?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Ещё задолго до октябрьского государственного переворота в России дурман «светлого будущего» охватил многие западные страны, мгновенно распространяясь подобно опасной эпидемии, которую не могли остановить ни границы, ни расстояния, ни время. И её распространителями становились вовсе не бедные люди и вовсе не нищие, оказавшиеся по тем или причинам без основных средств существования, а вполне обеспеченные люди, ставившие на первый взгляд вполне разумные, благородные цели – изменить мир, дабы осчастливить человечество.

Один из таких неравнодушных людей с обостренным чувством справедливости был наш соотечественник Михаил Бакунин. Он родился на русской земле в Тверской губернии в семье помещика в 1814 году, за несколько лет до рождения Карла Маркса, основоположника марксизма, науки разрушения. Его бунтарский характер начал проявляться ещё в ранней юности: за дерзость и нерадивость его исключили с первого офицерского курса Петербургского артиллерийского училища. В юные годы он не на шутку увлекся западной философией и идеями Маркса. Чтобы более глубоко и основательно изучить труды западных «классиков», Михаил Бакунин решил поехать за границу. Когда ему исполнилось 26 лет, он написал пространное письмо родителям с просьбой разрешить ему поездку в Берлин и дать для этого деньги. Отец с неохотой согласился с его отъездом, но в деньгах отказал. Тогда Михаил Бакунин обратился к чужому человеку – Александру Герцену, который, в просьбе не отказав, ссудил ему две тысячи рублей на неопределённый срок. Стремление добиваться своей цели во что бы то не стало, любыми средствами начало проявляться в его духовно неокрепшей душе еще в юности. И об этом свидетельствует один эпизод из его жизни. Однажды при ссоре со своим приятелем Катковым, случившейся за несколько дней до отъезда за границу, вместо того, чтобы склонить идейного противника на свою сторону вескими убеждениями, он ударил его палкой по спине, получив ответный удар в лицо. Это произошло на квартире Белинского, и наблюдавшие такое рукоприкладство говорили, что Бакунин был совсем не прав.

Живя за границей с 1840 года Михаил Бакунин не только с пристрастием изучал немецкую философию, но и устанавил связь с революционерами-коммунистами, тем самым стремясь применить «гениальные» идеи марксизма на практике, в жизни. Через некоторое время он познакомился с Карлом Марксом. Бакунин пошёл гораздо дальше своего идейного вдохновителя, став одним из организаторов восстания в Дрездене в 1849 году. После подавления восстания его арестовали и присудили к смертной казни. Однако такой суровый приговор был заменён длительным сроком тюремного заключения. Спустя два года его выдали царскому правительству, и дальнейшие семь лет заключения он отбывал в России сначала в Алексеевском равелине Петропавловской крепости, а потом в Шлиссельбургской крепости. Затем с разрешения Александра II его перевели на вечное поселение в Сибирь. Спустя четыре года он совершил побег из Сибири – через Японию и Америку он прибыл в Лондон, где приютил его Герцен, обеспечив работой в редакции «Колокола», призывавшего из далекого далека своим ошеломляющим «звоном» крестьянскую Русь к топору. Гостеприимный Герцен, покинувший навсегда свою родину, в очередной раз не только посочувствовал бунтарю Бакунину, но и дал возможность излагать на бумаге свой вольнодумные, революционные мысли. Юный Бакунин, следуя примеру своего покровителя и мецената, покинул родной дом, чтобы полностью погрузиться в спасительную, как ему казалось, западную философию, которая, как магнит, притягивала многих молодых вольнодумцев, искавших истину в последней инстанции. Но постигнуть мудреную философию до конца он так и не смог, не имея хорошего, достойного образования. Незаконченного Петербургского артиллерийского училища для этого явно не хватило. Не хватило в нём и настоящей духовной закалки, чтобы, прочитав витиеватые труды западных «мудрецов», дать им истинную нравственную оценку. Сознательно отрицая духовное начало, просветляющее разум человека и направляющее на спасение души от греховного падения, он не смог через затуманенную, непрозрачную призму западной философии разглядеть реальную картину человеческого бытия.

Михаил Бакунин отказался возвращаться в Россию в первые же годы пребывания за границей. В 1844 году Правительствующий Сенат приговорил «бывшего поручика» Михаила Бакунина, отказавшегося вернуться в Россию, к лишению дворянского достоинства, а также в случае явки в Россию к ссылке в Сибирь на каторжную работу. Все принадлежавшее ему имущество в России было конфисковано в пользу казны. Однако его судьба распорядилась совсем по-другому – он всё таки вернулся на родину, но не по собственной воле, а по экстрадиции для отбывания заключения в тюрьме за совершенное преступление за рубежом. Именно по этой же причине его конвоировали на вечное поселение в Сибирь, а не за отказ возвращаться в Россию. После побега из ссылки он опять оказался на чужой земле – в Англии, где покинувший родину Герцен, овеянный революционным дурманом, снова пригрел своего единомышленника. Умер Михаил Бакунин тоже на чужбине – в Бёрне в Швейцарии. Умер среди чужих и не в родной, а в чужой стране. На похоронах его были немцы, поляки и швейцарцы, а среди никого из русских не было. Его имя и фамилия на надгробном камне выбиты не русскими, а латинскими буквами. Унесённый ветром революционного вольнодумия, Михаил Бакунин оказался одной из первых ласточек, улетевшей в чужие края, чтобы вдали от родины попытаться воплотить в жизнь призрак «светлого будущего», призрак коммунизма, который бродил в Европе. Его бунтарские идеи далеко не всегда признавали даже самые отъявленные марксисты. Он оказался чужим в чужом краю и остался навсегда чужим среди многих здравомыслящих и благородных людей и их многочисленных потомков.

