?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Новая структура власти. Мероприятия Правителя Земского Края. Повышение боеспособности Земской Рати

Сразу же после своего избрания М.К. Дитерихс приступил к созданию новой системы управления краем. Многочисленные учреждения прежнего Правительства с раздутыми штатами, часто дублировавшимися функциями и к тому же часто с подпорченной репутацией упразднялись. На их месте создавались 2 исполнительных органа: Совет Внешних Земских Дел с подотчетными ему Ведомствами Финансово-промышленным, Иностранных Дел и Путей Сообщения и Приморский Поместный Совет с подотчетными Ведомствами Внутренних Дел и Народного Просвещения. Ведомство Юстиции и Государственный Контроль переходили под непосредственное руководство Правителя. Для урегулирования жизни казаков создавалось Правление Казачьих Войск из Атаманов всех казачьих войск Сибири. После окончательного урегулирования вопроса местного самоуправления (о нем будет сказано ниже) в подчинении Приморского Поместного Совета также должен был быть создан Совет рабочих, мастеровых и мелких частных служащих «для делового разрешения вопросов жизни, быта и продуктивности работы этих тружеников Земли Русской» [2, стр. 407].

Но главной задачей новой власти стала разработка механизма прочной связи власти с местным населением. «До сих пор за время пятилетней гражданской борьбы все наши государственные объединения стремились выявить главным образом только объединение всероссийского масштаба, слишком мало обращая внимания на заложение под этой крышей, под этим верхом прочной базы и местного прочного управления. […] Все наши бывшие государственные объединения гибли из-за того, что тыл оставался совершенно неустроенным и совершенно с властью ничем не связанным». [3, стр. 526]

Согласно указу Правителя №10 от 15 августа 1922 года основой местного самоуправления и опорой власти становились церковные приходы. «Граждане прихода, отказавшись от всякого дробления на партии различных политических принципов, а, исповедуя лишь те национальные начала, кои были установлены Земским Собором, объединяются вокруг приходской церкви, как основы своей веры и духовного единения. В духовном отношении каждое вероисповедование имеет свои приходские объединения. В гражданском отношении административной единицей является приход данного района по преобладающему количеству граждан одного вероисповедования».[2, стр. 422]

На основании данного Указа Земской Думой должно было быть разработано «Положение о Приходах и приходском управлении приморской области».

Органом управления прихода становился Совет прихода. Во главе его стояли местный пастырь Церкви и Председатель, назначенный из числа прихожан. Членом Совета Прихода мог стать любой гражданин не моложе 25 лет и свободный от уголовной ответственности. Выборы в совет производились путем жребия. При этом избрание происходило пропорционально по группам населения. Для граждан, проживающих в Крае более 7 лет, пропорциональность должна была бы быть выше. Совет прихода ведает «административными, экономическими, хозяйственными, образовательно-воспитательными, судебными и контрольными делами прихода, для чего выделяет из своего состава соответственные органы под председательством назначаемых прихожан». [2, стр. 423] Постепенно к приходам должны были перейти на местном уровне функции ведомств «Внутренних Дел, Промышленности, Торговли, Народного Просвещения, Призрения». [2, стр. 423] Приходы объединялись в Совет Церковных Приходов данного района. Высшим органом областного местного самоуправления являлась Земская Дума. В нее Советы Церковных Приходов всех районов: Приханкайского, Спасского, Анучинского, Никольского, Раздольнинского, Сучанского и Посьетского, - должны были избирать 2 своих представителей сроком на 1 месяц.

Огромным преимуществом такой системы стала достаточная простота ее организации. Привязка к конкретному приходу до революции была вполне естественна для населения. Оставалось лишь создать соответствующие органы управления и представительства. Легко было бы внедрять эту систему и во вновь освобождаемых районах. М.К. Дитерихс стремился «внутреннее, административное, промышленное, образовательное и судебное управление постепенно перевести полностью на принципы широкого самоуправления» [2, стр. 421].

