?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

15 декабря в Киеве должен состояться т.н. объединительный собор. Объединять собираются две группы раскольников: УАПЦ, отколовшуюся от Русской православной церкви в ходе событий революции 1917 года и Гражданской войны, а также «Киевский патриархат» Филарета – самозваную «церковь», возникшую в начале 90-х годов. Руководить объединением будет митрополит Галльский Эммануил (Константинопольский патриархат).

Вообще-то предполагалось, что на «соборе» будут присутствовать 3 делегации. Планировалось, что третьим (и главным) ингредиентом этого собрания будут епископы УПЦ – единственной канонической православной церкви на Украине. Важность делегации УПЦ сложно переоценить, ведь именно её участие в «соборе» делало бы его хоть сколько-нибудь легитимным в глазах остальных православных церквей.

Однако с участием УПЦ как-то не задалось. И теперь ей за это то ли мстят, то ли пытаются затащить на «собор» хоть кого-то, что называется, из последних сил.

От встречи с президентом до встречи с СБУ

Для понимания происходящего полезно вспомнить события середины ноября. 13 ноября глава УПЦ митрополит Онуфрий созвал собор УПЦ, на котором присутствовали практически все епископы украинской церкви. Те, кто не смог, прислали письма, в которых поддержали Онуфрия. Планировалось, что Собор должен будет дать оценку другому Собору. Его месяцем ранее проводил Константинопольский патриархат, и как раз там было подтверждено намерение дать украинской церкви автокефалию.

Но повестку пришлось расширить. На тот же день, 13 ноября, епископов УПЦ позвал к себе Петр Порошенко. Поэтому Собор начался с двух вопросов: нужно ли встречаться с президентом и если нужно, то где именно: на его территории (Украинский дом, бывший Музей Ленина) или же в Киево-Печерской лавре.

К Порошенко епископы ехать отказались – даже несмотря на то, что каждый из них получил из администрации президента персональное приглашение. Более того, Варфоломей написал Онуфрию письмо, в котором предписывал последнему прибыть на встречу с Порошенко. Уже после начала Собора Порошенко звонил Онуфрию и устроил истерику. Ещё бы, такой плевок: сам президент зовёт, а они не идут.

В итоге Собор постановил: автокефалию от Варфоломея осудить, его письма и решения игнорировать, отношения с Константинополем разорвать – вслед за РПЦ. Не поддержал это решение только один из присутствовавших епископов – митрополит Винницкий Симеон. Оно и неудивительно: Винница – вотчина Петра Порошенко, а Симеона давно называют близким к Порошенко иерархом.

Однако трое епископов в тот день с Порошенко всё же встретились (из них двое – уже после Собора). И как раз от них известно, что было темой этой встречи: президент в очередной раз уговаривал участвовать в объединительном соборе. И если бы президенту удалось завербовать хотя бы 10–15 епископов, собор назначили бы уже на 22–23 ноября, как изначально и планировалось.

И вот с этого момента пряники кончаются. Уже 20 ноября митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука рассказал, что его пригласили на «беседу» в СБУ. Он предупредил, что эта практика, вероятно, будет продолжаться и к таким же беседам нужно готовиться и обычным священникам. Как оказалось – попал в точку: уже в начале декабря в Ровенской области на беседу вызвали священников Ровенской и Сарненской епархий УПЦ. Вообще всех.

Причём СБУ не только вызывает, но и приходит сама. Так, с обыском пришли к наместнику Киево-Печерской лавры митрополиту Павлу. В Житомирской области и вовсе провели повальные обыски не только храмов, но и домов священников.

В Винницкой области СБУ взялась за священников вместе с Симеоном. Однако он вынужден был сдаться: те не сломались и посоветовали своему митрополиту выйти из УПЦ.

В Нежинской епархии (Черниговская область) к давлению подключилась ещё и местная власть. Т.е. давление на священников и епископов УПЦ сегодня – беспрецедентное, и это не преувеличение.

Привлекают и «активистов» – так нынче на Украине принято именовать ликующую националистическую гопоту. Ровенскую епархию УПЦ «украсили» надписями «Агенты ФСБ». В Кривом Роге дом митрополита Ефрема и вовсе попытались взять штурмом – местным активистам не понравилось, что Ефрем не захотел идти в «церковь» Варфоломея и Порошенко.

Разозлили до печёнок

Там, где власть может, она не ограничивается одними только внушениями. У УПЦ хотят отобрать Почаевскую и Киево-Печерскую лавры – важнейшие духовные центры. Проблема в том, что даже во времена СССР власть признавала историческое значение этих объектов. Поэтому они имели статус исторических заповедников. И во времена независимости, когда поднялся вопрос о возврате церковной собственности, УПЦ получила их не в собственность, а в пользование. Распоряжения, которыми Почаевскую лавру передали УПЦ, отменили ещё в конце ноября. Очевидно, что на очереди Киево-Печерская. Т.е. уже в конце года их могут начать отбирать силой.

