне Октябрьской революции» М.: Наука, 1966, с.154].

В штаб Пуля входило 40-50 офицеров.

Прибытие к самому перевороту людей, непосредственно подчинённых Мильнеру, наводит на сильнейшие подозрения.

#история #Великобритания #Россия #революция #противостояние #размышления #большевики #коммунисты
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com