?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Новая эпоха в жизни памятника началась с революционных событий в Кремле произошедших второго ноября 1917 г. Успенский собор, как и некоторые другие кремлевские здания, был поврежден при артобстреле: пострадали центральная, юго-западная и юго-восточная главы. "Удары этих осколков были столь сильны, что выдвинули целые кирпичи внутрь собора, и от этих сдвигов отвалилась и отпучилась штукатурка с росписью в нескольких местах... в купольном барабане имеется овальная брешь, вызывает беспокойство юго-западный парус под барабаном Похвальского придела. Большие обломки камня, кирпича, известковая и кирпичная пыль густым слоем покрывают образ над "казною", ярусы лесов, солею и пол у солеи... эта пыль покрывает и иконы иконостаса и все окружающие предметы", — сообщается в акте осмотра собора, составленного 10 ноября П.П. Покрышкиным и Э.О. Визилем. Тем не менее выводы комиссии были оптимистичными: "В общем можно полагать, что собор может быть без затруднения приведен в порядок и реставрирован, как и все более или менее пострадавшие памятники зодчества в Кремле." Двадцатого ноября 1918 г. собор был обследован архитектором Московского дворцового управления, академиком И.В. Рыльским, а сметы на реставрацию составлены архитектором В. Марковниковым. Одна из пояснительных записок, относящихся к реставрационным работам в Кремле, сообщает, что "работами 1917—1918 гг. было почти все исправлено и сейчас трудно уловить уже, что Кремль обстреливался"

То что повреждения, к счастью, были незначительными, говорит и то, что уже 21 ноября, на день Введения Богоматери, в соборе состоялось поставление в патриархи московского митрополита Тихона. Он стал первым русским патриархом после долгого периода синодального управления церковью (1724-1917). В 1918 г. Успенский собор, как и весь Кремль, был закрыт в связи с размещением в Кремле правительства РСФСР.

Памятники Кремля, в том числе и Успенский собор, стали музеями не сразу после большевистского переворота, а лишь спустя шесть лет. Этому предшествовал ряд документов, появившихся в 1918 г. Это декрет "Об отделении церкви от государства" от 3 января 1918 г. и приказ № 33 от 4 марта 1918 г. об упразднении церковного духовенства, а также распоряжение наркома по просвещению А. В. Луначарского от 3 января 1918 г., объявлявшее, что все памятники искусства и старины, находившиеся в Кремле, объявлялись собственностью РСФСР.

В октябре 1922 г. Успенский собор, наряду с другими храмами и монастырями, а также частью иных древнейших памятников Кремля, вошел в состав самостоятельного музейного объединения под наименованием "Управление музеями-соборами Кремля". Однако уже в 1924 г., в связи с переходом во ВЦИК Большого Кремлевского дворца, его музейная часть, прежде входившая вместе с Оружейной палатой в ведение музейного отдела Народного Комиссариата по просвещению, была присоединена к Управлению музеями-соборами; последнее, реорганизованное в отдел памятников Кремля, было присоединено к Оружейной палате в качестве ее филиала.

В период конца 10-х начала 20-х годов XX века были произведены реставрации и раскрытия многих древних икон. План реставрации был намечен еще в конце 1917 г., а летом 1918 г. к работе приступила реставрационная мастерская по сохранению и раскрытию памятников древнерусской живописи, располагавшаяся до 1921 г. в Кремле, в помещении бывшей Синодальной конторы. Позже она была переведена в бывший дом Московского археологического общества на Берсеневской набережной, а с 1924 г. преобразована в Центральные государственные реставрационые мастерские. В эти годы были отреставрированы многие древние иконы, их список возглавила знаменитая икона "Богоматерь Владимирская" (первая треть XII в., реставрирована Г. О. Чириковым). После реставрации многие из этих икон были переданы в Исторический музей, а в 1930-м году, после принятия решения об организации в Третьяковской галерее отдела древнерусского искусства, туда передаются из Исторического музея три домонгольские иконы Успенского собора: "Владимирская Богоматерь", "Благовещенье Устюжское" и "Спас Нерукотворный". В Галерее они хранятся и поныне. Еще ранее (в 1918 г.) была передана Третьяковской галерее и грандиозная по своим размерам икона "Церковь воинствующая" середины XVI века.

