?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

По окончании II Мировой войны русские беженцы были собраны в лагеря так называемых Ди-Пи (от англ. - displaced persons) - перемещённых лиц.

В лагерях Кемптен, Фюссен, Шляйсхайм в Баварии было много Белых эмигрантов, в том числе и бывших чинов РОВСа. Постепенно в этих лагерях стали возникать Представительства и Отделы РОВСа. Самый крупный был в лагере Шляйсхайм под Мюнхеном (Американская зона оккупации Германии). Там проживал, уже серьёзно больной генерал-лейтенант Иван Гаврилович Барбович - последний Начальник IV Отдела РОВСа в Югославии.

Генерала Барбовича посетил в лагере вновь назначенный преемник генерал- лейтенанта А.П. Архангельского в должности Начальника РОВСа, Генерального Штаба генерал-майор Алексей Александрович фон Лампе. Генерал Лампе объезжал лагеря Ди-Пи и везде назначал своих представителей. В Шляйсхайме были организованы группы из бывших чинов РОВСа, а их первым возглавителем стал последний командир 10-го гусарского Ингерманландского полка полковник Михаил Иванович Тихонравов - Георгиевский кавалер и участник эпопеи Русского Корпуса в Югославии (там он был в чине майора и командовал батальоном).

Но время было такое, что все Ди-Пи стремились покинуть Германию и уехать в Южную Америку, США, Австралию или во Французское Марокко. Я был близок к полковнику Тихонравову, который записался ехать во Французское Марокко. Я примкнул к нему, и у нас образовалась группа из двадцати человек, желающих ехать в эту страну.

В 1948 году, в декабре, мы покинули Шляйсхайм, и с большими приключениями, в январе 1949 года, оказались в Касабланке - главном городе Французского протектората султанства Марокко. Там нас дружески приняла группа Белых офицеров во главе с Генерального Штаба полковником Алексеем Александровичем Подчёртковым, который был женат на рожденной княжне Урусовой, а её престарелая мать-княгиня возглавляла в Марокко Русский Красный Крест старой организации. Полковник Подчёртков в Русской Армии генерал-лейтенанта барона П.Н. Врангеля, в Крыму, был начальником отдела Генерального Штаба и всем хорошо известен.

В Касабланке проживал на пенсии и бывший начальник Морского Штаба Ставки Главнокомандующего Русской Армии - Государя Императора Николая II, адмирал Александр Иванович Русин. В своё время адмирал Русин был награждён французским правительством лентой Почётного Легиона - самой высокой французской наградой, и это давало ему большие преимущества.

С нами в Касабланку прибыл и командир 2-го полка Дроздовской дивизии генерал-майор Владимир Григорьевич Харжевский. Подчёртков, Харжевский и Тихонравов сразу же взялись за организацию Подотдела РОВСа. Наша группа, с проживающими в Казабланке и Марокко Белыми офицерами, насчитывала до пятидесяти человек. Этого было достаточно, чтобы развернуть большую и полезную работу.

Полковник Подчёртков, по предложению генерала Харжевского и полковника Тихонравова, возглавил Подотдел. Он прекрасно говорил по-французски (многие наши не говорили на этом языке), имел большие связи с французской администрацией и разными организациями.

Генерал фон Лампе принял новый Подотдел в состав РОВСа, и сердечно всех благодарил за верность и усердие в защите идеалов Белого движения. Я был назначен издавать ежемесячный бюллетень Подотдела. Печатали мы его на ротаторе в кабинете секретаря Подотдела, Л.-Гв. 1-й Артиллерийской бригады поручика Н. А. Коларовича - милейшего и воспитанного, настоящего гвардейского офицера. Николай Коларович руководил французским коммерческим предприятием.

Большую помощь в устройстве Белых эмигрантов на работу в Касабланке оказал замечательный моряк-подводник, капитан II-го ранга Сергей Петрович Копьев, бывший командир подводной лодки «Утка». Копьев постепенно устроил нас, девять человек из новоприбывших, на огромный филиал завода «Рено». Все мы попали на места счетоводов и заведующих отделами. Мне, как с детства говорящему по-французски, особенно повезло: я получил хорошо оплачиваемую работу, на которой проработал десять лет, до самого своего отъезда в США.

В 1952 году меня назначили представлять русских эмигрантов при французском дипломатическом кабинете в столице султаната городе Рабате (Французское Марокко). И мне пришлось много ездить, встречаться, разговаривать, а главное - выручать наших молодых власовцев, когда они входили в конфликт с французской полицией.

Полковник Подчёртков привлёк к деятельности Подотдела РОВСа талантливого советского хирурга-гинеколога, профессора К.А. Кособудского. Кособудский был во время войны во власовском Комитете Освобождения Народов России. В Касабланке он развил такую плодотворную медицинскую деятельность, что через несколько лет построил и открыл свою собственную клинику, которая славилась на всё Марокко. Его пациентками были жёны марокканских министров. Кособудского вызывали даже во дворец султана Мохаммеда VIII, лечить и оперировать его жён…

Кособудский много помогал мне, когда приходилось выручать из полиции бывших власовцев, которые обычно по субботам напивались и почему-то дрались с полицией. Кособудский, по моей просьбе, ездил со мной в Рабат и сразу же получал у министра внутренних дел разрешение освободить арестованных. Марокканцы шли нам навстречу ещё и потому, что власовцы никогда не трогали полицейских-марокканцев, а французы для них оставались «оккупантами».

