?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

1. Дипломатическая подготовка русско-турецкой войны.

«Царю-Освободителю
Александру Николаевичу
Волею и любовью Его
Освобождена Болгария»
(Надпись на воздвигнутом в 1878 г.
русскими воинами памятнике в Софии)

С точки зрения мировой политики, русско-турецкая война 1877-1878 гг. является кульминацией восточного вопроса в последней четверти XIX века. Борьба греков, румын, сербов, черногорцев и болгар против турецкого ига началась со времени завоевания турками Балканского полуострова в XIV веке и продолжалась до ХХ столетия. В XIX веке, под напором демократических принципов Великой французской революции и роста национального самосознания всех европейских народов, идеи которых стихийно проникали и в Оттоманскую империю, начался мощный и бурный подъем национально-освободительного движения всех христианских народов Балканского полуострова. Эти народы, с давних пор приобщенные к европейской культуре, остались чуждыми туркам: их религии, их азиатскому полу рабовладельческому феодализму и поэтому особенно болезненно чувствовали страшный гнет их варварской власти.

Тлеющее под золой веков пламя вдруг бурно вспыхнуло в XIX веке. В свою очередь Оттоманская империя в чуждом ей европейском окружении, а также ввиду ее отсталости начала переживать внутреннее ослабление и несомненный упадок. Нескончаемые войны, сначала с Австро-Венгерской империей, папским престолом, Венецией, а немного позже с мощным русским государством, особенно усилившиеся в XVIII и XIX веках, немало способствовали упадку когда-то грозной для Европы Оттоманской империи. Стихийный рост национально-освободительного движения балканских народов вел Оттоманскую империю к все большему ослаблению и расчленению. В свою очередь, исторический процесс разложения Оттоманской империи, превратившейся по удачному выражению императора Николая Первого в «больного человека», не мог не усилить соревнования между великими странами и не довести до предела их острую борьбу за раздел наследства умирающей султанской державы.

Крымская война 1854-1856 гг. – результат этого соревнования между Россией и ее западными партнерами, цель которых была урвать себе часть турецких территорий и конечно остановить российскую империю в ее быстром продвижении к проливам и Средиземному морю. Со времени катастрофического для России Парижского мира 1856 года прошло двадцать лет. Сын и наследник Николая Первого, обаятельный и гуманный император Александр Второй, своей разумной внутренней политикой и не менее успешной внешней политикой сумел восстановить снова великий престиж мировой славянской империи.

Надвигался новый ближневосточный кризис семидесятых годов, самой высшей точкой напряжения которого явилась война России с Турцией в 1877-78 гг. и освобождение Болгарии. Перед русской дипломатией стояла почти неразрешимая задача: с одной стороны, война должна была восстановить утерянный мировой престиж России после Крымской войны, с другой – продвинуть Россию к проливам и к Средиземному морю, создав в этом районе мира вместо враждебной Турции братское по крови и по вере южнославянское государство – Болгарию, восстановив ее в этнических границах, т.е. Болгарию, которая при Симеоне Великом в Х веке и при Иване-Асене Втором в XIII веке – простиралась от Дуная на севере до Эгейского моря на юге и от Черного моря на востоке до Адриатического моря на западе.

Легко понять, что представляло для царской России это союзное, родственное болгарское государство, находящееся между Россией и Средиземным морем! Однако надо было действовать очень внимательно, чтобы избежать второй войны с западными великими силами: с Англией королевы Виктории и ее премьера консерватора лорда Дизраэли-Биконсфильда, Австро-Венгрией императора Франца-Йосифа и его канцлера графа Д. Андраши, с Германией императора Вильгельма Первого и князя Бисмарка, к которым опять бы присоединились Италия и ставшая республикой Франция… Всю внешнюю политику направлял сам император Александр Второй со своими блестящими сотрудниками: престарелым канцлером князем А.М. Горчаковым, посланником в Константинополе графом Н.П. Игнатьевым и посланником в Лондоне графом П. Шуваловым. И надо отдать справедливость: русские дипломаты были на высоте и если не смогли выполнить полностью труднейшую задачу, то все же достигли немалых результатов.