Согласно декрету от 26 февраля 1922 г., с апреля того же года начинается изъятие из кремлевских церквей и монастырей, в том числе и из Успенского собора, церковных ценностей, для переадчи их в Гохран и фонд помощи голодающим. Согласно Общей описи ценностей, изъятых из Успенского собора, в Гохран только в апреле 1922 г. было передано 13 ящиков, содержащих 67 пудов 2 фунта 31 золотник серебра, к которым чуть позже, 9-го сетнября того же года добавилось еще 9 пудов серебряного лома, состоявшего из 17 лампад, серебряной раки Гермогена и большого серебряного подсвечника от той же раки, сделанного по рисунку Васнецова. К счастью, вопрос о золотой ризе с иконы "Владимирская Богоматерь", решился в пользу музея, при этом, однако, были сняты бриллиантовое колье и все позднейшие украшения XVIII - XIX вв. (их передали в Гохран). Так драматически и вместе с тем радикально решился спор, возникший еще в 1913-1914 гг., о том как экспонировать в Успенском соборе древние иконы после их раскрытия и что при этом делать с окладами (делать их съемными или раскрывающимися наподобие створок)

Однако уже в 1922 г. коллектив Оружейной палаты и соборов-музеев начал бороться за изменение ситуации. Были выработаны и утверждены Положение Музея Оружейной палаты как "музея высших достижений декоративного искусства" и Положение об Управлении Кремлевских соборов-музеев. 10 января 1924 г. по инициативе Н. Н. Померанцева, заведующего отделом памятников Кремля, возбуждено ходатайство во ВЦИК об открытии кремлевских храмов для обозрения и о выделении необходимых для этого средств. Однако положение Успенского собра, как и других музеев в отделе памятников Кремля, продолжало оставаться весьма затруднительным. Ввиду отсутствия такой обычной для других музеев доходной статьи как входная плата, приходилось изыскивать средства для поддержания памятников за счет реализации "немузейного" имущества, в частности, свечного воска, облачений и т п.

На протяжении 1930—1940-х гг. из Успенского собора и других памятников Кремля, прежде всего упраздненных, продолжалась выдача предметов, главным образом из драгоценных и цветных металлов, в Госфонд, Рудметаллторг, Антиквариат (только за 1930 г. было сдано 1219 предметов). Иконы, "представлявшие интерес для антирелигиозной работы" (числом 240) передали в антирелигиозный музей.

Состояние кремлевских памятников, в том числе Успенского собора, оставалось тяжелым. Протекала кровля, а денег на ремонт не поступало, зимой и весной стены покрывались густым инеем, на полу образовывались ледяные наросты, из-за чего приходилось закрывать собор для доступа посетителей. Все это приводило к значительному ухудшению состояния монументальной и станковой живописи. В 1934 г. создается Комиссия для осмотра зданий имеющих историческое и художественое значение, в которую вошли И. Э. Грабарь, архитектор Д.П. Сухов и художники Чернышев и Яковлев. Секретариат ЦИК принимает решение предложить Гражданскому отделу УК МК приступить с 1935 г. к полной реставрации памятников Кремля и завершить ее к 1939 г., а также признать необходимым сохранение трех наиболее значительных с историко-худжожественной точки зрения соборов — Успенского, Архангельского и Благовещенского. Однако это решение не было воплощено в жизнь. Очень скоро работы были полностью остановлены, сотрудники уволены, а с 1936 г. и сам Отдел памятников прекратил свое существование.

Сведения о соборах за военный период 1941—1945 гг. более чем скудны. Сообщается об укреплении более 100 икон в мастерских Третьяковской галереи, в том числе из Успенского собора. Вновь и вновь поднимался вопрос о необходимости провести отопление, вентиляцию и электроосвещение в со Лишь в 1946 г. начались систематические работы по укреплению икон и фресок в соборе. В комиссию по реставрации живописи вошли такие выдающиеся ученые и художники, как И.Э. Грабарь (ее председатель), М.В. Алпатов, В.Н. Лазарев, Г.В. Жидков, П.Д. Корин. Были составлены планы реставрационных росписей Успенского собора, которая была поручена организованной в конце 1944 г. Центральной художественно-реставрационной мастерской Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР. Эту работу выполнила специально приглашенная группа художников-палешан, работавших непосредственным наблюдением П.Д. Корина и при научных консультациях Н.Е. Мневой и Н.А. Деминой. Живопись на южном и восточном фасадах, оказавшуюся в лучшей сохранности, было решено оставить, а почти утраченную живопись над западным порталом и на северной стене восстановить на основе сохранившейся графьи и фотоснимков 1895 г.

