"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Информация к размышлению. Полумесяц над Тавридой. Часть 3.

С освобождением Крыма в 1944 году в Красную армию было мобилизовано 58 504 человека, включая 6941 крымско-татарской национальности, среди которых, естественно, было немало тех, кто служил в немецких добровольческих частях и не пожелал эвакуироваться с вермахтом. Почти все они так и не попали на фронт ввиду иного решения «татарского вопроса». Схожая ситуация наблюдалась и в партизанском движении. С ростом числа поражений немецкой армии на Восточном фронте добровольцы-татары стали понемногу возвращаться в партизанские отряды.

В итоге массовые расстрелы за предательство были заменены на гораздо более мягкие репрессии, но без разбора — в отношении всего немногочисленного народа. 18–20 мая была проведена депортация: вывезено 191 044 крымских татар без права возвращения к местам прежнего жительства. В ходе операции по выселению у населения было изъято 49 миномётов, 622 пулемёта, 724 автомата, 9 888 винтовок и 326 887 боеприпасов. Вскоре также было выселено 38 345 болгар, греков и армян за активное сотрудничество с немецким командованием. Наиболее несправедливым этот акт был по отношению к грекам, которые наряду с русским населением претерпели угнетения и репрессии, оказывали помощь партизанскому движению, а в вину им советская власть поставила лишь такие «преступления», как занятие торговлей и мелкой промышленностью во время оккупации.

Депортация производилась гораздо мягче, чем, например, выселение миллионов кулаков до войны, у которых просто конфисковывалась вся собственность, а в местах поселения порой отсутствовали минимальные условия для жизни. В постановлении Государственного Комитета Обороны от 11 мая 1944 указывалось, что всё имущество, скот и продуктовые запасы переселяемых крымских татар должны быть описаны и оценены для последующего возврата спецпоселенцам по обменным квитанциям. Хотя транспортные издержки рассчитывались по тарифу для заключённых, на каждый эшелон выделялся врач и две медсестры с соответствующим запасом медикаментов; обеспечивалось санитарное обслуживание и горячее питание. Временное расселение производилось в совхозных, колхозных и заводских посёлках; спецпоселенцы наделялись приусадебными участками, им оказывалась помощь в строительстве домов. На эти мероприятия из резервного фонда Совета народных комиссаров только в мае 1944-го было выделено 30 миллионов рублей. Кроме того, Сельхозбанк был обязан выдавать ссуду в размере до 5000 рублей на семью для строительства и хозяйственного обзаведения с рассрочкой до 7 лет. Операция заняла три дня, для питания переселенцев в пути следования было выделено 1060 тонн муки и крупы и 206 тонн рыбы, мяса и жиров.

В результате, согласно докладу начальника Управления наркомата внутренних дел по Чкаловской области, смертность в пути оказалась минимальной: «За период с 23 мая по 4 июня через станцию Илецк проследовали 59 эшелонов с количеством 3 282 вагонов и 163 632 человек. За время следования на стоянках снято больных 4 человека и 14 умерших». Эти данные не совсем полные, но и по другим документам выходит, что количество умерших среди переселенцев во время операции было близко к уровню естественной смертности.

Как проходила операция, можно судить по отчёту 281 Отдельного стрелкового полка НКВД, силами которого при тщательной предварительной подготовке было выселено 14 380 крымских татар из Судакского района: «Особенно чётко было организовано во всех гарнизонах оцепление населённых пунктов, его правильность и сосредоточение спецконтингента на погрузочных площадях. Со стороны личного состава войсковых подразделений и оперсостава совершенно отсутствовали случаи мародёрства, недисциплинированности и грубости по отношению к выселяемому контингенту. Войсковыми подразделениями и оперсоставом была оказана большая практическая помощь хозяйственным комиссиям в деле охраны и учёта государственного и народного имущества. …К недостаткам в проведении операции относятся: …Слабая, неорганизованная и распущенная работа автоколонны капитана тов. Таманина, который самовольно допустил простой в ночное время машин в 1,5 км от селения Кутлак, где отдельные шофёры этой колонны занимались мародёрством и большинство пьянствовало».

Профессор Н. Ф. Бугай так подытоживает масштабы оказанной помощи переселенцам только в первое время после депортации, в том числе в течение одного военного года: «ЦК КП Узбекистана и НКВД республики приняли постановление № 1228-159с от 30 сентября 1944 года, которым секретарям обкомов, райкомов, вменялось непосредственно в обязанность принять самые решительные меры к трудоустройству крымских татар и созданию приемлемых бытовых условий… Из 33 740 семей, прибывших из Крыма[в Узбекскую ССР], 33 332 (98,8 %) были размещены в квартирах, пригодных для жилья; численность семей, наделённых приусадебными участками и огородами, составила 23 921 (71 %) от общего числа спецпереселенцев. Этот показатель возрастал. Не имевших участков оставалось 413 человек. …Постановлением СНК СССР от 26 июня 1945 года особо нуждающимся из госбюджета выделялись 2970 тысяч рублей в качестве безвозмездной помощи. Денежную помощь получили 5566 семей. …Значительная часть спецпоселенцев получила производственную квалификацию слесарей, токарей, арматурщиков и так далее».