Трудности начались с вспыхнувшего летом 1875 г. восстания в Боснии и Герцеговине, которое всеми силами поддержали Сербия и Черногория, сочувствуя своим единоплеменным братьям. В восстании участвовали также 5 тысяч русских добровольцев и столько же добровольцев болгар под командой русских офицеров или болгар – офицеров на русской службе. Канцлер Австро-Венгрии граф Д. Андраши, поддерживаемый Германией и Англией, внимательно следил за событиями, так как Австро-Венгрия надеялась присоединить эти славянские земли за счет Турции. Андраши особенно беспокоило, что главнокомандующим сербской армии был назначен, с молчаливого согласия русского государя, русский генерал М. Черняев.

Западные силы, озадаченные русским участием в восстании Боснии и Герцеговины, возложили на Канцлера Андраши задачу представить план реформ в пользу христианских народов Оттоманской империи, однако, не нарушая территориальной целостности Турции. Россия, хотя и против своей воли, должна была присоединиться к этому плану западных сил. Однако турки успели подавить восстание в Боснии и Герцеговине, и только вмешательство русской дипломатии спасло сербов и восставшие провинции от полного разгрома. В мае 1876 г. в Берлине состоялась конференция Горчакова, Андраши и Бисмарка, на которой по поручению русского царя Горчаков предложил проект автономии подвластных Турции христианских народов и в первую. Очередь Болгарии. Однако под давлением Бисмарка и Андраши Горчакову пришлось переработать свой проект и вернуться к плану Андраши, обеспечивающему религиозные и политические права христианского населения. Но Англия отказалась принять Берлинский меморандум под предлогом, что новая конституция, недавно дарованная турецким султаном, достаточно обеспечивала эти права.

Именно в это время в болгарских землях вспыхнуло так называемое Апрельское восстание 1876 г. – самое значительное общенародное восстание болгар против турецкого ига. Оно охватило преимущественно самые развитые в промышленном отношении области, где процветали ремесло и торговля, было много богатых сел, расположенных вблизи городов. В этом движении участвовали наравне с крестьянами и ремесленниками торговцы, учителя, священники. Вдохновляла и возглавляла восстание именно эта сельская болгарская интеллигенция, рассчитывающая, несомненно, на братскую русскую помощь… Народный болгарский писатель и поэт Иван Вазов обессмертил в своем романе «Под игом» эти исторические дни всенародного подъема, патриотизма и надежд.

Однако Апрельское восстание было подавлено турками – регулярной армией и так называемыми «башибузуками», т.е. бежавшими в Турцию из занятых Россией кавказских областей фанатиками мусульманами, главным образом черкесами, которые жестоко истребляли мирное население восставших болгарских сел, включая стариков, женщин и детей. Были сожжены и ограблены цветущие болгарские села – Панагюрище, Копривщица, Перущица, Батак и многие другие. В Панагюрище против крупповских орудий турок восставшие жители выставили сделанные ими деревянные пушки, которые стреляли лишь гирями от весов и разрывались после нескольких выстрелов.

Однако здесь, как и в других селах, борьба шла за каждый дом, причем в ней участвовали не только мужчины, но также женщины и подростки. Отчаяние удесятерило силы несчастных, которые шли на верную смерть. В одном лишь Батаке озверелые турецкие банды вырезали 5 тысяч жителей… По данным самих турок, во время Апрельского восстания было убито более 30 тысяч человек.