Население приглашалось к живому и непосредственному участию в делах Края. Газета «Русская Армия» 8 сентября 1922 г. так писала о внедряемой системе: «Приход рассматривается как мелкая территориальная земская единица, объединяющая граждан своего небольшого района. Кому же лучше и знать местные нужды, как не им? Все творческое, государственно-сознательное, хозяйственное, все стремящееся приступить к очередной необходимой задаче воссоздания России получает широкое поле для выявления своей инициативы. […]

Основная идея приходского самоуправления состоит как раз в том, чтобы свести управляющий бюрократический аппарат до минимума и воплотить в жизнь широкое самоуправление. Национальная мысль Приморья сделала совершенно правильный вывод, что разрозненная Россия, ее разрушенное хозяйство и разбитая жизнь могут быть восстановлены не кем-то, стоящим сверху, а только, усилиями самого народа снизу.

В приходском самоуправлении, как в фундаменте широкой общественной самодеятельности мы, прежде всего, видим подход к осуществлению такой воли народа». [2, стр. 440-441]

Высший орган власти Края – Земский Собор[5], долженствующий стать действительным выразителем воли народа, избирался также по приходскому управлению. В условиях Приморья возможно было, чтобы каждый приход выбирал одного представителя на Земский Собор. При дальнейшем расширении Края, если бы таковое случилось, система избрания «соборян» должна была бы быть откорректирована. Тем самым Земский Собор становится выразителем подлинной воли народа, в отличие от принципов парламентаризма. «Крестьянство, составляющее 90 процентов населения России, плохо разбиралось в выборной механике, и подлинное представительство народа было подменено представительством партий. Вожди политических партий глубоко веровали, что они-то и являются вождями народа, и во Всероссийское Учредительное Собрание от крестьян какой-нибудь Пензенской губернии проходил эсер или меньшевик, не только неизвестный населению этой губернии, но и сам никогда в ней не бывший.

Многочисленные списки, на которые разбились конкурирующие партии, туманили голову избирателя, сбивая его с толку, и вся выборная комедия превращалась в сплошное издевательство над подлинной волей народа. («Русская армия». №171, 8.09.1922г.)»[2,стр. 440]

Осуществление всего комплекса преобразований, конечно, требовало времени, которого Правителю остро не хватало (Приамурский Земский Край просуществовал всего около 4 месяцев). Но даже в таки короткие сроки некоторые мероприятия осуществить удалось. Так, 14 сентября в с. Вознесенском был созван Крестьянский съезд Приханкайского района, освобожденного Земской Ратью от партизан. На него съехалось 82 делегата. Несмотря на дождь и полевые работы, множество крестьян вышло встречать Правителя. Он был встречен «по-старому», т.е. как было принято в дореволюционной России: с колокольным звоном и хлебом-солью. В школе, где проходили заседания съезда, не смогли уместиться все желающие. Толпы крестьян стояли у входа и вокруг нее.

В простых и понятных словах Правитель пытался разъяснить идеологию Приамурского Земского Края, а также задачи этого Съезда. По результатам работы Съезда стало видно, что крестьяне восприняли призыв Дитерихса. Без промедлений и лишних споров было избрано 5 делегатов от всех волостей Приханкалья в Земскую Думу, а также установлен дальнейший порядок их избрания по волостям. Результатами Съезда все были удовлетворены. Он показал, что крестьянство отнюдь не против проводимых в Крае изменений и готово поддержать Правителя.

В свою очередь Дитерихс старался всеми силами показать, что Земская Рать борется не за «восстановление власти промышленников и помещиков», а за интересы всего Русского народа. На заседании Земской Думы 14 августа, т.е. в самом начале своего правления, Михаил Константинович заявил: «В основе жизни должны быт два положения – земля должна принадлежать тому, кто на ней трудится, и рабочие должны участвовать на справедливых началах в результатах своего труда, то есть в прибылях предприятий». [2, стр. 421]

Предполагалось провести подобные Съезды во всех районах Южного Приморья. На это, однако, времени не хватило.

«Общественные деятели», которые ранее пользовались поддержкой правительство Меркуловых, вновь решили собрать очередной Несоциалистический Съезд. Никакой действительной необходимости после Земского Собора в нем не было, но ген. Дитерихс разрешил его и даже выделил средства, надеясь убедить местных предпринимателей помочь с финансами, а также для создания настроения воодушевления в среде обывателей.