Власовская группа прибыла в Казабланку с нашей помощью, когда солдат и офицеров РОА собирались выдавать Советам. Близкий нам по духу командир власовской роты капитан С.А. Копытов был нами перевезён из города Ландсхут (перед Платтлингом) и устроен со своей ротой на строительные работы на аэродроме под Мюнхеном - у американцев. Ушедшая с работ в поле рота Сергея Копытова американцами не преследовалась, и никто её не трогал. А через несколько недель, при помощи видного эмигрантского деятеля НТС Константина Сергеевича Болдырева, рота Копытова была переправлена в Марокко на строительные работы. В ней было около восьмидесяти человек. Все они быстро освоили ремесло, но говорили только по-русски и по-арабски, ибо рабочими у них были десятки арабов. Власовцы получали хорошее жалованье, вот и напивались в выходные дни.

Профессора Кособудского княгиня Урусова назначила своим заместителем, и он фактически возглавил Русский Красный Крест старой организации. Подотдел РОВСа, совместно с Красным Крестом, начал устраивать прекрасные балы, лучшие в «сезоне» Касабланки, на которые собиралась вся французская знать и особенно - офицеры с их жёнами. Приходившая в Касабланку французская эскадра отправляла офицеров на наши балы, и мы зарабатывали большие деньги, необходимые для работы русских организаций. Командир гарнизона Касабланки совершенно бесплатно командировал нам на бал два своих военных оркестра, а губернатор предоставлял свой дворец, оборудованный и украшенный, как в сказках «Тысяча и одной ночи»… Устройством этих балов занимался я, а моя жена, прекрасно говорившая по-французски, была хозяйкой бала.

Русское имя и русская эмиграция в Марокко завоевали большой авторитет, и русским жилось там хорошо. Русские эмигранты организовали свои коммерческие предприятия и землемерное бюро, где на государственной службе султаната работали наши офицеры.

В 1954 году я организовал в Марокко отдел старой, прекрасной организации русской молодёжи - Национальной Организации Русских Разведчиков (НОРР), которая в Болгарии и во Франции была до войны молодежным филиалом РОВСа - «Молодая Смена». НОРР официально существовала в Марокко как «Молодёжь Ансьен Комбаттант», то есть как филиал Подотдела РОВСа. В нашу организацию влились скауты, угасшие к тому времени.

Энтузиазм был невероятный! В Атласских горах мы получили прекрасные места для разбивки лагеря. Начальник французского гарнизона, генерал Бюро, подарил на палатки, много технического оборудования. Он любил посещать наш лагерь и говорил, что у нас существует дисциплина и порядок, каких он давно уже не видел. Нам были выданы десять карабинов для руководителей, ибо часто появлялись пантеры и атласские львы, и нам приходилось дежурить по ночам, чтобы чего не случилось. Инцидентов не было, за исключением мешавших нам работать стай обезьян, которые воровали с кухни хлеб и уносили из палаток одежду разведчиков, но это, скорее, развлекало, чем пугало…

В 1953 году в Марокко началась освободительная революция. Бойцы марокканской подпольной армии на джипах налетали по улицам Касабланки на прохожих и расстреливали их среди бела дня, подкладывали бомбы в автобусы и т.п. В связи с этим у нас было много неприятных случаев, но никто из русских не пострадал. Наши рабочие-марокканцы заблаговременно предупреждали нас, чтобы мы не ходили в определённое время по некоторым улицам или не посещали те или иные места. Так же марокканцы предупреждали и власовцев. Этим они спасли многих из русских.

Французские предприятия в Марокко стали закрываться, и французы начали бежать из страны. Русские в Касабланке устремились в американское консульство - записываться на предмет выезда в США. Это же сделал и я с семьёй. С 1956 года Касабланка стала пустеть: всё время кого-то провожали. Уехал в Сан-Франциско (шт. Калифорния, США) и Кособудский, продав свою клинику. Уехали полковник Румянцев и генерал Харжевский.

Адмирал Русин скончался в ноябре 1956 года. Его похороны были грандиозными: присутствовали представители от всех родов войск французской армии, и особенно много - от флота. Скончались и полковник Подчёртков, и старая княгиня Урусова. Семья Подчёрткова уехала во Францию. В 1958 году уехала в США и моя семья. Марокканский Подотдел РОВСа сократился до минимума, а в 1962 году закрылся.

В США все мы вступили в местный Отдел РОВСа, который возглавлял Генерального Штаба полковник Сергей Николаевич Ряснянский - Первопоходник, Георгиевский кавалер и однополчанин генерала Барбовича. Отдел РОВСа в США работал вяло, так как его поглотили десятки новообразованных русских эмигрантских организаций. Большинство из них возглавлял миллионер, меценат князь С.С. Белосельский-Белозерский, женатый на американке-миллионерше и оказывавший большую материальную помощь разным русским организациям и особенно - Русской Зарубежной Церкви.

В США я попал в академическую среду, стал преподавать сначала в американской военной школе русский и болгарский языки, потом сдал экзамены на степень кандидата наук и доктора филологических наук; был принят в престижные американские университеты, где преподавал двадцать пять лет, пока не вышел на пенсию.

Книгу можно приобрести в магазине "Слобода "Голос Эпохи"": http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15098/

#РОВС #историяРоссии #БелаяЭмиграция

Метки

ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com