Как и следовало ожидать, Апрельское восстание нашло самый живой отклик в братской России. Уже в конце апреля заговорила вся русская пресса. Русские газеты и журналы подробно освещали ход восстания и возмущенно сообщали о турецких зверствах. Появились десятки статей в таких значительных газетах Санкт-Петербурга и Москвы как «Голос», «Гражданин», «Русский мир», «Московские ведомости» и т.д. «Неужели же Болгария восстала для того, - писали в своей вступительной статье «Отечественные Записки», чтобы снова уложили ее в этот страшный гроб и навсегда?» Комитеты, организованные славянофилами, печатали воззвание за воззванием, призывы за призывами по всей России, собирая помощь в поддержку болгарских жертв.

Великий русский писатель Ф. Достоевский в своей статье писал: «Не может Россия изменить великой славянской идее…» Всеволод Гаршин, тогда еще студент, писал: «Объединение химического и физического общества интересуют меня гораздо меньше, чем-то, что в Болгарии турки перерезали 30 тысяч безоружных стариков, женщин и ребят…» И.С. Тургенев написал свое знаменитое стихотворение «Крокет в Винздоре», обращенное к королеве Виктории и ее премьеру лорду Дизраэли-Биконсфильду, в котором жестоко высмеивает протурецкую политику Англии. И конечно не случайно вывел он под именем Инсарова в «Накануне» – болгарского патриота, отказавшегося от домашнего счастья и отправившегося сражаться за свою родину против турецких угнетателей. Статьи в пользу вмешательства России писали и такие известные деятели культуры как Ив. Аксаков, В. И. Немирович-Данченко, Я. Полонский, Д. Аверкиев и многие другие. Русские ученые также писали статьи и воззвания, в их числе и великий химик Д. Менделеев.

Но не только братская Россия, Чехия, Сербия и Румыния вступились за тяжело пострадавшую Болгарию. Во Франции великий писатель Виктор Гюго произнес во французском парламенте пламенную речь в защиту болгар, клеймя турецких палачей. Написали ряд статей и французские журналисты – Эмиль Жирарден и Жан Петри. В Италии клеймил турецких палачей и требовал свободы известный итальянский патриот Джузеппе Гарибальди. Американский журналист Мак-Гахан и английский журналист Пиерс обнародовали несколько пламенных статей в газете «Дэйли Ньюз», описывая турецкие зверства в Болгарии и требуя вмешательства великих сил в турецкие дела. Даже в Англии заволновались общественные круги: писатель Оскар Уайльд и сам шеф либеральной партии Гладстон открыли острую кампанию против протурецкой политики королевы Виктории и премьера, лорда Дизраэли-Биконсфильда. Гладстон даже написал два письма острых памфлета – «Уроки резни или повеление турецкого правительства в Болгарии» и «Болгарские ужасы и восточный вопрос», требуя немедленного вмешательства Англии в дела Оттоманской империи… Все эти авторитетные голоса всколыхнули общественное мнение мира и заставили западные великие силы пойти на уступки России в болгарском вопросе.

30-го мая 1876 г., т.е. меньше чем через месяц после болгарского восстания и турецких зверств, в Константинополе произошел дворцовый переворот: султан Абдул-Азис был, низвергнут и так называемая «Младотурецкая» партия во главе с великим визирем Митхадом-пашей возвела на престол сначала султана Мурада V, а через три месяца султана Абдул-Хамида II. Митхад-паша был англофилом и рассчитывал на полную поддержку лондонского консервативного правительства. Однако, как я упомянул выше, и в Англии началось сильное движение против протурецкой политики консерваторов.

