?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Впервые погоны появились во Франции, а в 1801 г. были введены в Русской армии. Форма погон менялась, но неизменно повышалось их значение как символа воинской доблести и чести. Их принудительное лишение считалось для офицера не только официальным наказанием, но и несмываемым позором. Обычно в Русской армии с мундиров осуждённых срывали погоны и ломали над головой офицерскую шпагу. Вот почему для декабристов (в большинстве своем боевых офицеров) это стало большим наказанием, чем Петропавловская крепость и ссылка в Сибирь.

Необычайный подъем народного воодушевления при получении офицерского звания и офицерских погон вызвало начало Первой мировой войны, когда армию из-за огромных людских потерь стали пополнять офицеры, прошедшие ускоренные курсы обучения при военных училищах. Особенно это было заметно в новом роде войск – авиации. Там требовалась знание специальной техники, поэтому было особенно много рядовых из технической интеллигенции, которые в дальнейшем получали очередные звания и быстро становились офицерами.

Для армии того времени было характерно то, что любой человек, невзирая на национальность и происхождение, получая офицерское звание и соответствующие погоны, сразу становился равным в кругу своих однополчан – кадровых офицеров.

Одним из таких «гражданских» офицеров был уроженец Латвии Эрнст Христианович (Кристапович или Крисланович) Леман, который родился 28 ноября 1894 г. в Либаве.

Окончив Либавскую Николаевскую гимназию в 1913 г., он решил стать авиатором и поступил в Одесскую авиационную школу. К началу Первой мировой войны ему было 20 лет, но он уже освоил специальность моториста, а к 1915 г. получил звание лётчика, которое дало ему право поступить добровольцем в авиацию Русской армии. В июле 1916 г. ему присвоили звании подпрапорщика (высшее унтер-офицерское звание), а через месяц он получил назначение в 19-й корпусной авиаотряд. Это было большое везение для молодого летчика, так как командовал этим отрядом выдающийся военный авиатор Императорского военно-воздушного флота ротмистр Александр Александрович Казаков. Он был вторым после штабс-капитана Петра Николаевича Нестерова лётчиком в истории, применившим воздушный таран, и первым, оставшимся после тарана в живых. За три года войны Казаков сбил лично 17 и в групповых боях ещё 15 самолётов противника и был признан самым результативным российским лётчиком-истребителем периода Первой мировой войны. Молодой, скромный и очень старательный офицер Эрнст Леман сразу влился в коллектив военных летчиков отряда и понравился требовательному командиру. Эрнст, правда, не отличался особой общительностью, что неудивительно для прибалта. Между тем его имя и фамилия вызвали неожиданную враждебность солдат, охранявших и обслуживавших аэродром авиаотряда. Они почти в открытую называли его пособником немки-императрицы и германским шпионом. Эрнст не обращал на это внимание и заставлял их соблюдать правила распорядка в отряде, особенно во время своих дежурств по аэродрому. Молодой человек видел, что многие солдаты обслуживающей команды и даже их унтер-офицеры из «новых» (кадровых почти не осталось) не только не разделяют желание авиамехаников и офицеров-летчиков сражаться с врагом, но и, не боясь командиров, нарушают дисциплину: во время службы ведут политические разговоры и неприкрыто выражают неприязнь к офицерам.

Генерал П.Н. Врангель в своих мемуарах отмечал: «Состав армии за два года успел существенно измениться, выбыла большая часть кадровых офицеров и солдат, особенно в пехоте. Новые офицеры … быстро падали духом, тяготились войной и совершенно неспособны были поднять и поддержать дух своих солдат. Солдаты после 2-х лет войны, в значительной массе, также были уже не те. Немногие оставшиеся в рядах старые солдаты, несмотря на все перенесенные тяготы и лишения, втянулись в условия боевой жизни; но остальная масса, те пополнения, которые беспрерывно вливались в войсковые части, несли с собой совсем иной дух. Состоя в значительной степени из запасных старших сроков, семейных, оторванных от своих хозяйств, успевших забыть пройденную ими когда-то школу, они неохотно шли на войну, мечтали о возвращении домой и жаждали мира».

Невзирая на политическую обстановку в стране, военные летчики героически выполняли свой долг перед Отечеством и наносили ощутимые удары по армиям противника.

Первые боевые вылеты Леман осуществил в августе 1916 г. в качестве разведчика,но при этом уже 4 сентября провел первый удачный воздушный поединок.

Вылетев на очередную разведку, Эрнст сумел прогнать неприятельский самолет, осуществлявший корректировку обстрела русских позиций. Он также провел ряд успешных вылетов, выполняя специальные задания. Командование высоко оценило его заслуги и мужество в качестве летчика-разведчика и по представлению его командира А.А. Казакова наградило подпрапорщика Эрнста Лемана высшей солдатской военной наградой: Георгиевским крестом 4-й степени № 687202 - Приказом по штабу 19-го армейского корпуса № 283 от 27.12.1916 г. за то, что «3-го августа сего г. во время бомбардирования стан. Еловки в составе эскадрильи отряда был шесть раз атакован истребителем «Фоккер», но задачу выполнил: удачным попаданием бомбы зажег склады на стан. Еловка. 4-го августа тоже в составе эскадрильи, выполнил задачу по бомбардированию мызы Беверн: попал тяжелой бомбой в дом. Кроме того, 2-го и 6-го августа произвел разведки, обнаружив у оз. Кокина 4-х орудийную батарею».

В августе 1916 г. победы русских летчиков на Юго-Западном фронте, где в составе сил авиации действовал 19-й корпусный авиаотряд под командованием А.А. Казакова показали, что авиация Русской армии не только не уступает авиации противника, но и во многом начинает ее превосходить. "Лихие действия наших летчиков заставили противника забыть Луцк", - докладывал в это время исполняющий обязанности инспектора авиации Юго-Западного фронта выдающийся русский летчик есаул В.М. Ткачев.

В 1916 г. Императорский военно-воздушный флот Русской армии занял достойное место в структуре вооруженных сил России. Парк авиатехники пополнился новыми типами самолетов. К концу года на фронте находились 724 машины. В общей сложности в 1916 г. русские авиаторы совершили 15435 боевых полетов.

Эрнст Леман вместе с офицерами своего отряда радостно встретил 1917 год, надеясь, что это будет год победоносных наступлений русских войск и их союзников – стран Антанты. События Февральской революции, уничтожившей великую Российскую империю, круто изменили не только политическую жизнь страны, но и судьбы всех офицеров Русской армии.

В ходе этих революционных событий был выпущен самый лицемерный и предательский документ в нашей военной истории.

Это был Приказ № 1 Совета рабочих и солдатских депутатов в Петрограде, приведший к переходу фактической военной власти к солдатским комитетам, к выборному началу и смене солдатами начальников, что дало первый и главный толчок к развалу армии и дальнейшей политической катастрофе России.

Вот выписка из Приказа № 1 от 1 марта 1917 г.

По гарнизону Петроградского округа, всем солдатам гвардии, армии, артиллерии и флота — для немедленного и точного исполнения, а рабочим Петрограда — для сведения.

Совет Рабочих и Солдатских Депутатов постановил:

1) Во всех ротах, батальонах, полках, парках, батареях, эскадронах и отдельных службах разного рода военных управлений и на судах военного флота — немедленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов вышеуказанных воинских частей.

2) Во всех воинских частях, которые еще не выбрали своих представителей в Совет Рабочих Депутатов, избрать по одному представителю от рот, — которым и явиться с письменными удостоверениями в здание Государственной Думы к 10 часам утра, 2-го сего марта.

3) Во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету Рабочих и Солдатских Депутатов и своим комитетам.

4) Приказы военной комиссии Государственной Думы следует исполнять только в тех случаях, когда они не противоречат приказам и постановлениям Совета Рабочих и Солдатских Депутатов.

5) Всякого рода оружие, как то: винтовки, пулеметы, бронированные автомобили и прочее, — должно находиться в распоряжении и под контролем ротных и батальонных комитетов и ни в каком случае не выдаваться офицерам, даже по их требованиям.

6) В строю и при отправлении служебных обязанностей солдаты должны соблюдать строжайшую воинскую дисциплину, но вне службы и строя, в своей политической, общегражданской и частной жизни солдаты ни в чем не могут быть умалены в тех правах, коими пользуются все граждане. В частности, вставание во фронт и обязательное отдавание чести вне службы отменяется.

7) Равным образом отменяется титулование офицеров: ваше превосходительство, благородие и т. п., и заменяется обращением: господин генерал, господин полковник и т. д.

Грубое обращение с солдатами всяких воинских чинов, и в частности, обращение к ним на "ты", воспрещается, и о всяком нарушении сего, равно как и о всех недоразумениях между офицерами и солдатами, последние обязаны доводить до сведения ротных комитетов.

Петроградский Совет

Рабочих и Солдатских Депутатов.

Данная военно-политическая декларация в форме приказа была немедленно распространена по всем фронтам Русской армии. Временное правительство суетливо пыталось беспомощными дополнениями и изменениями к этому документу исправить гибельное действие приказа, но было уже поздно.

Продолжение: http://rys-strategia.ru/publ/nikolaj_vladimirov_gibel_poruchika_lemana/1-1-0-1559
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com