"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Category:

Белая Москва. Штаб "Союза защиты Родины и Свободы"

В апреле 1918 года, в связи с отбытием начальника штаба пехотных кадров "Союза защиты Родины и свободы" полковника Гоппера на Волгу, временно на эту должность был назначен Георгиевский кавалер капитан Пинка. Свой штаб он обосновал на съемной квартире (Малый Левшинский переулок, д 3, кв. 9), где проживал поручик Аваев со своей сестрой и штаб – ротмистр Покровский.

29 мая на квартиру пришли для переговоров о слиянии представители довгеровской монархической организации немецкой ориентации. Делегация состояла из штаб-ротмистра Коротнева, ротмистра Домбровского, корнета Шингарева и поручика Оленина.

Кроме штаб-ротмистра Покровского и поручика Аваева с сестрой в квартире находились чины СЗРиС – полковник Жданов, капитан Ильвовский, капитан Подмышальский, ротмистр Висчинский, поручик Никитин (связной) и вольноопределяющийся Полетаев.

«Около 2 часов дня, к дому подъехали два грузовика, выскочившие из них латыши под руководством Петерса оцепили дом. У каждого выхода поставили охрану, внутрь пускали всех, но никого не выпускали. Чекисты во главе с Петерсом поднялись в квартиру, Петерс вынул маузер и постучал.

Ему открыли нескоро: деловые разговоры были закончены, гости собирались уходить, да задержались. Ильвовский увидел на столике шахматы и стал показывать «бессмертную партию Андерсена», возле него собрались присутствующие: кто смотрел на доску, кто шутил, кто ухаживал за сестрой Аваева. Было шумно и беззаботно – совсем как на фронте в спокойное время.

В дверь постучали сильней.
- Господа, одну минутку! – беспечно крикнул Аваев. – Кто-то стучит!
Шум стих. Хозяин пошел открывать.
- Кто там? – лениво спросил Аваев, думая, что к нему пришли из продовольственной милиции (он был там начальником), и, не дожидаясь ответа отодвинул задвижку.
Из-за двери на него глянуло несколько винтовок.
-Руки вверх! - заорал Петерс и ткнул его маузером в живот - Оружие есть?
- Да, есть!
-Где?
-Там, в комнате.
-Идите вперед и показывайте! – гаркнул Петерс.

Толпа чекистов во главе с Петерсом и растерявшийся Аваев ввалились в гостиную. Засидевшиеся «гости», услышав разговор в передней, заметались, все начали «чиститься»: деньги, записки полетели у кого за окно, у кого на пол. Шахматные фигурки горохом раскатились по полу, пепельница на столе перевернулась – под ней оказалась пухлая пачка денег. Чьи они? Убирайте!

- Руки верх! – во все горло заорал Петерс.
- Ага, золотопогонная сволочь, нашли мы ваше гнездо! – Петерс злобно выругался и приказал всех обыскать.
Конечно, ни у кого ничего не нашли. Стали обыскивать квартиру. Здесь результаты были печальные. Хозяева квартиры, храбрые мужественные на фронте, оказались совершенно не искушенными в подпольной работе и, несмотря на инструкции штаба Союза никакой переписки не хранить, все «раздаточные ведомости» сохраняли и держали в столе. В квартире обнаружили коробки с ручными гранатами, патронами, револьверами.
- Так, так! радостно потирал руки Петерс, когда на стол была свалена богатая военная добыча.
- А эти денежки чьи? – спросил он, оглаживая лежащую на столе пачку кредиток. – Молчите?! Не признаётесь! Значит, наши будут! – захихикал Петерс и придвинул к себе злополучную пачку.

Обыск окончен. Привыкшие хозяйничать в чужих квартирах, латыши и здесь вели себя как дома, один пошел на кухню, остальные стали рыться в комодах и шкафах.
- Нда! – закрыл Петерс папку с протоколом. Встал, обвел всех мертвым взглядом: - Собирайтесь! Поедем!
- Всё?
- Конечно всё.

У самого входа арестованных усадили в грузовики и повезли в ВЧК. В опустевшей квартире остались в засаде три латыша.»

В.Ф. Клементьев «В большевицкой Москве»


В тюрьме арестованные старались не обращать внимания на издевательства, сжимали кулаки и молчали. Эта крепко спаянная дружбой группа русской молодежи называла себя «Лёвшинцами» и держалась обособленно и стойко. Ряды её пополнялись, то и дело из засады привозили новых «лёвшинцев» и сажали в одиночки. Но среди них слабых не было. Они никого не выдали.

Все «Лёвшинцы» были расстреляны, как и многие другие чины СЗРиС. Только из одной «Таганки» было взято «с вещами по городу» около 200 человек.

Расстрелы происходили в Петровском парке, на территории Мемориального братского кладбища во Всехсвятском (соврем. Сокол), на Лубянке и многих других местах, ныне неизвестных.

Месторасположение штаба СЗРиС

Автор проекта: Михаил Бородин
Tags: По историческим местам
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments