"Перекличка" журнал РОВС (pereklichka) wrote,
"Перекличка" журнал РОВС
pereklichka

Categories:

Южный берег Крыма в 1917 году: от Февраля к Октябрю

В марте 1917 г. российская монархия пала. Утратив сдерживающий обруч государственной власти, страна оказалась на пороге невиданных перемен. Согласимся с выводами историка Андрея Ишина, что «драматические события февраля-марта 1917 г., повлекшие формирование органов нового – Временного правительства, означали не просто коренную трансформацию государственного аппарата. В значительной мере они стали отправной точкой в кардинальной смене самой парадигмы государственного развития, в разрушении традиционной социокультурной реальности»,1. Но современники это поймут значительно позже. Погруженные в повседневные заботы, обыватели не осознавали смысла случившегося, считая, что хуже не будет. О событиях в Петрограде на Южном берегу Крыма (как и во всей Таврической губернии) стало известно в первые дни марта. Представители местной общественности и политической элиты поспешили заявить о своей поддержке Временного правительства, направив в столицу целый ряд приветственных телеграмм. Так, 6 марта 1917 г. газета «Южные ведомости» напечатала телеграмму, посланную Председателю Государственной Думы Михаилу Родзянко от служащих земства: «Приветствуем всех, кто взял почин и делом содействовал разоружению отживших форм государственного управления, и памятуя, что теснейшее объединение всех слоев населения необходимо для укрепления нового строя, мы, работающие в Ялтинском земстве, выражаем полную готовность отдать все силы для поддержки нового правительства»2.

В тот же день члены городской думы собрались на экстренное заседание и после жарких дебатов послали телеграмму с горячим приветствием Временному правительству, в которой говорилось, что они «всецело присоединяются к его решению обновления Российского Государства на началах права и справедливости, свободы и равенства»3.

Одновременно начинается процесс организации системы органов власти. Верховная власть в губернии теперь принадлежала Таврическому губернскому комиссару. На местах создается институт уездных комиссаров. Опорой комиссаров были комитеты общественной безопасности (общественные комитеты)4. В их состав входили представители различных политических партий, руководящую роль играли кадеты5. Как орган управления сохранялись городские думы и управы, губернские и уездные земства. В начале марта 1917 г. во всех городах полуострова состоялись торжественные празднования «Русской Свободы», на которых представители эсеровских и меньшевистских партийных организаций агитировали за продолжение войны, поддержку Временного правительства, единение командиров, нижних чинов и трудящихся. Только в Ялте на одном из митингов (проходил на Пушкинской площади) присутствовало более 10 тыс. человек. В мероприятии принимали участие представители местного духовенства. Перед началом митинга были отслужены панихида и молебен. Праздник Свободы прошел и в Алуште. Здесь, кроме православных священнослужителей, выступили с торжественными речами католический пастор, мусульманский мулла и раввин6. Последующие месяцы отмечены все большим усилением политической активности масс. Как вспоминал один из участников этих событий, «начались бесконечные митинги и споры, которые стали затягивать трудящихся в сферы партийности»7. Митинги по случаю крушения самодержавия в марте 1917 г. в Алуште проводились сразу в нескольких местах: на Набережной, в «Профессорском уголке», в парке лазарета «Ялы-Бахча» (ныне - курортная поликлиника). Наряду с обывателями, в них принимали участие и солдаты8.

Началось оформление профессиональных союзов. Они были весьма разнообразны. Так, весной 1917 г. в Алуште возникли профсоюзы сельскохозяйственных рабочих, землекопов, рабочих, строителей и др. В апреле профсоюзы Алушты, насчитывавшие уже 800 человек, объединились в «Союз трудящихся Алушты и ее окрестностей». Возглавил союз большевик Тимофей Багликов9. В «союз, имеющий целью защиту их материальных и правовых ценностей» объединились…даже дьяконы и псаломщики!10

В первой половине марта 1917 г. были избраны первые Советы. Вначале в городах Советы рабочих депутатов и Советы солдатских депутатов существовали раздельно, но вскоре объединились в единые Советы рабочих и солдатских депутатов. В сельских местностях создавались волостные и уездные Советы крестьянских депутатов11. Образование местных Советов происходило и позже. Так, Алупкинский Совет был создан в мае-июне 1917 г.; в Алуште вначале были избраны Совет рабочих и Совет солдатских депутатов, которые во второй половине апреля объединились в Совет рабочих и солдатских депутатов12. 16 мая 1917 г. сформирован Ялтинский Совет рабочих и солдатских депутатов, который принял решение об издании своей газеты «Известия Ялтинского Совета рабочих и солдатских депутатов»13 (стала выходить с 24 июня 1917 г.14). Поначалу в составе Советов преобладали меньшевики и эсеры, а доминирующим настроением масс было революционное оборончество – идея продолжения войны до победного конца.

Первое время в регионе царило относительное спокойствие, а на Южном берегу Крыма обстановка и вовсе напоминала дореволюционную.