Обследование стенописи в интерьере собора показало, что центральном барабане пробоина (1917) не была оштукатурена, часть росписей была расчищена и вновь записана в 1914-1917 гг. (северный неф). В южном нефе закончены главы и своды, а на стене и столбах живопись была лишь расчищена. Там все еще стояли леса, поставленные более сорока лет назад. Сводов центрального нефа и главного алтаря реставрация не коснулась вовсе. Состояние живописи было плачевным: красочный слой осыпался, были видны потеки от влаги, плесени и емчуги. Комиссия приняла решение провести только консервационные работы, при которых вся поверхность настенной живописи была укреплена, промыта и приведена в экспозиционный вид. Одновременно был поставлен вопрос о необходимости восстановить отопление и электроосвещение в соборе, что было сделано лишь в 1949-1950 гг.

В 1954 г. после долгого перерыва организуются экскурсии в только что отреставрированные Успенский (экскурсовод Н.В. Гордеев) и Благовещенский (экскурсовод Е.И. Сергеева) соборы, а с 20 июня 1955 г. Кремль открывается для свободного доступа посетителей. Это важнейшее событие вызвало необходимость издания целого ряда книг и путеводителей по памятникам Кремля. Однако подлинное возрождение соборов Кремля, в том числе и Успенского, и превращение их в настоящие музейные комплексы началось лишь после передачи музеев в ведение министерства культуры СССР в феврале 1960 г. С 1960-х гг. в Успенском соборе начинают проводится систематические работы по реставрации монументальной и станковой живописи, которые продолжаются до середины 80-х гг. Осуществляются они силами Центральных научно-реставрационных мастерских, преобразованных в 1967 г. во Всесоюзный изводственный научно-реставрационный комбинат (ВПНРК), с 1981 г. переименованный во Всесоюзное объединение "Союзреставрация". В 1959 г. туда переходит на работу бывший в 1948 г. в штате музея и курировавший все работы по живописи художник-реставратор ГС. Батхель, с именем которого связано открытие многих древних памятников живописи Успенского собора.

Одновременно с работами по реставрации живописи с 1962 г. начало осуществляться и комплексное архитектурно-археологическое исследование Успенского собора. Впервые оно включало натурное исследование памятника в столь полном объеме: от исследования древних фундаментов и остатков кладки зданий 1326 и 1472—1474 гг. и предполагаемой постройки конца XIII века до выяснения технического состояния его конструкций, фундаментов, металлических связей. В программу включалось и изучение по материалам письменных источников и результатам обследований причин засоленности каменной кладки, разрушавшей поверхность стен и нижнюю часть росписей, причин возникновения конденсата на сводах, в барабанах глав и оконных проемах. Ставилось целью регулирование параметров температурно-влажностного режима в интерьере собора, что должно было способствовать лучшей сохранности памятников живописи и прикладного искусства в соборе и созданию нормальных условий экспозиционного использования памятника. Результаты этих исследований легли в основу проектных заданий для проводившейся в соборе с 1974 по 1985 г. капитальной реставрации.

Проводившиеся в 1960—1970-х гг. архитектурно-археологические исследования памятника в подпольном пространстве, а также продолжавшее, начатое еще в 1912—1913 гг. археологом С.С. Закатовым обследование в северной части Соборной площади дало богатый материал для уточнения древней топографии московского поселения XII—XIV вв., с культовым центром и кладбищем при нем, появившимся задолго до строительства собора Ивана Калиты, уточнить историю ранних этапов архитектурной истории Успенского собора.