Первым весьма значительным успехом русского императора было его личное послание молодому австро-венгерскому императору Францу-Йосифу с предложением взаимных переговоров. Франц-Йосиф немедленно пригласил императора Александра на секретную конференцию в замок Рейхштад, в Чехии. 26-го июня того же 1876 г. оба государя со своими канцлерами князем Горчаковым и графом Андраши пришли к тайному соглашению, сделав, друг другу взаимные уступки. В силу этого соглашения, в случае турецкой победы над сербами, они договорились предъявить туркам ультиматум о восстановлении "status quo”. В случае же турецкого поражения, Австро-Венгрия получала большую часть Боснии и Герцеговины, а Россия юго-западную Бесарабию, потерянную ею после Парижского мира 1856 г., и Батум. Однако самую большую уступку сделал император Александр в отношении Болгарии: Франц-Йосиф и Андраши ни в коем случае не соглашались на создание большого болгарского государства на Балканском полуострове, которое неминуемо было бы под эгидой России. Вместо этого они предлагали создание двух отдельных болгарских государств: Болгарии с центром в Софии, под австрийским влиянием, и Восточной Румелии, под эгидой России. Вероятно, скрепя сердце русский император принял это предложение – во имя всего соглашения в целом. Соглашение было оформлено Австро-Венгрией и Россией значительно позже, лишь 15-го января 1877 г.

Тем временем турки разгромили сербов и восстание в Боснии и Герцеговине. По договоренности с Австро-Венгрией, Россия после частичной мобилизации предъявила Порте ультиматум, требуя заключить перемирие с Сербией. Ультиматум этот был принят Турцией. По инициативе России, 11-го декабря того же 1876 г. в Константинополе была созвана конференция послов великих держав. Конференция эта предложила Порте предоставить немедленно автономию Боснии, Герцеговине и Болгарии. Вероятно, под тайным давлением Англии Турция отвергла меморандум конференции. 19-го марта 1877 г., опять по инициативе императора Александра был подписан протокол шести европейских держав, вновь настаивающих на реформах в славянских областях. Правительство Мимтхад-паши отвергло и этот меморандум под предлогом, что новая конституция, только что дарованная султаном, предоставляет славянским и другим христианским поданным султана все эти права…

4-го апреля 1877 г. Россия подписала с Румынией секретную конвенцию о пропуске русских войск через ее территорию. Объявление войны стало вопросом дней…

2. Русско-турецкая война.

7-го апреля русский посол в Константинополе граф Игнатьев сообщил Порте, что «Его Величество Всероссийский Император решил постигнуть силою то, что не могло быть достигнуто общими усилиями Великих сил…» После этого он покинул свой пост и вернулся в Сан-Петербург. 12-го апреля канцлер князь Горчаков вызвал к себе турецкого поверенного в делах и вручил ему ноту, которой Россия объявляла войну Турции.

В тот же день император Александр подписал манифест об объявлении войны. В Кишиневе, где находилась ставка русского командования, царь принял торжественный парад войск. Объявление войны было встречено с небывалым энтузиазмом всем русским народом и с великой радостью всеми славянскими народами, конечно, прежде всего, болгарами, на помощь которым шел родной старший брат.

Вооруженные силы России насчитывали 48 пехотных дивизий, 19 дивизий кавалерии, 52 артиллерийские бригады и 5 бригад инженерных войск. Таким образом, на Дунае Россия располагала армией в 193.000 человек. Имелась, кроме того, армия в 72.000 человек, охраняющая берега Черного моря, и еще резервная армия в 73.000 человек, расквартированная в Киевской губернии и готовая в любой момент начать боевые действия. Кроме того, для предотвращения турецкой диверсии на азиатской границе на Кавказе была сосредоточена внушительная армия в 122.000 человек. Однако только это распределение русских сил, по мнению мировых военных специалистов, указывает на весьма умелую военную русскую тактику.

Однако нельзя забывать, что в результате Крымской войны и по условиям Парижского мира 1856 г. Россия потеряла весь свой внушительный флот, столько раз, еще со времен Екатерины Великой, громивший турок. В 1877 г. у русских было лишь несколько десятков паровых катеров, немногим больше моторных и гребных лодок. В силу Парижского договора, Россия не имела права восстановить свой утерянный флот.

