?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Вскоре после окончания Второй мировой войны многие промышленно развитые государства включились в «ядерную гонку». В этом праве были ограничены страны, признанные по итогам войны агрессорами и оккупированные военными контингентами государств антигитлеровской коалиции. Первоначально атомная бомба рассматривалась как некое супероружие, предназначенное для ликвидации стратегически важных целей – административных и военно-промышленных центров, крупных военно-морских и авиационных баз. Однако по мере увеличения в арсеналах числа ядерных зарядов и их миниатюризации, ядерное оружие стало рассматриваться как тактическое средство уничтожения техники и живой силы на поле боя.

Даже один ядерный заряд, применённый в нужное время и в нужном месте, позволял сорвать наступление многократно превосходящих вражеских армий или наоборот способствовать прорыву глубоко эшелонированной обороны противника. Также активно велись работы по созданию «специальных» боеголовок для торпед, глубинных бомб, противокорабельных и зенитных ракет. Достаточно высокая мощность тактических ядерных зарядов позволяла при минимальном количестве носителей решать задачи по уничтожению целых эскадр боевых кораблей и авиационных групп. При этом можно было использовать относительно простые системы наведения, низкая точность которых компенсировалась значительной зоной поражения.

С самого момента своего основания государство Израиль находилось во враждебном окружении и было вынуждено тратить значительные ресурсы на оборону. Израильское руководство внимательно отслеживало общемировые тенденции в области развития средств вооруженной борьбы и не могло игнорировать всё возрастающей роли ядерного оружия. Инициатором израильской ядерной программы являлся основатель еврейского государства премьер-министр Давид Бен-Гурион.

После окончания арабо-израильской войны 1948 года, в которой Израилю противостояли египетская и иорданская армии, Бен-Гурион пришёл к выводу, что в условиях многократного численного превосходства арабских сил гарантировать выживание страны способна только атомная бомба. Она будет страховкой в том случае, если Израиль больше не сможет конкурировать с арабами в гонке вооружений, и может стать оружием «крайнего случая» в чрезвычайной ситуации. Бен-Гурион надеялся, что сам факт наличия ядерной бомбы в Израиле будет способно убедить правительства враждебных стран отказаться от нападения, что в свою очередь приведёт к миру в регионе. Правительство Израиля исходило из того, что поражение в войне приведёт к физической ликвидацию еврейского государства.

По всей видимости, первая подробная техническая информация относительно расщепляющихся материалов и технологии создания атомной бомбы была получена от приехавшего из Франции физика Моше Сурдина. Уже в 1952 году состоялось официальное создание Израильской атомной энергетической комиссии, на которую была возложена ответственность по формированию научного и технического потенциала, необходимого для создания атомной бомбы. Во главе комиссии встал выдающийся учёный-физик Эрнст Давид Бергман, переселившийся в Палестину после прихода к власти Гитлера. Когда была провозглашена независимость Израиля, он основал и возглавил научно-исследовательскую службу ЦАХАЛ. Став во главе ядерных исследований, Бергман принял решительные меры для развертывания не только научной, но и конструкторской работы.

Однако в 50-е годы Израиль являлся очень бедной страной, чьи материальные и финансовые ресурсы, научные, технологические и промышленные возможности были очень ограниченными. К моменту начала исследований в еврейском государстве не было ядерного горючего и большей части необходимых приборов и агрегатов. В имеющихся условиях создать самостоятельно атомную бомбу в обозримом будущем было невозможно, и израильтяне продемонстрировали чудеса ловкости и изворотливости, действуя не всегда легитимными методами даже в отношении своих союзников.

Первый исследовательский ядерный реактор мощностью 5 МВт в 1955 году был смонтирован неподалёку от Тель-Авива в поселении Нагаль Сорек. Реактор удалось получить от США в рамках объявленной президентом США Дуайтом Эйзенхауэром программы «Атом для мира». Этот маломощный реактор не мог нарабатывать оружейный плутоний в значимых количествах, и главным образом использовался для подготовки специалистов и отработки методов обращения с радиоактивными материалами, что в дальнейшем пригодилось при развертывании масштабных исследований. Однако несмотря на настойчивые просьбы американцы отказались предоставлять ядерное топливо и оборудование, которое могло бы быть использовано в атомной оружейной программе, и во второй половине 50-х главным источником получения материалов и ядерных технологий стала Франция.

После того как президент Египта Гамаль Абдель Насер заблокировал судоходство по Суэцкому каналу, французы надеялись, что ЦАХАЛ сможет изгнать египтян из Синая и открыть канал. В связи с этим с 1956 года Франция начала осуществлять масштабные поставки техники и вооружения в Израиль. Представителям израильской военной разведки АМАН удалось договориться о ядерных компенсациях Израилю за его участие в войне. Хотя израильские войска за 4 дня оккупировали Синайский полуостров и вышли к каналу, своей цели французы и англичане не добились и в марте 1957 года израильтяне также оставили Синай. Однако французы соблюли договорённость, и в октябре 1957 года было заключено соглашение о поставке 28 МВт реактора с замедлителем нейтронов на тяжелой воде и технической документации.