В 1962 г. был восстановлен отдел памятников Кремля, в который вошли пять научных сотрудников-хранителей, а возглавляла его в качестве исполняющей обязанности заведующего О.В. Зонова. Первым материально ответственным хранителем Успенского собора стала Н.И. Лаптева (Румянцева), позже на посту, сменяя друг друга, последовательно трудились Т.Б. Ухова, ставшая затем заведующим отделом, И.Я. Качалова (с 1968 по 1974 гг.), Т.В. Толстая (с 1974 по 1985 гг.) и, наконец, Е.Я. Осташенко. Продолжалась и экспозиционная работа в соборе. Еще в 1962 г. сотрудники приступили к написанию методических разработок для экскурсоведения по соборам, автором текста по Успенскому собору была О.В. Зонова (в 1971 г. вышло его второе дополненное издание). В 1964 г. начали создавать тематико-экспозиционные планы по Успенскому и Архангельскому соборам, однако из-за продолжающихся в Успенском соборе реставрационных работ, потребовавших даже его временного закрытия в 1966—1968 и в 1977—1980 гг. этим планам еще долгие годы не суждено было осуществиться. Все это время, когда собор открывался для посетителей, в нем создавались лишь временные экспозиции, которые развешивались на холщовых щитах, ограждавших леса и стены собора и перемещавшихся в зависимости от переноса лесов.

Десятилетие с середины 70-х до середины 80-х годов было ознаменовано новым этапом широкомасштабных работ по реставрации и технической реконструкции собора. Им предшествовало комплексное исследование памятника на основе программы, утвержденной Ученым советом Музеев Кремля еще в сентябре 1964 г. Оно предусматривало выяснение технического состояния ограждающих конструкций здания, его фундаментов, сводов, подпружных арок и связей, а также причин, вызывающих повышенную влажность и засоленность кладки,что вызывает повреждение и разрушение стенописи в соборе. Особой проблемой было выяснение причин конденсата на сводах и в оконных проемах, которые являлись иногда причиной выпадения осадков в интерьере собора и разрушения обмазки оконных блоков, а также установление необходимых и стабильных параметров температурно-влажностного режима. В течение 1974-1976 гг. была проведена цементация фундамента по периметру здания и у восточных пилонов для предотвращения его осадки. Ослабевшие, а местами лопнувшие древние металлические связи были укреплены одиннадцатью тросами из высокопрочной стали. Одновременно была проведена консервация остатков древних каменных кладок в археологических шурфах. Металлические оконные блоки, установленные в начале 60-х гг., были заменены дублированными с герметичными стеклопакетами, а в западном тамбуре сделана тепловая завеса,что прекратило выпадение конденсата. Новая система кондиционирования воздуха обеспечила поддержание стабильных параметров температуры и влажности в соборе, необходимых для создания оптимальных условий сохранения памятников в его интерьере. В те же годы была перекрыта кровля собора медными листами, а главы, покрытые прочной гальванической позолотой еще в конце XIX столетия, вычинены и оставлены без изменений.

В 1980 г. основной объем ремонтно-реставрационных работ был завершен и собор был открыт на время проведения Олимпиады. Однако из-за последовавшей за реставрацией соборов реставрации Оружейной палаты и Успенской, звонницы, в которой располагались фонды серебра и библиотека, эти фонды были временно (на два года) размещены в Успенском соборе и Мироваренной палате, и собор был вновь закрыт. Лишь в 1983 г. возобновился доступ посетителей в собор, хотя реставрация стенописи в его алтарных помещениях продолжалась еще в 1984-1986 гг. (главный алтарь) и в 1994-1995 гг. (в Похвальском приделе), а окончательное завершение экспозиция собора получила, лишь в 1995 г.

В 1979 г. был торжественно отмечен 500-летний юбилей Успенского собора, хотя сам памятник был еще в лесах и недоступен для посетителей. К юбилею был выпущен альбом и проведена конференция, по материалам которой позже опубликован сборник статей.

Наконец, завершающей в XX веке страницей в истории Успенского собора, прошедшего столетний путь реставрации, обретений и утрат, пережившей периоды упадка и возрождения, стало совмещение в нем двух функций — музея и храма. Начиная с августа 1991 г. в нем возобновились богослужения. Сегодня Успенский собор сохраняет статус музея, все в нем остается неприкосновенным, а сотрудники музея и служители церкви совместно прилагают усилия к тому, чтобы Успенский собор — эта подлинная жемчужина Русской культуры - жил в веках.

Подготовил К. Морозов

Метки

ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com