Очевидно также, что для самого Порошенко вся эта история – уже нечто глубоко личное. «УПЦ больше не будет расставлять пальцы веером!» – пресс-служба АП не смогла бы опубликовать эти слова Порошенко по своему почину, значит, он сам настоял на этом или хотя бы не возражал. Видно, очень не по нраву Порошенко сопротивление УПЦ. Как серпом по... самому дорогому.

А единичным перебежчикам Порошенко рад настолько, что, как в сказке про Мальчиша-Кибальчиша, тут же выдаёт им бочку варенья и корзину печенья: двум митрополитам, будто бы согласившимся поддержать его новую церковь, Порошенко буквально сразу выдал ордена.

Всё это уже было

Возникает вопрос: есть ли причина, по которой и Онуфрий, и епископы, и рядовые прихожане в основном не поддаются ни допросам в СБУ, ни давлению, прости Господи, общественности? Причин таких наверняка несколько. Кто-то крепок в вере. Кто-то знает, что поддаваться на шантаж и угрозы всё равно бессмысленно: «...меня дурно приняли бы здесь и на меня дурно посмотрели бы там, если бы я принял ваше предложение, ваша светлость», – говорил в похожей ситуации Д'Артаньян кардиналу Ришелье. Ну и, конечно же, большинство помнят, что совсем недавно, каких-то сто лет назад, нечто подобное уже было.

Движение обновленцев в РПЦ возникло уже в 1917 году и первое время особо на общем фоне не выделялось: у жителей России хватало более насущных проблем. Однако, как и в ситуации с раскольниками на Украине, это продолжалось до той поры, пока новая «церковь» не нашла точку пересечения, общие интересы с властью.

На Украине такой точкой стал национализм, стремление получить, грубо говоря, православную церковь без прочной связи с Москвой.

Неслучайно один из тезисов УПЦ в отношении раскольников и «единой поместной церкви» – это не церковь, это партийная структура. И это очень симбиотические отношения. Раскольники беспрекословно принимают весь набор национальной мифологии из геноцида/голодомора, героев УПА*, Бандеры. В свою очередь разделяющие эту мифологию политики всегда были первыми помощниками раскольников, помогали им перестать быть раскольниками, – но не идти при этом на покаяние в УПЦ. И вот сегодня они, возможно, в шаге от этого.

У обновленцев с большевиками случилась похожая история. Первые стремились изменить и упростить богослужение, а также управление самой церковью. Однако находились в меньшинстве и не могли добиться этого без внешней помощи. Такую помощь они видели в новой власти.

Большевики, в свою очередь, пытались решить проблему массовой нелояльности населения в разных формах. Плюс Россия к тому времени была примерно 1000 лет как крещёной страной. Был необходим эдакий переходник, структура, которая сможет говорить с верующими на их языке, но лояльная большевикам и готовая поддерживать их действия.

Самым серьёзным отличием обновленцев от церкви Варфоломея и Порошенко было то, что большевики в такой помощи, конечно, нуждались, но открыто признаться в этом не могли. Поэтому отношение было двойственным: в чём-то содействовали, но антирелигиозная пропаганда не щадила ни обновленцев, ни Патриаршую церковь.

Не всё так печально

Да, конечно же, происходящее на Украине печально. Но место для надежды тоже есть.

Во-первых, в обновленчество на пике его влияния подалась немалая часть иерархов РПЦ. На Украине же пока проблема даже чисто формально провести объединительный собор – желающих объединяться с нераскаявшимися раскольниками негусто. Орденами заманивать приходится, головорезами угрожать, в подвалах спецслужб запугивать.

Во-вторых, Порошенко и компания – далеко не сахар. Но в отношениях с церковью ему вряд ли удастся переплюнуть своих большевистских предшественников.

Будет раскол и две православных церкви в одной стране? Там уже 25 лет так. И от того, что Филарет и его паства являются раскольниками, ситуация не меняется. Просто теперь это будут раскольники, признанные Фанаром. Для внешнего употребления.

Есть и третий повод для надежды. УПЦ, как и Русскую православную церковь, СМИ и «общественность» все эти годы покусывали за стяжательство. За все эти мерседесы, золотые часы и прочие атрибуты сладкой жизни. И тут внезапно выясняется, что перед лицом серьёзного «наезда» со стороны светской власти, перед угрозой продления этого наезда на годы вперёд - УПЦ не бежит вымаливать пощаду у своих гонителей. Наоборот, бегать вынужден сам Порошенко.

И если через неделю выяснится, что хвалёная Единая поместная украинская церковь окажется всего лишь украинским филиалом Фанара (а не самостоятельной структурой, как хотелось Порошенко и раскольникам), то в первую очередь потому, что УПЦ сказала им «Давай, до свидания».

Н. Стороженко

#Церковь #УПЦ #Украина #раскольники #Фанар #Порошенко #СБУ
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com