?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Иван Исаевич Болотников – мятежник эпохи Смутного времени в правление Царя Василия Шуйского. В молодости Иван был боевым холопом князя Телятевского, служил в его вооруженной свите, затем бежал казаковать на Дон и стал опытным воином, в одной из схваток с татарами был захвачен ими в плен и продан в рабство к туркам на галеры. После разгрома турецкого флота итальянцами попал в Венецию, откуда намеревался направиться через Польшу на родину.

В это время Русь была охвачена смутой. И хотя первый самозванец Лжедмитрий I был убит в Москве в мае 1606 г., смута не прекращалась, повсюду действовали разбойничьи шайки. И поляки тоже не отказались от поощрения смуты в России. Пустили новый слух, что назвавшийся "царем Димитрием" (Лжедмитрий I) не погиб, а бежал из Москвы и жив. На эту роль поначалу выдвинули некоего Михаила Молчанова, участвовавшего в убийстве Федора Годунова. Так возник новый бунт, предводителями которого стали путивльский воевода князь Григорий Шаховской, вступивший в конфликт с центральной властью, и Иван Болотников. Поляки действовали в этот период закулисно.

Когда Болотников услышал о "чудесном спасении" царевича Димитрия", прибыл к новому самозванцу, поверил ему и предложил свои услуги. Болотников рассказал ему о своем военном опыте, получил деньги и письмо к князю Г.П.Шаховскому и поехал в Путивль. Шаховской встретил бывшего холопа как "царского посланника" и, убедившись в его знании военного дела, поручил ему отряд в 12 000 человек. С ними Болотников в начале лета 1606 г. перешел границу России, рассылая грамоты. Он призывал холопов и казаков к грабежам и убийствам дворян и царских служилых людей, обещая от имени "спасшегося царя" прощение и щедрые льготы.

Василий Шуйский выслал против Болотникова отряд под начальством кн. Юрия Трубецкого, но, столкнувшись с мятежниками под Кромами, князь отступил. Это послужило сигналом к восстанию городов, холопов и инородцев. Мятеж охватил огромную территорию вплоть до мордвы. Город за городом провозглашали "царем" Димитрия и высылали к Болотникову вспомогательные отряды; холопы и крестьяне поднимались на своих господ и примыкали к мятежникам. К Болотникову начали присоединяться и некоторые стрельцы, служилые люди, и даже дворяне, недовольные правлением Царя Василия Шуйского. Так, примкнуло ополчение Истомы Пашкова, Ляпуновых — Захара и Прокопия. Болотников всюду распространял слух, что он сам видел "царя Димитрия", который и назначил его главным воеводой.

С этими серьезными силами Болотников направился к Москве. Стоявшие на пути города все признали власть главного Лжедмитрия; только в Коломне отважились сопротивляться, и это повлекло полное разграбление города. В 50 верстах от Москвы, близ села Троицкого, Болотникова встретила московская рать под начальством Мстиславского, однако он, не вступив в бой, едва спасся от преследования.

22 октября 1606 г. Болотников остановился в селе Коломенском, в семи верстах от Москвы, и продолжил рассылать по городам грамоты, возбуждая бедных и меньших против богатых и знатных и призывая всех целовать крест "законному государю Димитрию Ивановичу". Ополчение Болотникова выросло до 100 тысяч человек; из него выделялись отдельные шайки, по преимуществу холопов, которые своими набегами и разбоями держали столицу в осадном положении.

В Москве не хватало продовольствия, цены на хлеб сильно поднялись; в церквах стали служиться просительные молебны и был установлен покаянный пост. Многим казалось, что царствованию Шуйского скоро наступит конец. Но его спасли раздоры, поднявшиеся в стане осаждающих. Ляпунов и Пашков с приведенными ими дворянскими дружинами не могли одобрить того, что в своих грамотах "царский воевода" призывал чернь на грабежи и убийства всех, кто стоит выше ее по положению. Усомнились и в реальности существования "царя Димитрия", который упорно не желал показываться своему войску. Поэтому произошел переход на сторону Шуйского сначала Ляпуновых, а затем Истомы Пашкова. Они были прощены Царем, как подвергшиеся обману.

Постепенно по той же причине некоторые города начали выражать свое сомнение в существовании "царя Димитрия" и таковых его приказов. Шуйский стал получать подкрепления от переходивших на его сторону городов, которые высылали к нему ополчения дворян и детей боярских. Видя, что ратные силы Шуйского все более и более увеличиваются, Болотников решился действовать энергичнее: атаковал Симонов монастырь, но неудачно. Тем не менее ни потери войска (от постоянного ухода его людей), ни увещания Шуйского сдаться с обещанием дать ему важный чин, не сломили верности Болотникова Лжедмитрию. Шуйскому он отвечал: «Я целовал крест своему государю Димитрию Ивановичу — положить за него живот. И не нарушу целования. Верно буду служить государю моему и скоро вас проведаю… буду в Москве не изменником, а победителем». Следует отметить, что Болотников сам храбро участвовал в сражениях.

Наконец, собрав силы, Царь Василий решил из войны оборонительной перейти в наступательную, и в 2 декабря племянник Царя воевода М.В. Скопин-Шуйский разгромил войско Болотникова под Москвой. Мятежники отступили в Калугу, укрепили ее, собрали до 10 000 беглецов и приготовились к длительной обороне. Высланные царские отряды под начальством Мстиславского обложили город со всех сторон, производили частые приступы, разбили подходившее на помощь Болотникову ополчение под начальством кн. Масальского.

Но Болотников с успехом отбивался и сам делал удачные вылазки; ни потери в войске, ни недостаток в съестных припасах, особенно сильный к концу зимы, не заставили его склониться на сдачу, хотя ему и было обещано полное прощение. Одно только его смущало: "царь Димитрий" (Молчанов) еще не являлся, а вскоре и совсем куда-то скрылся. И не нашлось в тот момент в Польше никого другого, кто был бы готов рисковать своей жизнью и стать "Димитрием". (Новый Лжедмитрий II, известный как "тушинский вор", объявился полгода спустя в июле 1607 г.)

Тогда среди терских и волжских казаков был найден новый самозванец, принявший на себя имя "царевича Петра", будто бы сына Федора Иоановича, подмененного дочерью, вскоре умершею; кн. Шаховской решил воспользоваться им для продолжения восстания. Он отправил его в Тулу, а затем двинулся туда и сам. На выручку Болотникову он отправил отряд под начальством кн. Телятевского, который разбил царских воевод, князей Татева и Черкасского, под Калугою. При этом около 15 тысяч обманутых именем "царевича" царских ратников перешли на сторону мятежников, а остатки московского войска отошли к Серпухову. Болотников также сделал вылазку и рассеял осаждавших Калугу, которые бросили пушки, обоз и запасы. Затем Болотников из Калуги направился в Тулу, где уже были Шаховской и "царевич Петр".

30 июня к Туле с большим войском (около 100 тысяч) подступил сам Царь Василий Иванович Шуйский. Началась осада Тулы, продолжавшаяся более трех месяцев. Наконец, запрудою печки Упы затопили город. Наводнение усугубило голод; многие мятежники толпами являлись к Шуйскому с повинной, но главари мятежа продолжали сопротивляться и соглашались сдаться только тогда, когда им будет даровано прощение. В то же время главари мятежа слали в Польшу отчаянные просьбы, чтобы «высылали скорее какого-нибудь Димитрия для спасения их дела».

Царь пообещал им милость, и 10 октября 1607 г. боярин Колычев занял Тулу, ворота в город открыли противники Болотникова. Сам он явился пред Шуйским во всем вооружении, снял с себя саблю, положил пред Царем, стал на колени и произнес клятвенное обещание служить Царю верно до гроба. 18 октября Царь вернулся в Москву, туда же перевезли и возглавителей восстания.

Царь Василий нарушил обещание помиловать сдавшихся, оправдывая это продолжением военных действий несдавшихся отрядов. Многие из повстанцев были разосланы по разным городам в заточение, а многие казачьи атаманы из окружения Болотникова были убиты. Самого "воеводу" держали сначала в Москве, но когда активизировал военные действия Лжедмитрий II, в феврале 1608 г. Болотникова отправили в ссылку в Каргополь, где вскоре он был ослеплен, а затем утоплен.

В советской историографии "крестьянская война" Болотникова стоит в одном ряду с подобными "народно-освободительными" войнами Степана Разина (1670–1671) и Емельяна Пугачева (1773–1775), причиной которых якобы был невыносимый "царский деспотизм". Казакийцы-самостийники называют их "национально-освободительными войнами казачества против России". А ведь все эти "войны" не были направлены против самодержавия и царской власти как таковой, и уж тем более не были против России: и возглавители восстаний и поддерживавший их русский народ выступали за "настоящего Царя", который накажет бояр-изменников и восстановит справедливость.

Другое дело, что этим устремлением успешно манипулировали и прикрывали свои преступления и разбойничьи шайки, и самозванцы, и их заграничные кукловоды с целью ослабления и завоевания России. Жестокий кровавый характер этих бунтов, "безсмысленных и безпощадных", также не делает им чести. Даже в искренность "истинного монархиста-легитимиста" Болотникова не очень верится, учитывая его продолжительное пребывание в Польше, да и наивным человеком он не был.
https://rusidea.org/25102305

#РОВС #историяРоссии #Смута
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com