«В Крыму, в Симферополе, только красные флаги напоминают о том, что произошло в феврале 1917 года, — писал в своих воспоминаниях «Люди русского искусства» известный советский писатель Лев Никулин. — В Алуште по набережной гуляли раненые прапорщики и барышни в белом, в ресторане на поплавке оркестр играл попурри из «Веселой вдовы»15.

Доминирующими политическими силами в этот период были демократические и социалистические партии: кадеты, меньшевики и эсеры. Влияние эсеров было особенно сильным.

3 апреля 1917 г. в Ялту на заседание комитета общественной безопасности приехала севастопольская делегация ЦИК и городского Комитета общественной безопасности, состоявшая из 3 представителей интеллигенции, 3 рабочих, 2 матросов, офицера и председателя ЦИК Константина Сафонова. Сразу после их выступления состоялось организационное собрание ялтинских эсеров, на котором был избран временный комитет из 7 человек. 6 апреля ялтинские эсеры провели первый митинг, продолжавшийся с семи часов вечера до глубокой ночи, на котором говорили о текущем моменте и программе партии социалистов-революционеров (ПСР). На следующем митинге, который состоялся через неделю, члены Совета рабочих и солдатских депутатов разъясняли собравшимся значение кооперативов и вновь говорили о партийной программе. 16 апреля организация провела многолюдное собрание членов партии и ее сторонников, на котором присутствовали находившиеся на излечении в санатории «Гнездышко» амнистированные политкаторжане. Собравшихся вновь ознакомили с программой партии, после чего значительная часть присутствующих записалась в организацию. 23 апреля, по приглашению рабочих имений «Ливадия» и «Ореанда», представители комитета ПСР участвовали в создании профсоюза в Ливадии. В конце месяца ялтинские эсеры провели собрание комитета и публичное собрание в здании городской думы. Ялтинская организация ПСР превратилась в серьезную политическую силу в городе16.

Симпатии населения наглядно продемонстрировали выборы в Ялтинскую городскую думу, которые состоялись 25 июня 1917 г. Убедительную победу на них одержал социалистический блок, от которого было избрано 37 гласных, кадетская партия получила 20 в думе, домовладельцы провели одного гласного17.

Весной и летом 1917 г. Южный берег Крыма удостоили своим посещением ведущие деятели «революционной демократии». В мае 1917 г. для отдыха в Ливадийском дворце на полуостров императорским поездом прибывает «бабушка русской революции» Екатерина Брешко-Брешковская18. В конце лета Ялту посетил министр иностранных дел Временного правительства, Павел Милюков.

После Февральской революции под запретом оказались черносотенцы. В целом монархисты были выброшены на обочину политической жизни и не имели широкой поддержки. Попытки консолидации правых случались, но были весьма незначительными.

В марте 1917 г. в Ялте, на даче вдовствующей императрицы Марии Федоровны, создана «партия 33-х». Стараниями новых властей эта организация вскоре была ликвидирована. Летом 1917 г. в ряде районов Крыма появились воззвания и листовки монархического характера, в которых содержался призыв: «вперед за царя и святую Русь!»19. Впрочем, в рассматриваемый период монархические идеи определенно не были популярными. Несмотря на это, власти придавали большое значение «опасности реставрации», поэтому в конце апреля в имениях членов дома Романовых на Южном берегу Крыма были проведены обыски. Вскоре представители бывшей императорской династии стали подвергаться притеснениям. Им запрещались всякие контакты с внешним миром без разрешения начальника охраны, ограничивались въезд и выезд за пределы имений, вводилась цензура входящей и исходящей корреспонденции: писем и телеграмм. Таким образом, с мая 1917 г. Романовы фактически утратили связь с внешним миром.

Однако тревожные тенденции в регионе вовсе не были связаны с деятельностью монархистов и членов Российского императорского дома. Падение уровня жизни, неспособность новой власти справиться с социальными и экономическими проблемами, стимулировали протестные настроения.

Так, 24 (11) апреля 1917 г. в типографию Эйдлина в Ялте явился ученый-лесовод с десятью солдатами и объявил владельца арестованным, после чего заставил печатать воззвания от имени «Организационного комитета социализации труда», в которых содержался призыв «объявить все магазины собственностью народа», а владельцев – «старшими приказчиками». По распоряжению губернского комиссара часть воззваний была конфискована20. В апреле 1917 г. в Ялте вспыхнула забастовка швейников, которую возглавил большевик Юрий Дражинский. Бастующие потребовали введения 8-часового рабочего дня и повышения заработной платы. В начале июня в городе забастовали наборщики типографий. В течение восьми дней в Ялте не вышло ни одной газеты21. 2-9 июня 1917 г. бастовали наборщики типографий, требуя увеличения заработной платы. Как сообщала 11 июня 1917 г. газета «Новая жизнь», «ввиду продолжающейся вторую неделю забастовки наборщиков, возник вопрос об отсрочке предстоящих городских выборов, ибо нет возможности отпечатать предвыборный материал. Вчера комиссар предложил под угрозой реквизиции предоставить в распоряжение городской управы одну из типографий. Владельцы предоставили наименьшую (наследников Витмера), при условии печатания только предвыборного материала. Газеты выходить не будут до уступки со стороны наборщиков, требования коих признаны для Ялты чрезмерными. Предполагается реквизиция одной из типографий и выпуск «Известий Совета рабочих и солдатских депутатов»22.

