?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Так сражались русские верные, или, как их в России называли «белые», не думая ни о себе, ни о своих семьях, на всех границах России за счастье родины, стремясь спасти ее из рук узурпаторов, слуг III-го Интернационала. Они сражались с бесконечными трудностями, не имея достаточно даже боевых средств, в то время, как красные имели в своем распоряжении все запасы, собранные еще Императорской властью. Судьба всех фронтов, добровольно объединившихся под властью Верховного Правителя России адмирала Колчака, признанного в этом звании представителями государств Антанты и потом ими же преданного, была исключительно жестокой. К началу 1920 года все эти фронты были на пути к полной ликвидации и конец февраля закончил их существование. Пролитая большевиками кровь адмирала Колчака как бы подчеркнула конец белых в России.

Но все же на одной границе России, на юге, в Крыму сопротивление белых еще не было прекращено и потому большевики еще не могли праздновать полную победу.

На маленькой территории Крымского полуострова в начале 1920 года сконцентрировались собравшиеся со всех гаваней Черного моря полуодетые и почти невооруженные остатки армии генерала Деникина.

Громадные запасы одежды и снаряжения были брошены в южной России и не было никаких средств одеть и снабдить голую и почти безоружную армию. Было достаточно ружей, но не хватало пулеметов и пушек. Почти все танки, бронированные машины и аэропланы были оставлены в руках противника. Небольшое число спасенных бронеавтомобилей не могло быть использовано, так как бензина вообще не было. Огнестрельных припасов, а в особенности снарядов могло хватить только на короткое время.

Нельзя было перевозить орудия, так как не было лошадей. Природные конники-казаки были вынуждены перед переездом в Крым собственной рукой убивать своих лошадей, чтобы их боевые товарищи не стали добычей красного врага. В бедном лошадьми Крыму не было никакой возможности пополнить конский состав, в особенности в виду приближения весенних полевых, работ... Почти все воинские части, которые были переброшены в Крым, — потеряли свои обозы. Остатки армии были сильно деморализованы л даже командование стояло перед серьезными сомнениями... Сам генерал Деникин, который стоял во главе армии в Крыму, по-видимому потерял энергию для дальнейшей борьбы и не имел веры в свою армию. Армия платила ему тем же — она потеряла веру в своего вождя... Положение было катастрофическое, нужен был человек, который обладал бы особыми качествами и сильной волей, чтобы спасти армию от полного развала и уничтожения силами Красной армии, которая стояла перед входами в Крым... И такой человек нашелся — это был генерал барон Петр Врангель.

Генерал Деникин правильно оценил создавшееся положение и пришел к заключению, что он обязан сложить с себя верховное руководство армией. Он созвал военный совет для выбора себе преемника. Но члены военного совета отклонили выборы, как систему, которая сыграла исключительно отрицательную роль в разложении старой Русской Императорской армии. Они указали генералу Деникину, что единственным человеком, который, по их мнению, может спасти положение, является генерал Врангель. Генерал Деникин подчинился, их решению, и назначив своим приказом генерала Врангеля своим преемником — Главнокомандующим Вооруженными силами Юга России — удалился в Англию.

Тяжелое наследство принял новый Главнокомандующий. Международное положение армии было нелегким: вместо того, чтобы спешить на помощь многострадальной армии, англичане, как и всегда, предъявили ультиматум: начать мирные переговоры с большевиками; при чем они обещали свое содействие для достижения амнистии со стороны советского правительства для солдат и убежище вне России для Главнокомандующего и его штаба... отказ подчиниться условиям ультиматума означал прекращение всякой помощи со стороны англичан!

Для генерала Врангеля ответ был ясен — он отказался от непрошенной «помощи» англичан, отклонил ультиматум и после того, как он привел в порядок армию — перешел в наступление... но для этого генерал Врангель должен был провести гигантскую работу по упорядочению полученного им наследия.

Блестящий кавалерийский начальник, первый кавалер ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, в самом начале Мировой войны, один из победоносных вождей белых в период командования Южными армиями генерала Деникина, кумир офицеров, солдат и казаков, — он ясно представлял себе положение, в которое он попал, он был совершенно искренен, когда в ответ на заключение, что только он один может взять на себя все тяготы управления, ответил: «Я делил с армией славу побед и не могу отказаться испить с нею чашу унижения. Черпая силы в поддержке моих старых соратников, я соглашаюсь принять должность Главнокомандующего». Он шел не к празднику власти — он возложил на свои плечи еще более тяжкий крест служения родине, чем кто-либо из белых бойцов.

