?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Новые красные

«Если бы не Огненосные Творцы, вы ходили бы сейчас в лаптях, армяке и вшивой бороде, пахали бы при лучине сохой, а скорей всего умерли бы в детстве, потому что без Огненосных Творцов не было бы прививок!»

Такие инфантильно-озлобленные вопли то и дело раздаются в рунете в двух вариациях: иногда вместо «Огненосных Творцов» следует читать «Запад» (и ещё проще – «Америка»), а иногда – «советская власть» или «коммунисты/большевики». Авторство откровений установить нетрудно. В первом случае – это различные наши бывшие соотечественники, отправившиеся на слияние с этим самым волшебным Западом индивидуально или целыми б. советскими социалистическими республиками. Во втором – те, кого можно назвать «новыми красными». Во всяком случае, не самая разумная и уравновешенная их часть всё чаще ведёт себя именно так.

Новые красные не тождественны коммунистам или «народным патриотам» 90-х. Это и не просто советофилы, во множестве вылупившиеся в 2000-х даже из тех, кто все 90-е «поддерживал рыночные реформы» и даже выиграл от нового положения вещей.

Новых красных 2010-х отличает склонность к двум крайностям. Во-первых, им свойственна крайняя фантастичность представлений о прошлом (мало похожая на довольно рациональную «ностальгию» 2000-х по Косыгину, хорошему кино, домам пионеров, квартирам без ипотеки, научному флоту АН СССР и т. д.). Хотелось бы даже поверить, что фантастичность эта, граничащая с бредовостью, объясняется лишь растущей долей постсоветской молодёжи, путающейся не только в социалистических реалиях, но и в привычных нам советских разоблачениях «тёмного прошлого».

Однако демонизацию всего русского, что не красное, со стороны среднего и старшего поколения одним невежеством не объяснишь. Мирок новых красных пронизан истерической ненавистью. Это вторая его характеристическая черта: зацикленность на «французской булке» из стёбного стиха (вполне сопоставимого с «Новогреческой песнью» Козьмы Пруткова), проклятия белой эмиграции и её потомкам, которые были бы непонятны и Вс. Кочетову. Архисталинист, в оттепельной терминологии – «правый» и лидер литературных «правых» Кочетов заголовком своего антикрамольного романа «Чего же ты хочешь?» (1969) всё же сделал слова «бывшего фашиста» из эмигрантов, раскаявшегося и по-советски симпатичного.

Новые красные же пылают крайней ожесточённостью, которая, пожалуй, не всегда встречалась и у «непримиримой оппозиции» 90-х, не столько горевшей желанием расправ, сколько жалобно нудившей: «Нигде такого не было, фашисты хоть чужой народ уничтожали, а эти свой!..»

Правда, в отличие от «старых красных» из 90-х, новые красные в большинстве пока готовы мириться с нынешними властями, во всяком случае, верховными, и соглашаться с тем, что и постсоветская власть – «в общем, хорошая». И в верховной власти «новые красные» по большей части видят хоть замороченных, но всё же защитников и союзников. Против понятного внешнего врага и всё более понятного новым красным внутреннего.

До недавнего времени в роли внутреннего врага, связанного с внешним, выступали «олигархат» (скованный, словно апокалиптический волк Фенрир), «либеральные реформаторы», творящие каждодневное зло, но пока не имеющие возможности вредить в полную силу, и растленная нигилистическая оппозиция. Реальность этих акторов российской политики трудно отрицать, хотя можно усомниться в «красной» трактовке их образов.

Однако сегодня как новые красные, считающие себя продолжателями дела защитников Белого дома в 1993 г., так и те их единовзглядники, кто идейно обороняет нынешнюю неидеальную стабильность от тьмы «новых 90-х», обнаруживают нового врага. И кое-кто из них уже заключает, что этот враг будет пострашнее загостившихся по телестудиям либералов и что именно на него возложено окончательное решение русского вопроса по какому-нибудь плану Маршалла Даллеса.

Враг этот – страшные и гнусные «монархисты», «белогвардейцы» и прочие «булкохрусты» (иные новые красные выражаются по-культурному, по-санкюлотски – «аристократы»).

Претензии новых красных поначалу имеют эстетический и морализаторский характер («французская булка», «господами себя считают, а сами – как все, из крепостных», «не всех предателей с Красновым и Власовым повесили»). Однако, пытаясь обосновать, чем же так ужасны немногочисленные и безвластные поклонники белых (неспособные отстоять даже мемориальную доску полярнику Колчаку), новые красные подходят к спасительной мысли о том, что «новые красновцы» мечтают о продолжении белого террора. Что белым террором в одной только малолюдной Сибири был уничтожен то ли один миллион простого народа, то ли два, сегодня, благодаря новым красным, знают даже последователи Петлюры и Бандеры.

Но у террора должна быть какая-то цель. Можно было бы по-сталински обвинить «белогвардейцев» в том, что они мечтают восстановить капитализм. Но поскольку капитализм уже вроде как восстановлен (вместе с «поповщиной») и над Кремлём давно уже «власовский» флаг, среди новых красных всё серьёзнее распространяется версия, что ненавистные «булкохрусты» собираются восстановить сословный строй, крепостное право и неграмотность тяглого люда. Некоторые доходят до того, что, в очередной

раз просмаковав дореволюционную статистику детской смертности, пишут: «Это не должно повториться!» (Да, это цитата).