За всеми этими весьма краткими, скупыми биографическими сведениями русского анархиста Михаила Бакунина трудно разглядеть его истинное лицо, которое скрывалось под маской воинствующего революционера, стремившегося сразу же изменить мир, чтобы осчастливить народ. Но он был не настолько рассудителен, не настолько умен и воспитан, чтобы понять прописную истину: всякие изменения лучше начинать с себя, а не призывать дьявола для спасения мира.

Всякого человека судят по делам его. Какие же дела, действия и поступки совершал беглый русский анархист Михаил Бакунин, которого во многих справочниках причисляют к мыслителям и революционерам? В чем же заключаются вольнодумные мысли и идеи Бакунина, родившегося на русской земле в богатой и вполне благополучной семье? На все эти вопросы пытался ответить историк Иван Савельевич, профессор Московского университета при встрече с Сергеем Корнеевичем после проработки архивных материалов.

– Какая же навязчивая идея будоражила бунтарскую душу Михаила Бакунина и не давала ему покоя? – спросил Сергей Корнеевич.

– Идея всё та же, которую проповедовали основоположники марксизма и которая сатанинская по своей природе и по своей сущности. И это следует из откровенного высказывания Бакунина: «Дьявол – первый вольнодумец и спаситель мира, что он освобождает Адама и ставит печать человечности на его чело, сделав его непослушным».

– Он проповедовал не Заповеди Божьи, которые спасают человек от грехопадения, а призывал нечистую силу – дьявола для спасения мира и в этом призыве он не был оригинален и мало чем отличался от других безбожных единомышленников, включая марксистов, восхвалявших Люцифера, падшего ангела, отождествляемого с дьяволом. Православной спасительной вере он предпочёл сатанинскую веру, неистовую веру в дьявола.

– К своему спасителю-дьяволу он обратился в своей заумной программе революции: «В этой революции нам придётся разбудить дьявола, чтобы возбудить самые низкие страсти».

– Любому здравомыслящему человеку понятно: во все времена от начала сотворения мира всякий человек, воспитанный и благочестивый, боролся и продолжает бороться со низменными страстями, которые опускают его во мрак, на дно человеческого бытия. Всякий благородный человек всегда стремился освободиться от пагубных страстей, затягивающих его в непролазную трясину человеческих пороков. Чтобы возбудить низменные человеческие чувства и дать волю пагубным страстям, большого ума не нужно, да и особые усилия не нужны. Гораздо труднее и гораздо сложнее освободиться от них, чтобы не превратиться в живое существо, утратившее совесть, которая больше всего отличает человека от всего живого.

– Оказавшись за рубежом после побега из Сибири, Михаил Бакунин сочинил «Революционный катехизис», в котором до мельчайших подробностей изложил программу действий воинствующих революционеров, будущих террористов.

После непродолжительной паузы Сергей Корнеевич сказал:

– Не обращаясь к содержанию этой «архиважной» программы, можно сразу заметить: в самом названии «революционный катехизис» никак не сочетаются противоположные по смыслу и содержанию два слова, как не сочетаются, например, любовь и ненависть – ненавистная любовь бессмысленна. Редко употребляемое слово «катехизис» означает краткое изложение христианского вероучения, направленное на спасение души человека, а революция ассоциируется с разрушением, коренным переворотом и уничтожением существующего государственного строя.

– Пытаясь всё переиначить и поставить с ног на голову, русский воинствующий революционер не был оригинален ни в написании своей программы, ни ее названии – он взял за образец «Красный катехизис», написанный ранее Моисеем Гессом, который скрестил «религию» коммунистической революции и сионизм.

– В своих заумных революционных «творениях», пытаясь сформулировать главные принципы революции, Михаил Бакунин писал: «Не признавая другой какой-либо деятельности, кроме дела истребления, мы соглашаемся, что форма, в которой должна проявляться эта деятельность – яд, кинжал, петля и тому подобное. Революция благословляет всё в равной мере».

– Такой умопомрачительный, безумный призыв к беспощадному истреблению явно свидетельствует о том, что покинувший родину русский революционер пошёл гораздо дальше даже самых отъявленных западных марксистов, призывая взять в руки бандитское оружие для совершения кровавого дела. Увлёкшись революционным бумагомаранием, он не мог понять: после истребления всех и вся с помощью яда, кинжала и петли некому будет кормить пламенных революционеров, и они вымрут все от голода вместе со своими бандитскими призывами. Он не мог понять и другой простой истины – революционеры-разрушители, вооружённые ядом, кинжалом и петлей, способны развязать кровавую бойню, а вовсе не осчастливить народ, как бы они не возносили до небес свои «благие» цели, заявленные как великие, а по сути лукавые и лицемерные.

– Революционный «катехизис» взял на вооружение ещё один новоявленный, непримиримый русский бунтарь – Сергей Нечаев. Его называли не революционером, а террористом. И это было в то время, когда на пьедестал почёта пытались вознести всех без исключения «пламенных революционеров». Нечаев организовал «Общество народной расправы». В его уставе говорилось: «Революционер – человек обречённый; у него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанности, ни собственности, ни имени. Он отказался от мирской науки. Он знает только науку разрушения, для этого изучает … механику, химию, пожалуй медицину … Он презирает общественное мнение и ненавидит нынешнюю общественную нравственность».

С.Х. Карпенков

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
passerbyp
3 янв, 2017 18:04 (UTC)
А то что Бакунин в результате изучения марксизма стал анархистом и это никакого отношения к большевизму не имеет, а имеет отношение к князю Кропоткина и Нестору Махно ни словом не обмолвились? По чем опиум для народа?
( 1 комментарий — Оставить комментарий )

Метки

ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com