Турецкий же флот, созданный европейскими морскими специалистами при султане Абдул-Азисе зав последние 25 лет, насчитывал 22 броненосца, 82 других крупных военных корабля с 763 орудиями и 15.000 офицеров и матросов. Именно это обстоятельство заставило русский штаб не только держать внушительные резервы вдоль морских берегов, но и планировать все основные боевые действия не на море, а на суше, т.е. разработать план похода через Румынию и Болгарию с преодолением высоких балканских гор, почти непроходимых зимой, а летом весьма трудных для переброски тяжелых артиллерийских орудий и боеприпасов. При этом приходилось учитывать и намеренно поддерживаемое турками полное отсутствие дорог по всей Болгарии.

Добавлю, что против России Турция выставила значительную армию – 494.400 человек, вооруженную по прусской системе, немецким, английским и даже американским оружием. Турецкое оружие, купленное на полученные в Англии и других странах Запада щедрые займы, было лучше и новее русского, но не из-за некомплектности русского командования, а по причине ограниченности средств, в значительной степени поглощаемых внутренними реформами Александра Второго.

15-го июня 1877 г. русские войска успешно переправились через построенный ими понтонный мост на Дунае и 25-го июня заняли первый болгарский город – Свиштов. В операции участвовала также 50-ти тысячная румынская армия и свыше 5.000 болгарских добровольцев, число которых в ходе компании увеличивалось. Передовой отряд генерала Гурко, разбив турецкую армию Реуф-паши, взял город Тырново и овладел тремя горными перевалами Старой Платины. Двигаясь дальше, Гурко взял затем болгарские города Казанлык, Новую Загору, Старую Загору и Калофер. На севере Болгарии, 3-го июля, русские взяли Никополь, и подошли к сильнейшей турецкой крепости в этой части страны – городу Плевне. Действия под Плевной затянулись с переменным успехом до 28-го ноября и сопровождались тяжелыми потерями с обеих сторон.

Тем временем 45-тысячная армия Сулейман паши, действующая в Южной Болгарии, пользуясь занятостью русских в боях с армией Осман-паши при Плевне и невозможностью послать подкрепления передовой армии Гурко, использовав свое значительное численное превосходство, напала на армию Гурко и сумела отбить взятые ею города. Русские вынуждены были отступить к Шипкинскому перевалу. С ними ушло почти все болгарское население, оставив свои дома и имущество на разграбление туркам, которые зверски избивали оставшихся жителей-болгар. Русские солдаты и болгарские ополченцы дрались, как львы и, отступая, наносили при рукопашных боях значительные потери врагу.

Цель Сулейман-паши была прорваться со своей армией через Шипкинский перевал и прийти на помощь Осман-паше в осажденной Плевне, окруженной со всех сторон русскими и румынскими войсками. Он знал, что лишь это спасет Турцию от разгрома и обеспечит победу над Россией. 9-го августа Сулейман-паша подошел с оставшейся у него 27-тысячной армией к Шипкинскому перевалу, который защищал генерал Столетов со своим отрядом, начитывающим около 6000 человек, среди которых были и изнуренные боями при Старой Загоре болгарские ополченские дружины, продолжающие, несмотря на это храбро сражаться с неприятелем. Четыре дня и ночи геройски отбивали русские непрекращающиеся приступы турок. Однако, так и не дав Сулейман-паше взять Шипку и соединиться с Осман-пашей. Подвиг этих храбрецов решил исход войны.

Утром 28-го ноября 1877 г. армия Осман-паши сделала последнюю попытку прорвать русское окружение, но была принуждена вернуться в крепость, изнуренная голодом и оставшаяся без боеприпасов. В тот же день Осман-паша капитулировал и сдал Плевну. По личному приказу императора Александра, однако, генерал Гурко за проявленную турками храбрость и отвагу в боях вернул саблю раненому турецкому генералу…

3. Сан-Стефанский мир и Берлинский Конгресс.

Победы русских всполошили весь мир и, прежде всего султана Абдул-Гамида и его великого визиря Матхад-Пашу. 28-го декабря, главнокомандующий, великий князь Николай Николаевич получил телеграмму от турецкого военного министра Севфат-паши о том, что султан Абдул-Гамид посылает своих представителей с предложением немедленно начать переговоры о перемирии. Тем временем, другая русская армия, под командой генерала Гурко, разбив, турок при селе Саранцы и, освободив Софию, подходила к Пловдиву. Так как Николай Николаевич не спешил принимать Намик-пашу и Сервер-пашу, уже прибывших в русскую ставку, султан Абдул-Гамид лично обратился к императору Александру, настаивая на спешном начале переговоров. 9-го января 1878 г. русские без боя вошли в Адрианополь, куда немедленно со своим штабом прибыл главнокомандующий.

Теперь, когда дорога к турецкой столице была открыта, Николай Николаевич принял посланцев Абдул-Гамида. Великий князь продиктовал свои условия перемирия весьма тяжелые для турок. Русские требовали немедленной автономии Болгарии, Боснии и Герцеговины, полной независимости Румынии и Сербии, громадных военных контрибуций не только для России, но и для союзной Румынии. Турецкие парламентеры старались смягчить условия перемирия, особенно протестуя против автономии Болгарии, говоря, что это означает полный распад Оттоманской империи. Они предлагали принять предложенный им в 1877 г. меморандум Лондонской конференции, который тогда так высокомерно отвергли… Однако, великий князь отказался внести какие-либо изменения в условия перемирия…

18-го января турецкие парламентеры снова явились к великому князю, настоятельно предлагая отодвинуть демаркационную линию на более значительное расстояние от Константинополя. Однако, русский главнокомандующий, наоборот, вместо этого перенес свою ставку в Сан-Стефано, расположенное в 13 километрах от турецкой столицы. На вопрос Николая Николаевича, следует ли в случае турецкого упорства занять Константинополь, государь ответил утвердительно, однако дал инструкцию не входить в споры с представителями западных держав, особенно с Англией и Австро-Венгрией. Очевидно, русский посол в Лондоне граф П. Шувалов уже уведомил царя о настроениях в британской столице и о воинственных планах лорда Дизраэли-Биконсфильда.

3-го февраля британская эскадра, состоящая из четырех броненосцев и линейного корабля, бросила якоря перед Принцевыми островами под предлогом защиты христианского населения Константинополя в случае эксцессов. Посол Австро-Венгрии в Санкт-Петербурге протестовал против приближения русских войск к Константинополю, а английский посол заявил канцлеру Горчакову, что даже временная оккупация Константинополя русскими приведет к немедленному разрыву дипломатических отношений и к мобилизации в Англии. Германский император Вильгельм, родной дядя по матери императора Александра, советовал племяннику проявлять умеренность и предлагал свои услуги для созыва специального конгресса в Берлине, с целью общего обсуждения создавшегося положения. Император Александр, однако, не поддался нажиму и целиком склонялся к проекту мирного договора, представленного ему графом Н.П. Игнатьевым. Главным в этом проекте была полная автономия Болгарии, хотя и с перспективой ее раздела на две части в силу тайного соглашения России с Австро-Венгрией 1876 года.

Начались официальные переговоры русских с турками в Сан-Стефано. Император Александр назначил своими представителями графа Н.П. Игнатьева и его помощника А. Нелидова, султана Абдул-Гамида представляли все те же Намик-паша и Сервер-паша. Несомненно, под влиянием антирусских настроений западных великих держав, турецкие делегаты, которые начали, было проявлять известную уступчивость, снова стали оспаривать русские предложения. 18-го февраля, во время прений, в зал заседаний вошел сам великий князь. Он повысил тон и заявил туркам, что если они будут продолжать упорствовать и отказываться подписать мир, он будет вынужден занять турецкую столицу в тот же день.