Съезд открылся в Никольске-Уссурийском в сентябре 1922 года. На его открытии с речью выступил сам Михаил Константинович. В ней он описывал плачевное положение Приамурской государственности: «Доходность в настоящее время не превышает 400 – 430 тыс. золотых рублей в месяц. […] Случайные продажи того или иного груза, конечно, не являются нормальным разрешением финансово-экономической жизни какого бы то ни было государства». [1, стр. 219-220] Дитерихс обратился с горячим и искренним призывам к русской интеллигенции, и в частности к местным владивостокским предпринимателям и общественным деятелям, известным людям города: «Господа, я зову вас всех идти объединено вместе с Приамурской государственностью. Покажите вы ваши личным поведением, вашей службой хотя бы в рядах войск, в рядах специальных дружин, покажите пример народу,- он пойдет, поверьте, за вами, но он ждет.[…] Раз флаг Великой Святой идеи выкинут, то за ним первыми должны пойти действительно интеллигентские массы России, и вы есть тот небольшой клочок интеллигенции, который остался и который должен показать пример. Господа, я повторяю вам слова Минина искренно и чисто: пусть ваши жены идут и на самом деле несут кольца, камни и бриллианты, тогда действительно явятся средства и в этом маленьком Приамурском государстве появятся помимо веры и средства, чтобы это выполнить. Господа, это честь русской интеллигенции перед всем миром, перед Родиной и перед нашей религией Христа!» [1, стр. 222].

Речь произвела на собравшихся большое впечатление. Почти сразу же начался сбор пожертвований. Было предложено выбрать особый Совет Обороны. Еще несколько дней Съезд продолжал свои заседания. Он подробно обсудил положение Приамурского Края и предположительные меры. Но дальше громких слов дело не пошло. Только немногие отдельные лица, горячо восприняли призыв. Некоторые пошли в ряды армии, другие из последних крох приносили пожертвования.

Но основные меры по наведению порядка после так называемого «нарсобовского недоворота» должны были коснуться, безусловно, армии. Она была разделена той враждой между промеркуловскими и антимеркуловскими группировками. Во время тех событий из верных Меркуловым частей был сформирован особый корпус под командованием ген. Глебова, который разместили вблизи Владивостока. Части разных корпусов были разобщены, и скорее готовы были сражаться между собой, чтобы поддержать разные группировки, чем с Красной армией.

Дитерихс после Земского Собора занялся налаживанием снабжения и обеспечения армии, а также поднятием ее боевого духа. Войска были переименованы в Земскую рать, корпуса – в группы, части – в дружины. Этим подчеркивалась преемственность войск Приамурского Земского Края от дружин Минина и Пожарского. Также как и они, Земская Рать должна была освобождать Россию от «интервентов» и узурпаторов. Для сокращения расходов на армию были уменьшены хозяйственные части. Назначен ряд ревизий для проверки состава войск в тыловых учреждениях, сокращен состав Штаба, переформировано снабжение. Одной из первых мер по Гражданскому Ведомству, было сокращение расходов на содержание аппарата. Одно упразднение различных контрразведок, имевших задачей следить за разными группами, давало выгоды. И вообще «после Земского Собора, несмотря на тяжелую общую обстановку, мы все же вздохнули свободно, так как прекратилась бесплодная переписка, различные трения и недоразумения, появился один хозяин дела, близко стоявший к интересам войск […] В войсках как будто начал пропадать понемногу прежний антагонизм, началась общая работа». [1, стр. 209-210].

В соответствии с приказом №137/А войска были разделены на четыре группы (рати): Поволжскую, под командованием генерала Молчанова, Дальневосточную ген. Глебова, Сибирскую ген. Смолина и Сибирскую Казачью ген. Бородина.

После приведения Армии в порядок перед Дитерихсом и его сподвижниками возник целый ряд задач на ближайшее время. Эти задачи можно выразить в виде тезисов, составленных генералом П.П. Петровым:[6]

1) До прихода подкреплений из Читы нужно было основательно растрепать наличные красные силы, отбросив часть Хабаровской группы не ближе, чем за р. Уссури и покончить с Анучинской группой.

2) Подготовиться к первой половине октября к решительному бою со всеми собранными большевиками силами.

3) Непременно поднять восстание в Забайкалье.

1 сентября Поволжская группа ген. Молчанова перешла в наступление при поддержке двух бронепоездов. Основной целью был захват железнодорожного моста через р. Уссури, а также ликвидация угрозы Спасску. Белые повели наступление в двух направлениях: вдоль Уссурийской железной дороги на Шмаковку и разъезд Кауль и к востоку от нее – в направлении Руновки, Ольховки, Успенки, а затем на Техменево и Глазовку. На втором направлении конница должна было преодолеть р. Уссури и выйти во фланг и тыл обороняющейся группировке НРА, заставив ее отойти с укрепленных позиций у моста и переправ через Уссури.

Из донесения главкома НРА Уборевича: «противник 2 сентября перешел в наступление двумя полками (в каждом по 250 сабель), занял район Шмаковки, выбил оттуда передовые части нашего 6 полка. Во всех последних разведсводках штаба НРА отмечались подробно мероприятия Дитерихса по приведению его армии в порядок» [10, стр. 173-174] Теперь красные на себе испытали последствия этих мероприятий.

Уже 6 сентября была захвачена Шмаковка и Успенка, а 7 – раз. Кауль в нескольких километрах от ст. Уссури. Но здесь свою негативную роль сыграла природа. Прошли сильные дожди и р. Уссури вышла из берегов. Конница Поволжской рати, от которой требовалось выйти к ст. Уссури с востока, не смогла переправиться через одноименную реку без специальных средств, коих не было в наличии. С другой стороны, на направлении главного удара вдоль Уссурийской ж.д. на подступах к ст. Уссури разлились даже мелкие речушки, превратив укрепленные позиции красных в неприступные для Земской Рати, не имевшей специальных средств.

В ходе этого наступления Правитель побывал в Спасске и севернее его в освобожденных селах, «чтобы на месте познакомиться с обстановкой и ознакомить население со своими взглядами на дальнейшее». [1, стр. 214]

Еще чуть раньше начались операции Сибирской группы ген. Смолина по очищению Приханкайского края от партизан. Сибирская казачья группа ген. Бородина попыталась ликвидировать Анучинскую группу. Предполагалось, что сразу после захвата моста через Уссури на нее с севера ударит часть Поволжской группы, а Сибирская казачья группа нанесет удар с фронта (с запада). Однако вследствие невозможности захватить мост через Уссури, Поволжская рать ничем не могла помочь ген. Бородину. Сибирская Казачья группа после нескольких упорных боев вынуждена была отойти на исходные позиции. Но и красные, получив новые подкрепления, попробовали, было перейти в наступление на д. Ивановку. И, несмотря на численное превосходство, были остановлены и отброшены.

Отдельно надо сказать об успехах флота. Господство на море, ввиду отсутствия у красных портов на Тихом океане (Владивосток и Петропавловск-Камчатский находились во владениях Приамурского Земского Края, Николаевск-на-Амуре был занят японцами), было полным. Флотилия адмирала Старка провела ряд успешных операций на побережье Японского моря и Татарского пролива. Был разбит ряд партизанских отрядов и захвачено несколько прибрежных поселков. Особо стоит отметить операции по сбору налогов и штрафов с кораблей японских лесо- и рыбопромышленников, незаконно сплавлявших лес и занимавшихся уловом рыбы у русских берегов. В результате этих операций было выручено несколько тысяч иен, «что составило вместе с деньгами, внесенными концессионерами-лесопромышленниками во Владивостоке, около одной двенадцатой всего годового бюджета нашего государства». [11]

Также флот осуществил высадку дополнительных сил под командованием войскового старшины В.И. Бочкарева в Петропавловске-Камчатском, а также экспедиционного отряда ген. Пепеляева в местечке Аян на побережье Охотского моря.

Отряд ген. Пепеляева высадившись, должен был осуществить достичь Якутска, создать связь с подпольными организациями и поднять восстание крестьян в крае, подобное восстанию 1921 года, подавленному большевиками. Это могло было заметно улучшить положение края и войск Земской Рати. Но высадка оказалась запоздалой, и заметной роли в сохранении Белого Приморья ей сыграть не удалось.

В конечном итоге, все эти успешные в большинстве операции показали значительное повышение боеспособности Армии и Флота. Из произошедших боев можно было сделать вывод, что дальнейшая борьба возможна и при этом имеет шансы на успех.

Кашицкий И.В.

#РОВС #историяРоссии #БелоеДвижение #гражданскаявойна #монархизм
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com