После того как работы вступили в фазу практической реализации, в Израиле была создана новая «ядерная» спецслужба, в задачи которой входило обеспечение полной конфиденциальности ядерной программы и снабжение ее разведданными. По главе службы, получившей название «Бюро специальных задач», стал Беньямин Бламберг. Возведение реактора началось в пустыне Негев, неподалёку от города Димона. Одновременно с этим в рамках кампании дезинформации был пущен слух о сооружении здесь крупного текстильного предприятия. Однако скрыть истинную цель работ не удалось, и это вызвало серьёзный международный резонанс. Огласка привела к задержке запуска реактора, и лишь только после того как Бен-Гурион в ходе личной встречи с Шарлем де Голлем заверил его, что реактор будет нести лишь функции энергоснабжения, а наработка в нем оружейного плутония не предусматривается, была осуществлена поставка последней партии оборудования и топливных элементов.

Полученный от Франции реактор EL-102 в течение года мог наработать около 3 кг оружейного плутония, что было достаточно для производства одного ядерного заряда имплозивного типа мощностью примерно 18 кт. Конечно, такие объёмы ядерного материала не могли удовлетворить израильтян, и они предприняли шаги по модернизации реактора. Ценой немалых усилий израильской разведке удалось договориться с французской фирмой «Сен-Гобен» о поставке технической документации и оборудования, необходимых для увеличения объёмов выработки плутония. Так как для модернизированного реактора требовалось дополнительное ядерное топливо и оборудование для его обогащения, израильская разведка успешно провернула ряд операций, в ходе которых всё необходимое было добыто.

Основным источником сложного технологического оборудования и изделий специального назначения стали США. Дабы не вызывать подозрений, различные комплектующие заказывались у разных производителей по частям. Однако иногда израильская разведка действовала весьма экстремально. Так, агенты ФБР выявили недостачу на складах корпорации «МУМЕК», расположенной в г. Аполло (шт. Пенсильвания) и снабжавшей ядерным топливом американские АЭС около 300 кг обогащённого урана. В ходе расследования выяснилось, что известный американский физик, доктор Соломон Шапиро, являвшийся владельцем корпорации, вступив в контакт с представителем «Бюро специальных задач» Аврахамом Хермони, переправил уран в Израиль. В ноябре 1965 года на борт израильского сухогруза в море нелегально было перегружено 200 т природного урана, добытого в Конго. Одновременно с доставкой урана в Норвегии удалось закупить 21 т тяжелой воды. В начале 80-х в США разразился скандал, когда стало известно, что владелец корпорации «Милко» (шт. Калифорния) нелегально продал 10 крайтронов, электронных устройств, которые применяются в детонаторах ядерных боеприпасов.

На протяжении многих лет Израиль в ядерной сфере тайно сотрудничал с ЮАР. В 60-70-е годы Южно-Африканская республика интенсивно создавала собственную ядерную бомбу. В отличие от Израиля, природного сырья в этой стране было предостаточно. Между странами получился вполне взаимовыгодный обмен: уран на технологию, оборудование и специалистов. Забегая вперёд, можно сказать, что результатом этого взаимовыгодного сотрудничества стала серия мощных световых всплесков, зафиксированная американским спутником Vela 6911 22 сентября 1979 года в Южной Атлантике, вблизи островов Принс-Эдуард. Широко распространено мнение о том, что это было испытание израильского ядерного заряда мощностью до 5 кт, возможно, проведённое совместно с ЮАР.

Первые сообщения о том, что Израиль начал производство ядерного оружия, появились в отчете ЦРУ в начале 1968 года. По американским оценкам, в 1967 году могло быть собрано три атомных бомбы. В сентябре 1969 года в Белом доме состоялась встреча между президентом США Ричардом Никсоном и премьер-министром Израиля Голдой Меир. Неизвестно о чём стороны договорились во время этой встречи, но вот что сказал госсекретарь Генри Киссинжер в более поздней беседе с президентом:

«В ходе ваших частных бесед с Голдой Меир вы подчеркнули, что нашей главной задачей было, чтобы Израиль не делал видимого введения ядерного оружия и не осуществлял программы ядерных испытаний».

Фактически переговоры между Голдой Меир и Ричардом Никсоном закрепили положение, которое соблюдается до сих пор. Политикой Израиля в части ядерного оружия стало непризнание его наличия и отсутствие каких-либо публичных шагов по его демонстрации. В свою очередь Соединенные Штаты делают вид, что не замечают израильского ядерного потенциала. Относительно американо-израильских отношений в области ядерных вооружений очень точно выразился Исполнительный директор Вашингтонского института ближневосточной политики Роберт Сэтлоф:

«По существу сделка заключалась в том, чтобы Израиль хранил своё ядерное сдерживание глубоко в подвале, а Вашингтон держал свою критику запертой в шкафу».

