?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Судьба полковника

Ему не ставили памятников, о нем не написано книг, его имя знают немногие. Пусть же будут памятником ему эти несколько строк.

Враштил Виктор Владимирович родился в 1885 г. в семье учителя гимназии. В 1907 году окончил Виленское пехотное юнкерское училище, получил звание подпоручика и был направлен для службы в 71-й Белевский пехотный полк на должность начальника охотничьей команды. Полк дислоцировался в небольшом городке Ново-Александрия Люблинской губернии. Здесь он женился на Дурново Любовь Константиновне. За время службы ему пришлось сменить ряд должностей, а порой и совмещать несколько сразу: батальонный адъютант, начальник команды разведчиков, начальник команды конных ординарцев и службы связи.

В 1910 г. молодой офицер был переведен в 137-й Нежинский «Ея Императорского Высочества Великой Княгини Марии Павловны» пехотный полк и назначен младшим офицером в роту «Ея Высочества», то есть в лучшую «шефскую» роту полка. Полк квартировал тогда в Рязани. За время службы характеризовался только с положительной стороны как исполнительный, старательный и дисциплинированный офицер.

В 1913 г. приказом был отправлен в Заамурский пограничный военный округ в Харбин для продолжения службы во 2-м Заамурском пограничном конном полку. Задача полка состояла в охране от бандитских нападений хунхузов железной дороги, станций, перегонов, разъездов, железнодорожных бригад и лесорубов, при строительстве и эксплуатации Китайской Восточной железной дороги.

Начало Первой Мировой войны вызвало патриотический подъем у офицеров округа и стремление непосредственно участвовать в боевых действиях. В штаб поступили сотни прошений офицеров о переводе в действующую армию и 10.02.15 г. был получен приказ Верховного Гланокомандующего о выступлении частей Заамурского округа пограничной стражи на фронт. Вместе со своим 2-м Заамурским конным полком отправился на фронт и поручик 5-й сотни Враштил.

С самого прибытия на фронт Враштил практически не выходил из боев. О том, как воевал Враштил, говорят его награды:

Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость», Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом, Св. Анны 3-й ст., Георгиевское оружие, Св. Станислава 2-й ст. с мечами, Св. Анны 2-й ст. с мечами, Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом...

Произведен в штабс-ротмистры в декабре 1915 г. В 1916 г. представлен к чину ротмистра и принял командование над 4-й сотней.

В составе 11-й армии Юго-Западного фронта Враштил участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве. За личную храбрость, мужество, находчивость и проявленные командирские качества награжден орденом Св. Георгия 4-й степени.

Один из его сослуживцев по дивизии так вспоминал позднее:

«Я вышел на опушку леса с командиром соседнего полка, полковником К. Мы растянулись на траве и закурили.

К нам подошел высокий, молодой и стройный офицер с Георгиевским крестом в петлице. Он взял под козырек и обратился к К., о чем-то доложил и тотчас удалился. Его фигура и лицо, манеры, уверенный, спокойный тон, походка мне бросились в глаза.

- Это - Враштиль, - с улыбкой заметил К, - вы его не знаете?..

- Ах, Враштиль!..

Да, я его не знал, но с первых дней боёв на Стрыпе и Днестре по всей дивизии носился уже слух о беспримерном мужестве и доблести этого офицера.

Его фамилия была известна всем, с ним неизменно связывалось, каждый раз, какое-нибудь смелое, удачное и выдающееся дело.

Три дня назад он захватил четыре пулемёта. Вчера он наскочил на хвост отступавшей неприятельской конницы и оторвал две сотни пленных. Через неделю захватил обоз, а через месяц был ранен в конной атаке и эвакуирован в тыл...»

Придя к власти в результате Октябрьского вооруженного переворота, большевики взяли курс на разложение и уничтожение Российской императорской армии. Стараниями большевиков она была на грани разложения. К февралю 1918 г. старая армия фактически прекратила своё существование. Вместо прежней России стало образовываться страшное и непонятное государство, где вся власть сосредотачивалась в жестоких, темных и хамских руках.

Фронт практически перестал существовать, война, объединявшая офицерство, окончилась. Оставаться дальше в своих частях и рисковать жизнью было бесцельно. Да и к тому же достаточно успело накопиться злобы и против революционных масс, и против правительства, игравшего двойную игру, злобы, обострившейся под влиянием осознания, что гибнет Родина. Так начиналось «белое движение»…

Ротмистр Враштил вернулся к месту своей прежней службы в Харбин, где его ждали жена, дочь и двое сыновей. Харбин, как и вся КВЖД, к тому моменту стал местом концентрации русских офицеров на Дальнем Востоке, бежавших из-под власти большевиков, спасаясь от расстрелов и расправ. Здесь деятельный офицер не стал отсиживаться и в январе 1918 года вступил в Особый отряд полковника Орлова, став командиром 2-й конной роты, впоследствии развернутой в конный дивизион. Полковник Орлов так охарактеризовал командира своей конницы: «Ротмистр Враштил был молодой, горячий, увлекающийся человек».

Со временем Отряд полковника Орлова, наряду с Особым Маньчжурским Отрядом есаула Семенова, стал наиболее боеспособной и многочисленной антибольшевистской воинской частью. В апреле 1918 г. отряд ротмистра Враштила, в который кроме конницы была включена 4-х орудийная батарея, был отправлен для усиления Особого Маньчжурского Отряда атамана Семенова на станцию Даурия. Есаул Семенов повел свои части в наступление на советское Забайкалье. Начало было довольно успешным, передовые части ОМО заняли станции Мациевская и Даурия. И конный отряд Враштила ринулся вперед. Удача всюду ему сопутствовала. Враштил захватывал деревни, поселки и все глубже продвигался к Нерчинску, а казаки Семенова вышли к реке Онон.