Он знал самого себя, он не ошибался также и в своих соратниках, которые с первого же дня его командования в Крыму были ему верными помощниками в проведении в жизнь его трудной задачи.

«Необходимо было привести в порядок армию, нужно было ее одеть и вооружить, надо было дать лошадей всадникам, надо было достать снаряжение, патроны, седла, повозки, все то, без чего армия, даже состоящая из героев, не могла быть армией и оставалась бы только толпой. Большую часть всего необходимого для армии можно было получить только... от противника, силой оружия перейдя в наступление. Но и после того как были удовлетворены самые насущные потребности, положение все еще оставалось тяжелым — бедный снабжением Крым и в мирное время жил на средства северной Таврии и при том надо было учитывать, что население полуострова сильно увеличилось в долгие годы суровой гражданской войны. Хозяйственный аппарат конечно не мог прокормить армию и население. В городах южного берега Крыма уже с первых же дней, вследствие затруднения в подвозе, не хватало хлеба. Цены на хлеб росли безостановочно. Совершенно не хватало необходимых жиров.

Началась исключительная работа... Армия приводилась в порядок. Оскорбительный ультиматум англичан произвел впечатление обратное тому которое они от него ожидали. Белые возмутились тем, что англичане хотели предать их тем, кого они считали врагами Родины. Гордый отказ генерала Врангеля выполнить требование ультиматума ясно показал армии, что во главе ее стал решительный и достойный вождь. Он видел только один достойный выход из беспримерно тяжелого положения — наступление! Этот выход и был им раньше всего использован.

При своих приготовлениях к наступлению генерал Врангель не забыл и моральной стороны подготовки армии, он не забыл дать ответ на вопросы, которые естественно стали перед бойцами за родину, вопросы духовного, внутреннего свойства. Наступление было назначено на май и поэтому 20-го мая им был отдан приказ, который может быть принят как образец подобного рода обращений, почему он здесь и приводится полностью:



ВОЗЗВАНИЕ.



Слушайте, русские люди, за что мы боремся:

За поруганную веру и оскорбленные ее святыни.

За освобождение русского народа от ига коммунистов, бродяг и каторжников, в конец разоривших Святую Русь.

3а прекращение междоусобной брани. За то, чтобы крестьянин, приобретая в собственность обрабатываемую им землю, занялся бы мирным трудом.

За то, чтобы истинная свобода и право царили на Руси.

За то, чтобы русский народ сам выбрал бы себе Хозяина!

Помогите мне, русские люди, спасти Родину.



Генерал Врангель.



В этом воззвании слышится глубокая вера в права белых! На протяжении Белого движения слова Вождя проникали так глубоко в души участников борьбы.

Интересно отметить, что в белом Крыму, может быть после всего пережитого, а может быть и под влиянием приведенного выше воззвания, выявилось совершенно своеобразное религиозное настроение, которое вылилось в экзальтированный план в народных массах — двинуться ка север, против большевиков, на их окопы, пулеметы и орудия — крестным ходом, неся перед собою кресты, иконы и хоругви.... Защитники этого своеобразного плана верили, что народная масса будет присоединяться к ним по мере продвижения и своей численностью сметет большевиков... Конечно, план этот был неприменим к реальной жизни, так как не было решительно никаких оснований сомневаться в том, что коммунисты и большевики, которые презрели Бога, родину, религию и были пронизаны сильной еврейской прослойкой в своих рядах, остановились бы перед уничтожением любого числа верующих снарядами и пулеметами. Последующие годы коммунистического хозяйствования в стране ясно показали, что количество уничтоженного большевистским террором населения России границ не имеет.

Само собою разумеется, что осуществление этого плана разрешено не было.

В период подготовки армии к наступлению новый главнокомандующий развернул беспримерную работу, чтобы в осажденной крепости, каковой в сущности говоря и являлся Крым, установить не только нормальное положение, но и сделать его, если можно так выразиться — образцом для всей страдающей под игом марксизма России.

