?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

100 лет танку

15 сентября 1916 года в самый разгар позиционного кризиса первой мировой войны произошёл «премьерный показ» новой боевой техники – в сражении у извилистой и болотистой реки Соммы с английской стороны впервые показали свои разнообразные возможности бронированные «монстры» Mk I — тяжёлые боевые машины на гусеничном ходу.

Кровопролитнейшее сражение на маленькой реке Сомме, что на севере Франции, длилось уже почти два месяца. А как хорошо всё начиналось… Приготовления к мощному наступлению 4-й английской армии генерала Г.С. Роулинсона были закончены в конце июня 1916 года. Оптимистично намечался прорыв германской обороны на 25-км фронте Марикур-Эбютерн, попутно планировалось разгромить 4-ю и 6-ю немецкие армии. Обеспечение действий сил Роулинсона с запада возлагалось на 3-ю английскую армию генерал-лейтенанта Э.Г. Алленби. Перед союзниками по Антанте – 6-й французской армией М.Э. Файоля – стояла задача взломать линию обороны противника по обе стороны Соммы и содействовать успеху 4-й армии англичан с востока. 24 июня три тысячи орудий на участке шириной в 40 км открыли ураганный огонь по позициям немцев. Семь суток без передышки шла артподготовка. Затем союзники поднялись в атаку…

К середине сентября ожесточённые бои шли всё на тех же местах. Единственное, что удалось отдельным английским частям – это продвинуться на глубину 4-6 км. Переломить ход противостояния, прорвать хорошо укреплённый, опутанный рядами колючей проволоки и ощетинившийся пулемётами фронт могло нечто необычное, «волшебное». Именно в таком качестве было суждено дебютировать новейшим и диковинным по тем временам самоходным боевым единицам – танкам.

Надо сказать, ещё 20 октября 1914 года английский майор Эрнест Данлоп Суинтон, боевой офицер и журналист, выпускник Королевской Военной Академии в Вулвиче, озадачил военное министерство настойчивым предложением о постройке тяжёлой бронированной машины на гусеничном ходу.

Консервативно настроенные военные отнеслись к смелым проектам самоходных «блиндированных фортов» Суинтона достаточно осторожно. И всё же в феврале 1915 года были организованы ознакомительные испытания гусеничных «крейсеров» на предмет их проходимости. По неутешительным результатам тестов дальнейшие опыты были прекращены. Но интерес к творчеству не пропал.

Неожиданно для всех вопросами хорошо вооружённых и защищённых бронетракторов занялась Служба морской авиации Адмиралтейства. Проекты танковых прототипов Хеттерингтона и Суэттера-Диплока рассматривались в первой половине 1915 года морским ведомством и специально созданным при Адмиралтействе «Комитетом сухопутных кораблей». Одна из причин, по которым эти и другие аналогичные проекты на базе гусеничных тракторов были отвергнуты, заключалась в большой уязвимости «крейсеров» от огня тяжёлой артиллерии. Про техническое их «совершенство» мы скромно умолчим…

Затем на первый план выходят проекты инженера Уильяма Эшби Триттона и его помощника – представителя Комитета сухопутных кораблей лейтенанта Уолтера Гордона Вильсона. Так, осенью 1915 года на машиностроительном заводе Уильяма Фостера в Линкольне (Линкольншир) при «скрещивании» силового блока тяжёлого трактора «Фостер-Даймлер» и шасси американского трактора «Холт» появляется на свет «Маленький Вилли» — названная в честь лейтенанта Вильсона 18-тонная бронемашина, и частенько считающаяся первым в мировой истории танком. Затем, в январе 1916 года появляется «Большой Вилли», прямой прототип боевого английского танка Мk I, также известный как «Мать» и «Королевская сороконожка». Рекламная демонстрация «Маленького» и «Большого Вилли», строительство которых, естественно, держалось в строжайшем секрете, прошла 2 февраля 1916 года в Хетфильдском парке, недалеко от Лондона. В качестве зрителей выступали британские чиновники, а именно: министр снабжения Д. Ллойд-Джордж, военный министр Г.Г. Китченер, министр иностранных дел А.Д. Баль­фур, начальник штаба британских войск во Франции сэр У. Ро­берт­сон, лорды Адмиралтейства. «Большой Вилли» произвёл неизгладимое впечатление на высокопоставленных особ (хотя Китченер не преминул высказаться со скептической прямолинейностью: «Эта прелестная дорогая механическая игрушка не поможет выиграть войну»). Как гласит легенда, громоздкую и шумную бронемашину поначалу хотели назвать «водовоз», так как внешне она ассоциировалась с большой цистерной. Не мудрствуя лукаво, Суинтон, назначенный к тому времени секретарём Комитета имперской обороны, и подполковник Дэйли-Джонсон, помощник начальника Комитета сухопутных кораблей, в развитие этой идеи также предложили свои варианты: «резервуар», «цистерна», «бак» (по-английски tank).