В 1946–1947 годах по всей стране прошёл тяжёлый послевоенный голод, но непропорционально более сильный урон он нанёс спецпоселенцам. По данным на октябрь 1948 года из 234 021 переселённых из Крыма (с учётом рождаемости) умерло 44 887 (19,2 %) и 3531 были освобождены (в индивидуальном порядке за признанные заслуги перед отечеством), в том числе 581 с правом проживания в Крыму. Ещё более высокая смертность оказалась среди переселённых из Северного Кавказа.

В 1955 году была проведена реабилитация некоторых категорий спецпоселенцев, а в 1956 году Президиум Верховного Совета снял ограничения в правовом положении крымских татар, распорядившись расширить оказываемую им помощь в хозяйственном и культурном строительстве с учётом национальных интересов и особенностей. В 1967 году всем представителям крымских татар было разрешено возвращаться в Крым, хотя на деле осуществить это было крайне сложно ввиду необходимости прописки и других ограничений.

Современная этика и юридические нормы признают неправильными и жестокими акты депортации и интернирования в концлагеря представителей враждующих народов во время военного конфликта. Но в годы Второй Мировой войны такая практика была повсеместной. Например, в США таким образом пострадали помимо немцев и итальянцев — до 120 тысяч японцев, как представители враждебной нации, две трети из которых были полноправными американскими гражданами. В результате президентского указа 1988 года каждому содержавшемуся под стражей была выплачена компенсация в размере 20 тысяч долларов. Следует обратить внимание, что были установлены жёсткие рамки для мер по реабилитации: конкретная сумма и только тем, кто содержался под стражей.

Но если в США интернировали людей нисколько не причастных к действиям враждебных наций, да ещё и в глубоком тылу, где не было опасности появления войск противника, то в СССР речь шла о тотальной истребительной войне, опасной прифронтовой зоне и наказании за совершённый массовый коллаборационизм по условиям военного времени с целью ликвидации угрозы диверсий и шпионажа в пользу врага. Проводить следствие в отношение десятков тысяч жителей полуострова на факт предательства родины на тот момент не представлялось никакой возможности, а обезопасить ближайшие к территории боевых действий тылы было необходимо. Ведь на тот момент не было гарантии, что контролировавшие полуостров в течение 2,5 лет немцы снова не появятся в Крыму.

Вскоре после смерти Сталина общемировая на тот момент практика интернирования народов, проведённая в СССР в более грубой форме — депортации, была признана порочной. Затем были предприняты множественные меры по восстановлению прав пострадавших лиц, включая восстановление автономий и помощь в переселении, экономическом и культурном возрождении. Причём реабилитация крымских татар проводится уже 60 лет и не в виде определённых материальных компенсаций конкретным репрессированным, как это было сделано в гораздо более благополучных и богатых США, а в качестве бесконечных и безмерных «извинений» в виде комплексной имущественной и религиозно-культурной поддержки. И до сих пор даже не обозначены горизонты, когда вопрос этот будет наконец закрыт.

Переселяясь в Крым, татары не возвращают государству свою прежнюю недвижимость, которая была нажита ими не без государственной помощи и льгот, но получают на полуострове очередную поддержку. Не учитывается многолетняя помощь, которой они пользовались на прежнем месте жительства и которая обеспечила татарскому народу демографический рост и культурное развитие. Более того, хотя пострадал весь народ, далеко не все его представители безвинно. На каком основании жертвами репрессий признаны тысячи действительных военных преступников-коллаборационистов, которым заменили высшую меру наказания на высылку?

Почему-то на тему о коллаборационизме крымских татар в Великую Отечественную войну, Первую Мировую и в Крымскую сейчас наложено негласное табу. При этом всё время подчёркивается, что наконец с народа снято позорное клеймо предателей. С народа это клеймо было снято более полстолетия назад, но это ведь не означает, что тема массового предательства должна быть закрыта. Например, в лагере смерти «Красный» в посёлке Мирное под Симферополем в 2015 году построили прекрасный мемориальный комплекспо созданному при Украине проекту, где, конечно, ни слова не говорится, что жестокие казни и издевательства, в том числе утопление детей в ямах с фекалиями и сжигание узников заживо на кострах, над 15 тысячами пленных проводили татары 152-го батальона Schuma, добровольно служившие палачами русского народа при немцах.

«Этот лагерь был создан весной 1942 года под эгидой полиции безопасности и СД Симферополя для содержания в нём всех тех, кто представлял или мог представлять потенциальную угрозу для оккупационного режима. Обычно здесь держали коммунистов, захваченных в плен партизан и подпольщиков, а также членов их семей. Первоначально экзекуции проходили крайне редко, так как лагерное начальство не имело достаточного количества исполнителей. Положение изменилось в январе 1943 года, когда на охрану лагеря прибыл 152-й батальон „вспомогательной полиции порядка". С тех пор поменялся и режим содержания узников. Нет, он и до этого не был лёгким. Просто с приходом татарского добровольческого батальона „обычный" концентрационный лагерь превратился в лагерь уничтожения», — сообщает в своей монографии профессор Олег Валентинович Романько.