Упорный и энергичный генерал Врангель «искал» буквально отдельных людей, которые могли бы помочь ему в выполнении задачи, которую он поставил себе и своим сотрудникам ясно и определенно «спасти родину»... Он их искал, он их брал и старался их использовать. Он брал их не только среди тех, кто находился тогда в Крыму. Он связывался с русскими политическими деятелями, финансистами и учеными, которые бурей русской революции были раскиданы по всей Европе. Он приглашал их в Крым, он созывал съезды, решал вопросы внутренней политики, в том числе и вопрос, разрешение, или вернее, НЕразрешение которого привело к русской революции — вопроса земельного, имевшего наибольшее значение среди всех русских государственных вопросов. Он обнародовал тщательно разработанный «Приказ о земле». Провести этот вопрос ему суждено не было, но надо предполагать, в будущей, освобожденной России, его решение будет положено в основу всей земельной политики страны.

Крым кипел. Все работало. Все, начиная с главнокомандующего, который был буквально неутомим и появлялся повсюду, готовились к героическим делам, может быть и последним...

В начале июня армия генерала Врангеля перешла в наступление. Она сражалась за обладание выходами из Крымского полуострова в Северную Таврию. Этот момент естественно отразился немедленно на международном положении белых. Англичане соответственно своему ультиматуму — умыли руки. Французы?.. Французы не последовали примеру своего старого союзника, потому что как раз в это время они помогали польской армии и потому наступление генерала Врангеля на Юге — соответствовало их планам. Их предательство было пока что отодвинуто на неопределенное время. Долго ждать этого не пришлось. Но в тот момент армия генерала Врангеля была им нужна в потому правительство генерала Врангеля было официально признано Францией, пославшей своего представителя в Севастополь. На самом деле эта посылка и была единственной «помощью», которую Франция оказала тогда белым.

Наступление развивалось успешно. Армия генерала Врангеля заняла новое пространство, а также, что в данном случае было более значительно, — захватила продовольственные запасы красных. Запасы эти были переброшены в полуголодный Крым. В конце июня белые разбили на голову красную конницу, которая стремилась отрезать им обратную дорогу на полуостров. В августе была предпринята отчаянная попытка прийти на помощь донским и кубанским казакам, в своих областях стремившимся освободиться от ненавистной им красной власти. Все силы белых были введены в бой, все было поставлено на карту для освобождения родины. В белых рядах, в белых полках были офицеры и солдаты, которые дрались тогда уже шесть лет, так как гражданская война в России началась в те дни, когда буря Мировой войны еще не затихла. Если учесть в добавок к тяжелым переживаниям на фронтах и добавить к ним то, что принесла двойная революция в феврале и октябре 1917 года, если сложить все, что пережили русские в тот проклятый период, когда все разновидности марксистской власти раньше всего своим наибольшим врагом считали русского офицера — то легко будет понять ту бесконечную усталость, которую должны были чувствовать лучшие бойцы белого фронта, лучшие из верных так бесконечно долго задержавшихся на путях к освобождению Родины!

Однако, несмотря на все трудности и физическое напряжение, выпавшие на долю Белой армии, армия сражалась, и сражалась успешно, твердо веря в своего вождя и кто знает, быть может маленькая армия генерала Врангеля была ближе к достижению своей цели, чем громадная армия адмирала Колчака, разлагаемая социалистической пропагандой в ее тылу.

Судьба вмешивалась и решала вопросы всегда в последнюю минуту и почти всегда это решение исходило от иностранной власти, в жертву которой приносились интересы белых. Так было и на этот раз — французы, которые с одной стороны «признали» правительство генерала Врангеля и прислали к нему своего представителя, — с другой стороны спасали польскую армию у Варшавы, что, конечно, было только нормально. Но они не остановились на этом и побуждали своих польских союзников к переговорам с большевиками, наступление против которых генерала Врангеля они поддерживали сами. B начале октября в красных линиях против Крыма появились большевистские дивизии, переброшенные из-под Варшавы, и были намечены мирные переговоры между большевиками и поляками в Риге. По неизвестным причинам большевики были уверены в том, что переговоры приведут к заключению мира и не только продолжали переброску своих сил на южный фронт, но мобилизовали под лозунгом «Все против Врангеля» для последнего наступления самые надежные свои части до курсантов, частей особого назначения и т. п. включительно.