Так же, как и сумбурная, почти на голом отрицании построенная доктрина «старых красных» из 90-х («наши» против «предателей»), вера новых красных затягивает вполне симпатичных, сочувствия достойных людей. Причины её понятны, хоть объяснению их лучше уделить особый текст.

Однако разумнее держаться от веры новых красных подальше. Она слишком напоминает описанное будущим членом В.К.П.(б.) Валерием Брюсовым заболевание «противоречием» – моровое поветрие вроде менингита, но перед смертельной горячкой проявлявшееся в том, что заболевший делал ровно обратное здравым своим желаниям.

Новые красные уверены, что «красный проект» – единственное средство выхода из архаики: никаких попов и лаптей, электрический свет, прививки, канализация, метро («Троллейбусы!» – подсказал бы лучший в мире шут). По сути же, их мифология – это повторная архаизация, возврат к представлениям, ценностям и меркам, коим в 80-е были привержены люди довоенных советских годов рождения, больше 30-х. Взгляды тех сложились, когда война, поработавшая лучше любого Минправды, «всё списала». (Позднесоветские старики, хотя бы по родительским рассказам, помнили, что всё было немножко не так, а послевоенное поколение, во всяком случае, не считало казни египетские, обрушившиеся на «буржуазию», необходимым возмездием).

Новые красные убеждены, что борются с «фальсификацией истории», проводимой проклятыми «булкохрустами». На деле в их ряды вливаются представители любых контр-исторических сект, от родноверов (у которых Романовы просто продолжали чёрное дело евреев и варягов) и евразийцев (у которых первым Сталиным был Батый) до фоменковцев и свидетелей мирового Ротшильда.

«Новые красные» повторяют: «Худший русофоб – это антисоветчик!» – и впадают в настоящую россофобию, патологическое неприятие российской государственности, не лучше либерального, и затем и в русофобию, доказывая, что большевистское одичание, сталинский (с мясом) рывок и хрущёвско-брежневское устаканивание – лучшее, что могло достаться русскому народу, «иначе бы его в ХХ веке ожидала судьба африканских негров». (Да, и это цитата).

Главным, онтологическим злом теперь оказывается не «загранка» советских грёз, ради достижения благ и вольгот коей «советскими людьми» действительно было совершено и по сей день совершается несметное множество глупостей и мерзостей, а смутный призрак собственной страны,

дореволюционной России, жизнь в которой изображается в адских тонах, как европейские колониальные державы рисовали жизнь в колониях конкурентов.

И самонакручивание новых красных против обнаруженной ими «белогвардейско-монархической угрозы», похоже, за отсутствием иной пищи для ума, в ближайшее время будет продолжаться. И следом, что особенно прискорбно, будет усугубляться русская русофобия, ненависть к исторической России, неграмотной, дистрофической, крепостной (это когда «право первой ночи» и всё такое) и поротой knout’ом чуть ли не до октября 1917 года – самоедская ненависть, распространяемая и ложащаяся в масть с русофобией ближнего и дальнего зарубежья.

Несчастные «народные патриоты» 90-х в большинстве не были помешаны на ненависти к «России помещиков и капиталистов», среди них чуть ли не преобладали в прямом, широком, нелимоновском смысле национал-большевистские взгляды в духе советской киноапологетики Петра I и Пугачёва разом, в духе романов Пикуля, представлявших Российскую империю несправедливой, во многом гадкой, но несомненно великой страной. Было среди них немало и людей, к 1991 г. разделявших антисоветские взгляды (чаще весьма наивные), мечтавших о возрождении «России, которую мы потеряли», но пришедших к вынужденному (и бесплодному) союзу со «старыми красными».

Новым красным не мешало бы поучиться кругозору и терпимости хотя бы у стоически отчаявшихся «народных патриотов» 90-х. Перевираете фамилию Солженицына, не желаете продираться сквозь дебри исторических аналогий «Социализма как явления мировой истории» Шафаревича (книги, которую можно было бы назвать и «Революционизм как некрофилия») – так читайте хотя бы Кожинова. Диалектика его вряд ли полезна, ибо предлагает склонить голову перед сильным и беспощадным, но кто из новых красных способен, как Кожинов, составить его любовный и подтверждённый фактами и цифрами панегирик изобильному бытию предреволюционной России? Страны, которая по оговорке приближавшегося к концу старичка Суворина, за его жизнь «страшно выросла», и у которой есть, чему поучиться.

Взгляд на ломающуюся, но восстающую Россию несравнимо более одухотворяющ, нежели унылый взгляд новых красных, вряд ли способных поверить в собирание советских осколков: лишь по случайности сложились красные звёзды над дикой «колонией Гольштейн-Готторпов», а теперь угас путеводный огонёк сталинской трубки, и мы снова в ледяной Африке, по которой бредёт подневольный человек – теперь уже навсегда…

Дометий Завольский

#Россия #коммунисты #большевики #красныйтеррор #гражданскаявойна #проблемы #размышления #история #пропаганда

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
marexhe
21 дек, 2018 20:42 (UTC)
Но все же их в реале очень мало. Пришло к могиле сегодян всего пара сотен. Это ничто (сравнить со 100-тысячным крестным ходом в Екатеринбурге этим летом)
( 1 комментарий — Оставить комментарий )
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com