Так или иначе, но Израиль не подписал Договор о нераспространении ядерного оружия, хотя израильские официальные лица никогда не подтверждали его наличия. При этом некоторые заявления можно трактовать как угодно. Так, четвёртый президент Израиля Эфраим Кацир (1973—1978 гг) выразился весьма загадочно:

"Мы не будем первыми, кто применит ядерное оружие, но мы также не будем и вторыми".

Сомнения относительно наличия в Израиле ядерного потенциала окончательно развеялись после того как в 1985 году беглый техник израильского ядерного центра «Мошон-2» Мордехай Вануну передал английской газете Тhе Sunday Тimes более 60 фотографий и сделал ряд устных заявлений. Согласно информации, озвученной Вануну, израильтяне довели мощность французского реактора в Димоне до 150 МВт. Это позволило обеспечить наработку оружейного плутония в количестве, достаточном для производства не менее 10 ядерных боеприпасов ежегодно. Установка для переработки облучённого топлива была построена в ядерном центре в Димоне при содействии французских фирм в начале 60-х. На ней можно получать от 15 до 40 кг плутония в год. Согласно экспертным оценкам общий объём произведённых до 2003 года в Израиле делящихся материалов, пригодных для создания ядерных зарядов, превышает 500 кг.

По данным Вануну, ядерный центр в Димоне включает не только завод «Мошон-2» и собственно реакторный комплекс «Мошон-1». Здесь также находятся объект «Мошон-3» по производству дейтерида лития, который используется для производства термоядерных зарядов и центр «Мошон-4» по обработке радиоактивных отходов, поступающих с завода «Мошон-2», научно-исследовательские комплексы по центрифужному и лазерному обогащению урана «Мошон-8» и «Мошон-9», а также завод «Мошон-10», где производятся заготовки из обедненного урана для изготовления сердечников 120-мм танковых бронебойных снарядов.

Изучив снимки, авторитетные эксперты подтвердили, что они подлинные. Косвенным подтверждением того, что Вануну сказал правду, стала операция, проведённая израильскими спецслужбами в Италии, в результате которой он был похищен и тайно вывезен в Израиль. За «предательство и шпионаж» Мордехая Вануну приговорили к 18 годам заключения, из которых 11 лет он провёл в строгой изоляции. После отбытия полного срока Вануну был освобожден в апреле 2004 года. Однако ему до сих пор нельзя покидать территорию Израиля, посещать иностранные посольства, и он обязан докладывать о запланированных передвижениях. Мордехаю Вануну запрещено пользоваться Интернетом и мобильной связью, а также общаться с зарубежными журналистами.

На основании информации, преданной огласке, Мордехаем Вануну и оценкам физиков-ядерщиков, американскими экспертами было сделано заключение, что с момента первой выгрузки плутония из ядерного реактора в Димоне было получено количество расщепляющихся материалов, достаточное для производства более 200 ядерных зарядов. К началу Войны Судного дня в 1973 году в распоряжении израильских военных могло быть 15 ядерных боеголовок, в 1982 году — 35, к началу антииракской компании в 1991 году — 55, в 2003 году — 80, а в 2004 году производство ядерных боезарядов было заморожено. Согласно данным СВР РФ, Израиль мог потенциально произвести в период с 1970—1980 год до 20 ядерных боезарядов, а к 1993 году — от 100 до 200 боезарядов.


Cпутникoвый снимoк Gооglе Еarth: ядерный центр в Димоне


По мнению бывшего президента США Джимми Картера, высказанному в мае 2008 года, их количество составляет «150 или более». В современных западных публикациях, касающихся ядерного оружия, имеющегося в еврейском государстве, чаще всего ссылаются на данные, опубликованные в 2013 году в британском профильном издании «Бюллетень ядерных исследований». В нём эксперты в области ядерных вооружений Ханс Кристенсен и Роберт Норрис утверждают, что Израиль имеет в своем распоряжении около 80 ядерных боезарядов, располагая при этом расщепляющимися материалами, необходимыми для производства от 115 до 190 боеголовок.

В настоящее время зависимость Израиля от поставок урана из-за границы полностью преодолена. Все потребности ядерного оружейного комплекса удовлетворяются за счёт извлечения радиоактивного сырья в ходе переработки фосфатов. Согласно данным, опубликованным в открытом докладе СВР РФ, соединения урана могут выделяться на трёх предприятиях по производству фосфорной кислоты и удобрений в качестве сопутствующего продукта в объеме до 100 т в год. Израильтяне еще в 1974 году запатентовали метод лазерного обогащения, а в 1978 году был применён еще более экономичный способ разделения изотопов урана, основанный на различии их магнитных свойств. Имеющиеся запасы урана при сохранении современных темпов добычи в Израиле достаточны для удовлетворения собственных нужд и даже экспорта примерно в течение 200 лет.

Продолжение следует

С. Линник

#РОВС #военноедело #США #Франция #Израиль #ядерноеоружие #политика
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com