Всякой силе надо по крайней мере противопоставить другую силу. В Крыму это было недостижимо. Увеличить Белую армию было совершенно невозможно. Генерал Врангель ясно видел, что приближается последний час героической борьбы русских в России. И так как он предвидел это новое положение и в то же время хорошо помнил ужасы прежних эвакуаций из гаваней Черного моря, — он, в полной тайне предпринял шаги для обеспечения армии судами снабжения всех судов водой, хлебом и всем, что необходимо для длительного путешествия в неизвестное... Оставленная всем миром, лишенная крова Белая армия, которая боролась не только за русское дело, но и за дело всего мира, должна была в ближайшее время покинуть родину. Судьба опять играла гнусную игру: в безграничных просторах России не было места для людей, которые Россию любили больше, чем самих себя.

Близился конец белой борьбы в России. Пути верных приводили их на чужбину.

В середине ноября, под давлением превосходных сил красных, белые вынуждены были отойти из Северной Таврии в Крым и непосредственной задачей армии стало прикрытие посадки армии на суда, заранее приготовленные распоряжением генерала Врангеля. Раньше всего должны были быть погруженными раненые, больные, семьи бойцов и гражданское население, имевшее основание опасаться мести красных, которые каждый день могли вторгнуться в Крым.

Когда последний русский главнокомандующий, в своем последнем приказе, отданном на последнем клочке русской земли говорит о том, что: «для исполнения обязанностей по отношению к армии и населению сделано все, что было в человеческих силах», он говорил полную правду. Также правдиво обрисовал он в этом же приказе и будущее, которое ожидало армию: «Наши дальнейшие пути полны неизвестности. Другой земли, кроме Крыма, у нас нет. У нас нет никакой казны. Откровенно говорю я каждому то, что нас ожидает».

15-го ноября началось выполнение приказа об эвакуации, сначала гражданским населением, а потом и армией, в гаванях Крыма. В последний момент армия заняла позиции на исторической линии обороны, на которой русские полки дрались под Севастополем в 1854 году против англичан и французов. На этой же самой линии в последний раз на русской почве сражались белые русские против русских красных.

В эвакуации приняло участие 150.000 русских, из которых 70.000 с оружием в руках сражались против красного зла, грозившего всему миру и которое на время задержалось в России. Главнокомандующий генерал Врангель на борту русского крейсера объехал все гавани и ушел последним. Люди, которые не только стояли перед полной неизвестностью, но потеряли свое имущество, всех своих родных и все свое будущее и переполнили суда до такой степени, что они не могли ни лежать, ни сидеть, а должны были стоять, больные и раненые с простреленной грудью — приветствовали своего вождя бурными криками «ура». Понесенное поражение не помешало армии признать его героизм и понять, что он, как и обещал им в момент запоздалого приема им власти — испить чашу унижения и «сделать все, чтобы вывести армию и флот с честью из создавшегося тяжелого положения», сдержал свое обещание. Если он и не смог достичь победы, то он спас честь страны и не сдался на милость красного врага.

15-го ноября опустился занавес не только над семимесячной борьбой Русской армии генерала Врангеля - он опустился и над эпической борьбой, которую вели русские верные, русские белые. Против кровавого ига, овладевшего Россией, на всех четырех фронтах Гражданской войны. Все эти четыре фронта были между собою связаны и представляли собой одно целое, несмотря на громадное удаление одного фронта от другого и часто полного отсутствия связи между ними.

Полуторастотысячная масса русских патриотов, новая плавучая Россия ушла в неизвестное. Сам генерал Врангель пишет в своих мемуарах, где он описывает свою деятельность во время Мировой и Гражданской войны, которые были изданы после его смерти, об этом тяжелом моменте так:

«Тускнели и умирали одиночные огни родного берега. Вот потух последний. Прощай Родина!»

Он был прав — он навсегда простился с родиной: он умер на чужбине в 1928 году.

#РОВС #историяРоссии #Русскаяармия #БелоеДвижение #Врангель #Крым #гражданскаявойна #большевики

Метки

ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com