?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

"Ваше высокоблагородие, так что дозволите доложить, развод готов", - доложил дежурный вестовой полковнику барону Клодт фон Юргенсбургу, дежурному по караулам 1-го отделения г. Петербурга. "Хорошо, сейчас иду", и, взявши гренадерку, подошел к одному из окон биллиардной комнаты, выходившей на Константиновскую площадку, между Павловскими казармами и Мраморным Дворцом Великого Князя Константина Константиновича.

Там фронтом к Дворцу, стоял развод: в первой линии - караулы Зимнего и Аничкова Дворцов, а во второй - домашний полковой наряд.

Был теплый, солнечный день конца апреля и весь развод в мундирах. Яркими бликами сверкали медные щиты гренадерок, алые лопасти и белые околыши резко отличались от темных мундиров и серых стен Дворца. На правом фланге оркестр. Встреченный рундом, дежурный по караулам обошел караулы, осмотрел, все-ли в порядке, хотя все до него было осмотрено и проверено и фельдфебелями, и младшими офицерами, и ротными командирами.

Движение по улице было прекращено: извозчиков сворачивали в Мраморный переулок, для пешеходов проход был свободен. Собралась небольшая толпа, любопытная ко всякому зрелищу: дамы и барышни с сумочками и зонтиками, бабы-разносчицы, штатские с портфелями, мальчишки.

Взглянув на часы, дежурный по караулам приказал: "Бей сбор".

Затрещал барабан и после первого колена вступил оркестр игравший так называемый "Австрийский сбор", Бог знает с каких времен игранный на разводах. Вероятно со времен Александровских, когда наше русское "ура" заимствовали австрийцы и германцы, когда полковой встречный марш 1-го Гвардейского Гренадерского Императора Александра 1-го прусского полка начал исполняться у нас, как "заря".

Занавески окна нижнего этажа Мраморного Дворца, находящегося против стоящего караула, раздвинулись и в окно выглянуло такое милое, всем кадетам знакомое лицо Великого Князя. Константина Константиновича. Иногда выглядывали головки княжат и княжен.

Первая часть сбора пробита. Опять забили барабаны и снова вступил оркестр - караул вступил в подчинение дежурному по караулам.

Сбор пробит:

- Караульные начальники на середину, шагом марш.

Держа руку у околыша гренадерки, начальники караулов идут на середину развода и останавливаются перед дежурным по караулам, который выдает им записки с паролями: старым и новым.

- "По своим местам, шагом марш", крутой поворот и расходятся по своим, местам.

- Караулы направо, ряды вздвой, на плечо, по караулам шагом марш.

Сверкнули штыки взброшенных винтовок, которые легли на плечи и, с громом музыки, караул двинулся по Миллионной улице к Зимнему Дворцу. Зеваки, глазевшие на развод, пошли по своим делам, только мальчишки бегут, сопровождая музыку.

Окна по Миллионной открываются и выглядывают головы, смотрящих на идущий караул. Подходя к Мошкову переулку, оркестр переставал играть, тогда вступали барабанщики и флейтисты, и грохотом барабанов и свистом флейт наполняли всю улицу, но вот виден горбатый мостик, за ним Эрмитаж со своими кариатидами, справа казармы 1-го батальона Л.-Гв. Преображенского полка.

Гремит Преображенский марш: "Знают турки нас и шведы"...

В полках Гвардии был старый обычай, проходя мимо другого полка или-же его казарм, играть марш этого полка, приветствуя таким образом полк.

Прошли Эрмитаж и, с маршем, выходим на Дворцовую площадь. От арки Главного штаба отдает эхо.

Перед комендантским подъездом караул выстраивается.

- Под знамя, шай - на краул.

Из, медленно отворяющейся, двери выходит адъютант, а за ним показывается знамя, несомое знаменным унтер-офицером.

Приняли знамя, повернули направо и, вздвоив ряды, через Главные ворота вошли во внутренний Двор.

Входя в ворота, услыхали удар колокола на платформе.

Ударил часовой у фронта, вызывая караул в ружье.

Вошли, выстроились, подравнялись и отдали друг-другу честь, взявши "на караул".

Комендантский адъютант с часами в руках следил за всем церемониалам. Взявши шашки "под высь", оба караульные начальники пошли друг-другу навстречу. Остановились у решетки, опустили шашки.

- Пароль Варшавва, капитан Сапожников, - старый караульный начальник говорил только свою фамилию.

В это время глухо бухнула пушка с верков Петропавловской крепости, объявляя Петербургу, что было ровно 12 часов.

Комендантский адъютант спрятал часы: смена произошла точно, беда, если случалось запоздание: написал-бы комендант Петербурга командиру полка немало кислых слов.

Нашему полку было близко, а вот полкам Л.-Гв. Московскому и Л.-Гв. Финляндскому было трудно, так-как приходилось маршировать не меньше часа, а в пути могли быть разные случайности, особенно зимой: сугробы снега пли гололедица.

- Часовой у фронта, вперед! - твердо отбивая шаг, отчетливо делая попороты, идет часовой на смену. Подошел, стал рядом со старым часовым и принял от него сдачу, осмотрел будку с постовой одеждой, повернулся к стене Дворца и зарядил винтовку, после этого старый часовой разрядил свою, повернулся и стал рядом. Новый ударил в колокол - смена произошла и старый пошел на свое место в строй старого караула.

Одновременно подается команда караульными начальниками "караул, направо, шагом марш" и, под звуки музыки, оба караула идут - новый в караульное помещение, а старый сходит с платформы, выстраивается рядом, составляет ружья в козлы и старые разводящие идут за новым караулом в караульное помещение.

Новый караул, войдя в караульное помещение, выстраивается, разводящие выводят часовых 1-й смены и вместе с разводящими старого караула идут сменять часовых с постов.

Караул входит в свое помещение, где стоит в большом резном киоте икона с неугасимой лампадой в память погибших здесь чинов караула от Л.-Гв. Финляндского полка при покушении на Императора Александра II.

Офицеры идут в свое помещение - оно из двух комнат: первая большая столовая с двумя столами и стульями, вторая поменьше с диванами, камином, на котором стоят арестованные Императором Николаем Павловичем часы стиля ампир. Часы эти стояли раньше в кабинете Николая Павловича и как-то раз наврали, отстав на 1/4 часа. Государь, смеясь, приказал их арестовать, отправив в караульное помещение, где они и стояли до последнего времени.

Дежурный лакей принес карточку завтрака расставляет приборы.

Пришли разводящие со смененными часовыми старого караула, караульные начальники подписали караульную ведомость и старый караул ушел.

"Ну чем, господа, будем завтракать? Каждый-ли себе будет выбирать по вкусу или-же все возьмем одно и то-же?"

Обыкновенно все соглашались на одно и то-же для всех. Лакей, получивший указание, какие блюда надо . подавать, передавал ото на кухню, а сам приносил и расставлял Дворцовое пиво, водку, красное и белое Удельное вино. На Рождество, Новый Год и Пасху полагалось и шампанское.

Приносили завтрак: два мясных блюда, или зелень и дичь, сладкое, после завтрака кофе. Лакей спрашивал, когда подавать обед и ужин.

Обыкновенно обедали часов в 7, а ужинали в 11-12.

После завтрака офицеры, их было пять: дежурный по караулам, рунд, начальник караула и два младших офицера. Этим последним делать решительно было, нечего. Дежурный по караулам и рунд объезжали караулы 1-го отделения по записке из комендантского управления.

Для этого из полка подавались им экипажи, караульный начальник выходил к каждой отправляемой смене, ну, а младшие офицеры сидели, писали письма, читали, болтали о всякой всячине или дремали в мягких дворцовых креслах.

Обыкновенно после завтрака, посыльный, снабженный записками, шел в казармы, в собрание, там у библиотекаря получал книги, которые и заполняли почти все время.

К трем часам подавался самовар, посыльный шел на Большую Морскую за печением и пирожными.

В шесть или семь часов обедали, к обеду возвращались ездившие по очереди дежурный по караулам и рунд.

После обеда ждали вечерней зори. За 1/4 часа барабанщик бил повестку, а ровно в 9 караул выстраивался на платформе. Били зорю, барабанщик читал "Отче наш" и "Спаси Господи, люди Твоя". Накрывался, бил отбой и караул возвращался.

После зори появлялись иногда и гости: командир полка, или баталионный командир, часов около 10-ти появлялся и комендант Петербурга Свиты Его Величества генерал-лейтенант Троцкий, бывший коренной офицер полка и командир его, усаживался поудобнее в кресло и начинались разговоры, воспоминания прошлого времени. После ужина расходились.

Если никто не приходил, а находились любители винта, бриджа или преферанса, то играли всю ночь напролет, до утренней зори, неиграющие пли читали, или лежали на диванах в соседней комнате, куда лакей приносил чистые наволочки на диванные подушки. Временами, дежурный по караулам, возвращаясь с поверки караулов, выпивал стакан чая и опять уезжал.

В апреле рано светает и утренняя зоря бьется при полном свете. Чирикают воробьи, свод неба ясен, в Дворцовом садике пробились первые нежные листочки. Дворцовые дворники - татары в белых передниках с метлами расходятся по двору, садику, идут подметать снаружи Дворца, шагает часовой по платформе, доносится шум и гул просыпающегося Петербурга, с Невы доносятся свистки и гудки пароходиков финляндского общества. В 9 часов чай и кофе со свежими булками, калачами, маслом и сыром. Чтение утренних газет, а в 11 с половиной часов караульный начальник, соберет со всех по рублю - это лакею за услуги, по 25 копеек вестовому-посыльному за его беготню и в собрание, и в кондитерские, и за газетами. Из Дворцовой конторы приносят караульные деньги караулу, которые тут-же и выдаются людям на руки.

В 12 часов смена, сменяют нас наши кумовья Л.-Гв. Финляндский полк, это с давних пор кумовья, покумились еще с времен Наполеоновских войн, да так и остались кумовьями до сих пор. Смена и домой.

Поручик А.П. Редькин

Военная быль. № 43. 1960
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com