В июле 1917 г. в Алупке бастовали рабочие электростанции, которые также требовали увеличения заработной платы23. Бастующих поддержали жители Симеиза24.

9 августа (27 июля) в Ялте началась забастовка домашней прислуги, требовавшей увеличения зарплаты и сокращения рабочего дня до 8 часов. Также бастовали и служащие больниц25. Для восстановления порядка в город прислали войска26.

В сельской местности крестьяне самовольно захватывали и распахивали монастырские и помещичьи земли, осуществляли самовольную вырубку леса. Так, 5 мая 1917 г. крестьяне самовольно рубили деревья в имении помещика Фабра «Лючи-Сала»27. В сентябре 1917 г. крестьяне деревни Коуш Ялтинского уезда (ныне – с. Шелковичное Бахчисарайского района) взяли в сентябре под свой контроль Султанскую казенную лесную дачу, сдавали в аренду чабанам лесные участки, «получая деньги в свою пользу», пасли свой скот в лесу и препятствовали вывозу заготовленных дров28.

Несмотря на усиление социально-политической напряженности, в межреволюционный период Ялта и другие города и селения на Южном берегу Крыма привлекали значительное количество представителей имущих слоев населения. Многие из этих людей прибыли на полуостров, рассчитывая пересидеть смутное время вдали от столицы. Также здесь располагалось большое число санаториев, в которых отдыхали и лечились прибывшие с фронта больные, раненые и увечные воины, среди которых было много офицеров. Кроме того, в южнобережных имениях содержались под охраной члены дома Романовых и их приближенные. В регионе также присутствовали эскадронцы - национальные крымскотатарские части. Вот как их описал в своих мемуарах большевик К.Набоков:

«На набережной, как на параде, на взмыленных гарцующих лошадях в полной боевой готовности появляется национальный татарский эскадрон, специально вызванный для охраны буржуазии, задобренный ею деньгами и подарками. Эскадронцы лихо сидят в седлах и ловят, раскланиваясь на лету, подарки и цветы, готовые, как откормленные псы, по первому сигналу своих хозяев сорваться с цепи и броситься на расправу со всеми, кто осмелится нарушить их покой»29.

Задачей эскадронцев было поддержание порядка, и до Октябрьского переворота крымские татары не проявляли явных стремлений к захвату политической власти на полуострове. Как сообщалось в отчете Ялтинской земской управы от 18 октября, «мусульманское засилье в уезде и особенно в городе не чувствуется. Мусульмане не претендуют на руководящую роль в местной общественной жизни ввиду своей неподготовленности к широкой общественной работе. Например, мусульмане не настаивают на предоставлении им места председателя Ялтинской земской управы и других мест в земском самоуправлении. Национальное мусульманское движение не выходит из рамок естественного стремления к самоопределению в вопросах, главным образом, культурно-просветительской жизни»30.

Все вышеизложенное позволит большевикам и другим леворадикалам рассматривать Ялту и ее окрестности в качестве «оплота контрреволюции». Позиции ленинцев на Южном берегу Крыма в целом были очень слабы. На протяжении долгого времени ялтинские большевики формально состояли в так называемой объединенной социал-демократической организации, куда входили и меньшевики. Самостоятельная большевистская организация оформилась в Ялте лишь в сентябре 1917 г.31 В начале октября 1917 г. в составе большевистской партийной организации насчитывалось 35 человек32. 16 октября 1917 г. в Ялте состоялось собрание большевиков, на котором выступил бывший политкаторжанин, а в будущем один из активных участников борьбы за установление советской власти в Крыму, Ян Тарвацкий. Был избран большевистский комитет в составе 7 членов и 2 кандидатов под председательством Яна Булевского33. Активизация политической деятельности крайне левых (большевиков, анархистов) в регионе в целом проявляется с осени 1917 г. Именно в этот период создается Ялтинская организация социалистической молодежи, участники которой в дальнейшем составят кадры формирующейся Красной гвардии34, войдут в состав советских органов власти. Левоэкстремисткие настроения также проявляются среди солдат-фронтовиков, которые находились на излечении в лазаретах. По свидетельству К.Набокова, во время выступления Милюкова в летнем театре они освистали министра, а затем в зале погас свет, кто-то крикнул, что брошена бомба, прозвучал выстрел, и началась паника35.

Однако и в этот период идеи большевизма в регионе не находили широкой поддержки. Перелом в общественных настроениях не произошел и после Октябрьского переворота. Советская власть на Южном берегу Крыма будет установлена в январе 1918 г., и сделано это будет извне и вооруженным путем.

Д.В. Соколов
для Русской Стратегии
http://rys-strategia.ru/

#РОВС #историяРоссии #100летреволюции #февральскаяреволюция #Крым #Романовы
Tags: #100летреволюции, #Крым, #РОВС, #Романовы, #историяРоссии, #февральскаяреволюция, Государство Российское, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments