?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

(Фрагмент из книги И.Б. Иванова «Под Русским знаменем. Белое Дело между пошлым и будущим. М., «Традиция», 2016).

...22 июня 1941 года Мировая война приняла новый поворот: Германия напала на Советский Союз – своего вчерашнего союзника. То, что вооружённое столкновение между двумя тоталитарными режимами со сходной внутренней организацией и захватническими внешними устремлениями рано или поздно произойдёт, предвидели многие. Но несомненно то, что виновником этой войны был не только Гитлер: она была подготовлена и всей предвоенной внешней политикой Сталина, ведь до сентября 1939 года не могло быть и речи о советско-германском фронте: СССР и Германия даже не имели общих границ. И только советско-нацистский секретный протокол о разделе Европы и совместная агрессия против Польши поставили германские танки прямо у ворот России.

В первый же день нападения на СССР немцы провели ряд арестов в Париже и Брюсселе в среде… русских Белых эмигрантов. Гестаповцами, в частности, были арестованы и отправлены в концлагеря: начальник канцелярии 1-го Отдела РОВСа полковник С.А. Мацылев, генерал-лейтенант А.П. Кусонский и ряд других чинов Обще-Воинского Союза. Впоследствии некоторые из арестованных были отпущены, другие, как генерал Кусонский, погибли в концлагерях…

В русской эмиграции нападение на СССР было воспринято неоднозначно. Одни увидели в нём возможность продолжить вооружённую борьбу против поработившего Отечество большевицкого режима. Другие – не верили немцам и указывали на завоевательный характер их политики, однако надеялась, что борьба против внешнего противника изменит внутреннюю ситуацию в Советском Союзе, и после победы над Германией Красная Армия развернёт свои штыки против Сталина и большевиков. Единого мнения по этому вопросу в эмиграции не сформировалось. Так, например, генералы Ф.Ф. Абрамов, В.К. Витковский, руководитель ОРВС А.А. Лампе, выступали за участие в борьбе с большевизмом в союзе с Германией, в то время как генерал И.Г. Барбович был противником сотрудничества с немцами. А видный деятель РОВСа капитан 1-го ранга Г.Е. Чаплин, принявший непосредственное участие в войне в качестве офицера армии Великобритании, отстаивал идею создания при союзных армиях русского добровольческого корпуса для борьбы против Германии, а в перспективе – против большевицкой диктатуры (этот проект Чаплина не был одобрен британским руководством).

Трагичность ситуации была в том, что в условиях столкновения двух русофобских тоталитарных режимов ни «правильного» выбора, ни «хорошего» для русского народа варианта развития событий – не было. И глава РОВСа генерал Архангельский это хорошо понимал. 27 июля 1941 года в «Памятной записке по вопросу об участии Русской эмиграции и Русских воинских организаций в борьбе против советской власти и против коммунизма» генерал Архангельский отметил, что борьба эта всегда велась и должна вестись во имя России и Русского Народа. Начальник РОВСа подчёркивал, что Белые могли бы принять участие в начавшейся борьбе против Советского Союза только в том, случае, если со стороны немцев последует ясное разъяснение целей войны против СССР, дабы эти цели были понятны национальным русским силам внутри России и за рубежом, а главным условием участия Белой эмиграции в этой войне генерал Архангельский считал создание русского национального центра и правительства.

Но позиция Начальника РОВСа шла вразрез с интересами нацистов, которые пытались нейтрализовать деятельность и влияние Обще-Воинского Союза. Гитлер резко отрицательно относился к русским белоэмигрантам и любую возможность их допуска в Россию нацисты старались пресекать, понимая, что Белые продолжат отстаивать там свои национальные интересы и будут оказывать влияние в том же духе на вчерашнее подсоветское население. Поэтому русских эмигрантов немцы соглашались допускать в Россию лишь в качестве переводчиков – только в частном порядке и в очень ограниченном количестве. Но и от этой практики вскоре отказались: по мнению нацистов, эмигранты слишком мирволили в России к местному населению…

Чтобы помочь страдающему от войны русскому народу, РОВСу в ряде стран удалось организовать работу по сбору вещей, предметов первой необходимости и денежных средств – для отправки всего этого населению, находившемуся на территории, освобождённой от большевиков и оккупированной немцами. В частности, к концу 1941-го – началу 1942-го годов была налажена отправка такой помощи в Россию из Болгарии, а также из Протектората Богемии и Моравии. А в Словакии местная организация Общества Галлиполийцев ассигновала 2000 крон для покупки богослужебных книг и отправки их в Россию: немцы беспрепятственно разрешали населению захваченных ими российских территорий открывать закрытые большевиками храмы, но в разорённой богоборческим режимом стране для возобновления церковных служб остро не хватало богослужебных книг, антиминсов и т.п.

В силу неблагоприятных для Русского дела политических обстоятельств, РОВСу так и не пришлось принять участие во Второй мировой войне. Однако многие члены Союза, в зависимости от конкретных условий, сложившихся в странах их проживания, вольно или невольно оказались в неё втянуты. Часть из них, находясь в рядах армий стран антигитлеровской коалиции (Польша, Франция, Югославия, Великобритания и др.), сражалась против Германии. Другая часть – количественно она была существенно большей – приняла участие в вооружённый борьбе на стороне Германии, главным образом – против коммунистических партизан на территории Югославии. /…/

Отдельным вопросом является отношение Белой эмиграции к Русской Освободительной Армии (РОА), сформированной немцами из бывших военнопленных Красной Армии и возглавленной бывшим советским генерал-лейтенантом А.А. Власовым. Отношение это было весьма сложным. В эмиграции многие отрицательно относились к Власову как к человеку, который во время Гражданской войны воевал на стороне большевиков против своего народа, а перейдя в 1942 году на сторону немцев, продолжал придерживаться февралистских взглядов, крайне непопулярных в среде Белой военной эмиграции.

Однако, вне зависимости от личности самого Власова, антибольшевицкое Русское освободительное движение стало серьёзным фактором в годы войны. В отечественной истории не было примера столь массового добровольного перехода русских людей на сторону внешнего врага. Все эти люди – в подавляющем большинстве бывшие бойцы и командиры Красной Армии – были объявлены Сталиным «предателями», но большевики уклонялись от объяснений, почему именно при советской власти оказалось так много «предателей», ведь, например, за всю Первую мировую войну те же немцы не смогли создать из русских пленных даже одного небольшого подразделения… Коммунистический режим был столь ненавистен для подсоветского населения, что добровольный переход красноармейцев на сторону противника был обычным явлением, особенно в начале войны, когда многие в СССР – и красноармейцы, и мирные жители – видели в немцах вызволителей от большевицкой тирании и ещё не успели столкнуться с реалиями нацистской оккупации, не намного отличавшейся по степени русофобии от оккупации большевицкой.

В то же время в эмиграции многие полагали, что для победы над большевизмом и для того, чтобы заставить немцев считаться с интересами русского народа – необходимо объединить все русские антибольшевицкие силы. Но гитлеровцы старались не допустить контактов Белой эмиграции с Русской Освободительной Армией. Генерал Архангельский писал по этому поводу: «Нас не только не допускают в РОА, но во многих случаях даже ограничивают наши возможности общения с ними…»

Руководитель Объединения Русских Воинских Союзов А.А. Лампе высказывался за необходимость слияния РОА с Русским Корпусом. Он, в частности, отмечал, что в рядах корпуса совершенно напрасно гибли в качестве рядовых русские офицеры, заменить которых было просто некем. В рядах же Русской Освободительной Армии офицеров было мало. Естественно, напрашивалось решение – слить оба русских формирования, для чего, прежде всего, вывести корпус из боя... Но именно на это не шло германское командование.

Лишь в конце войны произошло формальное слияние РОА с Русским Корпусом и другими русскими антибольшевицкими формированиями, но на практике это осуществлено не было, корпусники до самого конца войны так и остались на Балканах.

Безумная гитлеровская политика нацизма и завоевания закономерно привела Германию к краху. В то же время большевики, осознав непопулярность в народных массах коммунистических идей и лозунгов, были вынуждены на время войны ослабить партийную пропаганду и разрешить обращение народа к его традиционным ценностям – православию и русскому патриотизму. Ценой неисчислимых жертв, вопреки антинародной большевицкой политике и безданному партийному руководству, русский народ сумел выстоять под ударом внешнего врага и победить. Увы, надежды многих людей (как в эмиграции, так и в СССР) на послевоенные коренные перемены – роспуск колхозов, прекращение чекистского террора и т.п. – не оправдались. Удержавшись у власти на крови русских солдат, укрепившись, Сталин и партийная верхушка вновь возобновили массовый террор, притеснение верующих и прежние большевицкие методы управления страной.

Книга целиком: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/14937/

#РОВС #историяРоссии #ВтораяМироваявойна #Гитлер #Сталин #Германия #СССР #Белаяэмиграция
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com