На «танке», собственно говоря, и остановились – короткое слово неплохо соответствовало форме и содержанию машины. По другой версии, этот термин появился чуть позже, и исключительно из соображений секретности. При перевозках по морю или железной дороге закрытые брезентом машины больше всего напоминали крупные металлические цистерны – тогда-то и был намеренно пущен слух, что это изготовленные по заказу российского правительства «полевые ёмкости для воды», т.е. «танки». Более того, чтобы обмануть наиболее любознательных австро-германских шпионов, на корпусах танков по-русски писали: «Осторожно, Петроградъ». Поскольку слово «танк» использовалось и в официальных переписках, то это название нового оружия прижилось главным образом в английском и русском языках.

Короче говоря, 12 февраля 1916 года 28-тонная боевая машина прошла официальные испытания, и тут же был дан заказ Министерством снабжения на производство 100 «танков», получивших серийное обозначение Mk I.

В течение весны-лета 1916 года английские предприятия осваивали массовое производство новых Mk I. Часть машин собиралась на фирме William Foster & Co. Производство танковых корпусов было сосредоточено на заводе Metropolitan Carriage, Wagon and Finance Cо в Бирмингеме. Принципы боевого применения танков и способы их взаимодействия с пехотой и артиллерией обосновал всё тот же Э.Д. Суинтон (уже подполковник), выпустив «Заметки об употреблении танков». При Комитете имперской обороны образовывался Комитет снабжения танками под председательством лейтенанта Альберта Стэрна. После тщательного изучения различных форм организации танковых подразделений в апреле и мае 1916-го было решено создать 6 специальных рот, каждая по 25 танков (для осуществления сего грандиозного плана требовалось 150 танков, из которых половина была бы «самцами», половина «самками»). Первое танковое подразделение англичан получило наименование «Тяжёлая часть пулемётного корпуса», его численность составляла 184 офицера и 1610 низших чинов. 13 августа 1916 года секретное оружие отправилось на войну во Францию. Экипажи отплыли из Саутгемптона, танки – из Эйвонмута. Однако, малое количество машин делало их применение на фронте, мягко говоря, нецелесообразным. Так считали до середины сентября 1916-го…


Историческая танковая атака должна была начаться в 5.30 утра 15 сентября. В распоряжении английского командования на тот момент находилось только 49 машин. За сутки до срока началось сосредоточение машин на исходных рубежах. Переброска происходила ночью, под проливным дождём, что называется, «на ощупь». До места назначения добралось 32 танка, остальные по дороге завязли в грязи или остановились из-за поломок механизмов. Согласно поставленной перед экипажами боевой задачи, они должны были эффективно поддерживать атакующую пехоту, расчищая ей путь от неприятельских огневых точек. «Самцам» Mk I надлежало действовать главным образом против пулемётных гнёзд, «самки» предназначались для методичного уничтожения живой силы противника.

Так или иначе, незамеченные в утреннем тумане, но активно дребезжавшие стальные чудовища «доковыляли» до германских позиций. Девять танков с ходу захватили деревню Флер и так же стремительно — Гведенкур (рассказывают, что один из танков взял в плен около 300 солдат противника). Другие машины, не спеша продвигаясь вместе с пехотой, подавляли очаги немецкого сопротивления. Более глубокой задачи в этом сражении танковые экипажи не имели. Бой продолжался до 10 часов утра. Успех был налицо – даже, несмотря на столь малое количество танков, и их общее техническое несовершенство, изрытый воронками «маршрут» и отвратительное взаимодействие чудо-техники с пехотой, англичане продвинулись по 5-километровому фронту на 5 км в глубину. Потери оказались в 20 раз меньше ожидаемых. Однако, фронт всё же не был прорван. Из 32 машин, начавших атаку, только 18 смогли непосредственно поучаствовать в боевых действиях: пять танков застряло в болоте, девять вышло из строя «по техническим причинам» – «подкачали» сложные и капризные механизмы.

Итак, сражение на Сомме возвестило миру о рождении ещё одного нового грозного вида вооружения эпохи Великой войны. Уже после окончания боевых действий немцы-фронтовики откровенно признавались, что «огромные чудовища» наводили панический ужас на всю кайзеровскую армию. Впрочем, одна из немецких газет высказалась по этому поводу диаметрально противоположно: «Танки – это нелепая фантазия и шарлатанство. Машины-чудовища только на короткое время поражают солдат, но вскоре здоровая душа доброго немца успокаивается, и он с лёгкостью борется с глупой машиной».

Метки:

ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com