Но оправившись от первого удара и призвав на помощь бывших военнопленных, а теперь интернационалистов, создав трехкратное превосходство в живой силе, красные под командой Лазо нанесли контрудар. Части ОМО начали откатываться. Конный отряд ротмистра Враштила, отбиваясь от наседавших большевистских войск, отходил назад к Маньчжурии и вскоре вновь оказался на своей базе в Харбине.

В дальнейшем отряд полковника Орлова был послан на ст. Пограничную в поддержку Особого казачьего Отряда атамана Калмыкова. Против этих частей большевиками был развернут Гродековский фронт. Но активных боевых действий с привлечением конницы ротмистра Враштила здесь не велось, только Отряд есаула Калмыкова совершал единичные набеги на территорию, подконтрольную красным.

Между тем события разворачивались одно за другим. По всей Транссибирской магистрали разрасталось выступление частей Чехословацкого корпуса. 29 июня 1918 г. части Восточного отряда Чехословацкого корпуса под командой генерала Дитерихса выступили против Советской власти и захватили Владивосток. Российские войска в полосе отчуждения КВЖД во главе с генералом Хорватом вступили в Приморье. Интернациональные части большевиков были выбиты из Гродеково и Никольска-Уссурийского. Красные отступили, образовав Уссурийский фронт.

В августе 1918 г. в районе озера Ханка появились красные отряды Шевченко, которые пытались нанести удар в тыл войсковой группировки союзников на Уссурийском фронте. Против них была снаряжена воинская экспедиция, в которую был включен конный дивизион ротмистра Враштила. Конница Враштила достигла станицы Камень-Рыболов и завязала бой с отрядом Шевченко. В ходе трехдневных боев большевики были выбиты с занимаемых позиций и вынуждены отступить. Враштил за эту операцию был награжден производством в полковники (подполковника он получил незадолго до этого).

К 1919 г. дивизион Враштила развертывается в Конно-Егерский полк с местом дислокации в городе Никольске-Уссурийском. Уже командуя полком, полковник Враштил принимает участие в операциях против партизан. Причем зачастую, чтобы избежать братоубийственных столкновений, он напрямую вступает в переговоры с командирами партизанских отрядов. В переписке один из командиров Никольск-Уссурийского партизанского отряда обращается за помощью к Враштилу как «в высшей степени гуманному и честному человеку».

В январе 1920 г. власть адмирала Колчака пала и красные партизанские отряды стали без боя занимать города и гарнизоны. Полковник Враштил, видя бесполезность боевых действий, решил увести свой Конно-Егерский полк в полосу отчуждения КВЖД. Около Полтавки конно-егеря были встречены местными уссурийскими казаками, занимавшими сопку, которые потребовали от полка сдать оружие, дав честное слово о беспрепятственном пропуске полка за границу. Не желая бессмысленного кровопролития, полковник Враштил поверил честному слову казаков и приказал полку разоружиться. Всем была известна безумная храбрость полковника, так что ни о какой трусости здесь не может быть и речи. К тому же полковник мужественно и бесстрашно сражался с красными в течение последних лет на фронтах от Забайкалья до Приморья, и об этом прекрасно знали не только друзья, но и враги. Так что красным полковник живым бы не сдался, но он поверил честному слову казаков станицы Полтавской. Вместе с полковником сдались 164 человека, в том числе 45 офицеров.

Однако казаки своего слова не сдержали, все офицеры были арестованы и впоследствии переведены в тюрьму г. Никольска-Уссурийского. 3 апреля 1920 г. полковник Враштил и еще 95 человек были посажены в два вагона и с большой секретностью отправлены в Хабаровск.

Через два дня части Японской императорской армии свергли власть пробольшевистского правительства по всему Приморью, но об арестованных офицерах не было никаких известий. Родственники и сослуживцы конно-егерей начали поиски хоть каких-то следов пропавших. Долгое время ничего не было известно, но вскоре стали появляться сведения, одни страшнее других. А уже летом 1920 г. всплыла жуткая картина произошедшего.

К офицерам из Никольска были присоединены арестанты из Имана, и все арестованные в количестве 129 человек были убиты самым варварским способом. На мосту через реку Хор их выводили из вагонов, ударяли молотом по голове и сбрасывали в реку. Тех, кто не умирал сразу, внизу на берегу докалывали штыками. Только одному, случайно недобитым сброшенному в реку, удалось спастись, добраться до кустов на берегу и затем, вместе с найденными потом трупами, поведать миру о той бойне, которая имела место на мосту через р. Хор.

Но не все были убиты на мосту. Несколько офицеров были замучены на станции Верино, где впоследствии и найдены их трупы. Полковник Враштил был подвергнут медленной и мучительной смерти. Все его тело было исполосовано кнутом, многие суставы на пальцах рук поломаны и оторваны, половые органы вырезаны. Смерть наступила от выстрела в голову в упор.

Последними словами полковника Враштила, которые он произнес, выходя из вагона, были: «Прощайте, братцы». Останки полковника были родственниками переправлены в Харбин и захоронены в октябре 1920 г. в особом склепе (в приделе) при Иверской церкви. Здесь же был похоронен и генерал Каппель.

Бог не дал Враштилу увидеть торжество идеи, во имя которой он вел полную жертвенности кровавую борьбу и во имя которой погиб. А нам осталась память…

Игорь Рыжов

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
denny_oz
17 янв, 2017 15:42 (UTC)
Благодарю!
Вечная память русскому герою.
azenkova
18 янв, 2017 06:52 (UTC)
Вечная память!
( 2 комментария — Оставить комментарий )

Метки

ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com