Это историческая реальность. И если бы о ней не старались забыть, то сегодня и не было бы проблемы, когда мемориал не может быть завершён из-за татарских самозахватов на территории двух братских могил, где погребены 4200 человек, преимущественно русской национальности. Не решив эту проблему, российские власти отвели в Мирном новый земельный массив на возведение 3791 домов преимущественно для крымских татар. Выбор именно этого посёлка под строительство, конечно, был совершенно случайным?! Кстати, до 2019 году именно на территории поселкового совета Мирный будет построена «Школа будущего» стоимость 200 млн рублей — одна из двух для всего Крыма.

О татарском коллаборационизме необходимо помнить и говорить. Служившие вермахту и совершавшие преступления против человечности не должны быть приравнены к репрессированным. Татарские дети только и слышат о безвинном страдании своего народа, тогда как им следовало бы со школьных лет, по примеру немецких сверстников, узнавать о жуткой странице истории своего народа, чтобы подобные трагедии не могли повториться в будущем.

Крымские татары настаивают, что они не несут моральной ответственности за деяния многочисленных представителей своего народа, а потому не следует им ставить в вину известные события Великой Отечественной войны и вообще пора забыть об этой неприглядной странице истории. Но одновременно они требуют от русского народа, пострадавшего как от враждебной к России тоталитарной власти большевиков, так и собственно от крымско-татарских националистов, компенсаций за преступления советского режима.

Член Совета при Президенте по межнациональным отношениям Эскендер Седаметович Билялов и вовсе набрался наглости открыто заявлять: «В Крыму есть политики, которые поддерживают крымских татар, но есть и те, кто ведёт откровенно антикрымскотатарскую позицию, опасаются татарского фактора. Построили мемориальный комплекс в селе Красный. Я был на его строительстве. И сказал, что наряду с часовней, должна там стоять мечеть, присутствовать крымскотатарская символика. Мною был передан в госсовет пакет документов, подтверждающих, что на том месте были расстреляны двадцать крымских татар, именно там была загублена Алиме Абденанова — в Крыму единственная женщина-Герой России. На сегодняшний день там построен христианский храм, а мечети нет, мусульманской символики нет. Но я убеждён, что должна быть там мечеть, потому что так было бы справедливо, приезжают христиане — ставят в часовне свечку в память, зайдут в мечеть мусульмане — прочтут молитву».

Вот так, у братских могил 15 тысяч русских нужно поставить мечеть, потому что это будет справедливо, ведь среди замученных оказалось и двадцать татар, убитых собственными соплеменниками за отсутствие антирусской солидарности. А были ли они мусульманами? — пустой вопрос: сегодня ислам возвращается на полуостров за государственный счёт, то есть преимущественно за русский, а потому любой повод сгодится, даже оскорбляющий память умученных.

О военнопленных татарах, попавших в лагерь «Красный» при немецком наступлении на Крым, сообщается в обзоре работы Управления НКГБ Крыма: «Эфенди Аблязис, Абдурашит Ильясов, Ильми Керменчиклы систематически посещают военнопленных татар в совхозе „Красный", призывая их к вступлению в немецкую армию. В результате их изменнической деятельности создаётся отряд численностью до трёхсот человек, который направляется для борьбы с Красной армией». По-видимому, их памяти и должна быть посвящена мечеть в мемориале, построенном за русский счёт.

В свою очередь депутат Государственного Совета Крыма от партии «Единая Россия» Лентун Романович Безазиево, искажая факты, утверждает, что действовавшая до войны программа по созданию в Крыму еврейского района всего с 17 тысячами жителей была истинной причиной выселения крымских татар и других народов в годы войны. Ведь как хорошо, когда есть концепция, пусть даже авантюрная и не имеющая отношения к действительности, но зато снимающая сложные вопросы и выставляющая татарский коллаборационизм со всеми связанными преступлениями — как единственный способ остаться на родной земле.

Крымский депутат завершает свой опус умозаключениями о том, что же ещё русские остались должны: «Любые политические и экономические решения, которые сегодня принимаются властями России по проблемам Крыма должны учитывать интересы крымско-татарского народа, который будет работать на благополучие и мир в Крыму. Национальный вопрос был одним из главных вопросов Октябрьской Революции 1917 года. В многонациональной России народы требовали право не только на национальное существование, но и на участие в формировании политики и структур нового государства». И нынешние власти Федерации охотно идут на эти уступки в ущерб русскому большинству, руководствуясь принципами большевистской политики.

#РОВС #Крым #татары #Меджлис #ВтораяМироваявойна #сепаратизм
Tags: #ВтораяМироваявойна, #Крым, #Меджлис, #РОВС, #сепаратизм, #татары, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments