?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Жертвы Багреевки

Одним из таких трагических эпизодов являются события осени 1920 года, когда под ударами частей Красной армии рухнул последний оплот Белой идеи на Юге России.

Осознавая всю бесполезность сопротивления, главнокомандующий Русской армией Петр Николаевич Врангель отдал распоряжение о срочной подготовке судов для эвакуации. 12 ноября началась погрузка войск на корабли Черноморской эскадры. Вместе с военными Отчизну пожелали покинуть многие тысячи беженцев. Охваченные страхом и паникой, люди искали спасение на чужбине, рассчитывая вскоре вернуться. Лишь самые прозорливые понимали, что покидают страну навсегда.

Корабли уходили. С берега вслед им смотрели люди. Те, кто по каким-то причинам не смог ли не решился уехать. Многим из них было суждено в ближайшее время погибнуть.

После занятия Крыма войсками Южного фронта на полуострове развернулась невероятная по масштабам кампания массовых казней, которая не обошла стороной и жителей Ялты. 17 ноября 1920 г., спустя ровно два дня после отплытия от ялтинских берегов последнего корабля Русской эскадры, в город вступили части 51-й Перекопской стрелковой дивизии и полки 1-й конной армии.

Ослепленные ненавистью, победители не преминули "отпраздновать" свой триумф жестокими убийствами, погромами и грабежами. Находящихся на излечении раненых и больных офицеров и солдат Белой армии убивали прямо в госпиталях. При этом, как правило, обходились без выстрелов: разбивали прикладами головы, рубили шашками, кололи штыками…

Поначалу эти расправы носили преимущественно стихийный характер, но вскоре уничтожение "буржуазии" приобрело организованные и более жуткие формы. Как и в других городах Крыма, в Ялте была объявлена регистрация военнослужащих армии Врангеля, гражданских и военных чиновников, иностранцев и беженцев. Поверив обещаниям об амнистии, данным советским командованием накануне взятия полуострова, тысячи людей потянулись на регистрационные пункты. После заполнения анкет с десятками разных вопросов, прибывших арестовывали и помещали в наскоро приспособленные под места заключения подвалы. Отсюда несчастных выводили группами за город и там убивали.

Первые массовые расстрелы произошли накануне праздника в честь иконы Пресвятой Богородицы "Знамение" Курской-Коренной, память которой православный люд отмечал 10 декабря. Подгоняемые прикладами конвоиров, раздетые и босые, приговоренные к смерти начинали восхождение на собственную Голгофу. Местом проведения экзекуций служила усадьба ялтинского нотариуса Фролова-Багреева, казненного здесь же вместе со своею женой. Ступая по забирающей высоко в гору грунтовой дороге, ведомые на расстрел срывали с себя медальоны и нательные крестики, после чего бросали их под ноги, в надежде, что по этим следам родные и близкие смогут найти их могилы…

Гремели ружейные залпы, и люди, словно подкошенные падали наземь. Тела убиенных сбрасывали в водосборный бассейн и присыпали сверху землей – до следующей партии. В течение нескольких месяцев в городе шли непрекращающиеся обыски и аресты. Денно и нощно заседавшие в Особом отделе чрезвычайные "тройки" десятками и сотнями выносили смертные приговоры. 7 декабря 1920 г. было вынесено постановление о расстреле 315 человек; 10 декабря - 101 человека; 21 декабря – 203 человек…

Массовые убийства продолжались до марта 1921 г., после чего их волна стала понемногу спадать.

Среди расстрелянных были многие известные в то время люди: заместитель министра юстиции Российской империи, Илья Ефимович Ильяшенко; начальник Ялтинского почтово-телеграфного округа, Владимир Семенович Ракитин; врач Ялтинской городской управы, статский советник Константин Сергеевич Воскресенский; потомки князей Трубецких и Барятинских.

73-летняя княгиня Надежда Барятинская была известной в Ялте благотворительницей. Она построила на свои средства гимназию, финансировала Красный крест, содержала первую в России лечебницу для больных туберкулезом. Но эти заслуги "строителей нового общества" нисколько не интересовали. Верные сыновья взрастившей их партии, они выносили смертные приговоры только на основании принадлежности к "эксплуататорским классам". Парализованную, много лет не встающую с кресла, княгиню умертвили вместе с ее беременной дочерью.

Помимо интеллигенции и дворян, жертвами "революционного правосудия" стало большое количество мобилизованных в Белую армию крестьян и рабочих, кубанских и донских казаков…

Десятилетиями о месте захоронения останков тысяч расстрелянных было известно немногим. Заметая следы своих преступлений, власти, казалось, сделали все, чтобы изгладить из памяти поколений воспоминания об этих страшных событиях. Однако рано или поздно все тайное становится явным, и вот, спустя многие годы, правда о крымской трагедии предстает перед нами во всей своей наготе. Названы имена организаторов геноцида; стараниями прокурора Леонида Абраменко в архивах украинских спецслужб выявлены сотни анкет приговоренных к расстрелу.

В то же время, многое по-прежнему остается невыясненным. До сих пор неизвестно точное число убиенных, а также практически ничего неизвестно о судьбах их родственников. Имеются сведения, что семьи погибших, чудом сумевшие пережить ту страшную зиму, в дальнейшем также подверглись репрессиям. За "непролетарское происхождение" людей депортировали из Крыма в мало пригодные для жизни районы – Север России, Урал и Сибирь. Вернуться в родные края удавалось лишь некоторым.

Являясь объектом постоянных нападок, испытывая чувство непрестанного страха, родственники убитых все же сохранили светлую память о своих матерях, мужьях, отцах, детях, братьях и сестрах. Каждую весну приходили они к месту казни и там под видом маевки устраивали тайную панихиду. При совершении богослужения священнику приходилось тщательно конспирироваться и прятать паникадило.

Лишь в 90-е годы XX века место погребения тысяч расстрелянных стали посещать не только их родственники. Осенью 2005 г. по благословению митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря в Багреевке было начато сооружение памятника-часовни. Воздвигнутая на средства потомков и родственников безвинно погибших, часовня в Багреевке является символом покаяния и одновременно служит предостережением современникам и будущим поколениям.

В свете последних событий, когда на территории полуострова искусственно нагнетается социальная напряженность, готовая в любой момент обернуться новыми жестокими потрясеньями, сохранение памяти о жертвах российского лихолетья – моральный долг каждого, кому небезразлична судьба своей Родины.

Завершить эту статью хотелось бы словами владыки Симферопольского и Крымского Лазаря. Сказанные около двух лет назад, они не потеряли своей актуальности и по сей день:

"Тяжелым грузом легло на души и сердца произошедшее в те далекие годы. Мы молим и будем молить Бога, чтобы он отвел от нас самое позорное явление в жизни человечества – междоусобную вражду. Мы должны в сердцах своих хранить мир. Будем постоянно вспоминать в своих молитвах воинов, которые полегли на поле брани, тех, кто принял мученическую смерть, пострадал за служение Отечеству, за веру и честь.

И эта маленькая часовня станет памятником достойнейшим гражданам, ставшим жертвами страшного времени".

Дмитрий Соколов
"Секретные материалы 20 века" № 23 (253), декабрь 2008

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
takoe_nebo
17 ноя, 2016 15:34 (UTC)
Интересно, как неокоммунисты оправдают этот пример Красного террора?
( 1 комментарий — Оставить комментарий )

Метки

ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com