Даже чувствуя поддержку Англии и Австро-Венгрии, турецкие делегаты испугались угроз русского главнокомандующего, сдали позиции и пошли на уступки. Граф Игнатьев, блестящий дипломат, безусловно, считал, что настало время вести с Турцией и Западом большую игру, разменной картой в которой должна стать Болгария. Мне кажется, что был он слишком умным человеком, чтобы рассчитывать на создание мощного славянского государства на Балканском полуострове, но он пошел по этому пути, исходя из того, что-либо, в конце концов, Западная Европа уступит в болгарском вопросе, который, в сущности, был русским вопросом, либо согласится на значительные компенсации в пользу выигравшей войну России. Европа 1878 года не была уже Европой времен Крымской войны.

19-го февраля 1878 г. в Сан-Стефано был подписан мир с Турцией. Помимо автономии Боснии и Герцеговины, главным вопросом его была Болгария. Согласно этому договору, создавалась объединенная, автономная Болгария, включающая почти все земли Оттоманской империи, на которых жили болгары, говорящие на болгарском языке и с 1870 года входящие в архиоцез болгарского экзарха. По Сан-Стефанскому договору в Болгарию входили Северная и Южная Болгария, Добруджа, значительная часть Фракии и почти вся Македония. Можно себе представить ликование болгарского народа, освобожденного ценой братской русской крови после пяти веков мусульманского ига…

Однако, как и следовало ожидать, западные великие державы были встревожены подписанным между Россией и Турцией Сан-Стефанским миром и, конечно, прежде всего, Англия и Австро-Венгрия. Англия вручила России ноту, в которой говорилось, что новый договор должен оставаться в рамках Парижского мира 1856 г. и Лондонского договора 1877 г. Австро-Венгрия же считала, что Сан-Стефанский договор нарушает соглашение, достигнутое в Рейхштаде между Франц-Йосифом и императором Александром. Несомненно, уставшая от войны, экономически истощенная Россия не была безразличной к угрозам Англии и Австро-Венгрии. По предложению германского канцлера Бисмарка Россия согласилась на пересмотр Сан-Стефанского мира и на созыв новой конференции великих держав с участием Турции в Берлине. Эта конференция вошла в историю под названием Берлинского конгресса, продлившегося целый месяц с 13 июня по 13 июля 1878 г.

Главный вопрос Берлинского конгресса касался Болгарии. Объединенная в своих этнических границах Сан-Стефанским миром Болгария была ликвидирована. Вместо нее создавались две искусственные политические формации: Северная Болгария со столицей Софией и Южная Болгария со столицей Пловдивом. Северная Болгария становилась свободным княжеством, находящимся под номинальной зависимостью от турецкого султана и платящим ежегодный налог Турции. В нем должен был избираться князь и парламент по бельгийскому образцу. Русская оккупация с двух лет сокращалась до шести месяцев… Южная же Болгария, под именем Восточной Румелии, хотя и получала известную автономию, оставалась провинцией Оттоманской империи, управляемой назначавшимся султаном губернатором-христианином и местным народным представительством. Македония оставалась по-прежнему турецкой губернией.

Конгресс решил также, что Румыния присоединит болгарскую провинцию Добруджу, взамен Бесарабии, аннексированной Россией. Кроме того, Россия получила значительную компенсацию в Азии: Карс, Батум и Ардаган, со всеми их провинциями – важнейшие стратегические и экономические области Закавказья. Со своей стороны, Австрия получала право на оккупацию Боснии и Герцеговины, и опять от Болгарии были отторгнуты западные болгарские земли, переданные в виде компенсации Сербии.

Так закончилась русско-турецкая война 1877-1878 годов. И надо сказать, что, несмотря на все несправедливости решений Берлинского конгресса, русская братская жертвенность и кровь доблестных русских воинов стали основой грядущего болгарского освобождения.

Всеволод Николаев

#РОВС #историяРоссии #Русскаяармия #дипломатия #русскотурецкаявойна
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com