?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Следующая игра «Синдикат-4» велась от имени вымышленной Внутренней российской национальной организации (ВРНО). С помощью завербованного белоэмигранта английской разведке и лидеру РОВС подставили негласных помощников ОГПУ Беляева и Кузьмина, часто бывавших в загранкомандировках. В 1928 году Беляев встретился в Париже с Кутеповым, заручился его поддержкой и обусловил способы нелегальной связи. Для проверки существования ВРНО Кутепов в 1928-1929 годах присылал в СССР своих представителей Цветкова и Огарева.

Кстати, между январем и мартом 1928 года в Париже (по утверждению генерала Деникина) Кутепов встречался с М.Н. Тухачевским, который тайно приезжал в Париж из Берлина. Впрочем, это утверждение Деникина никакими другими свидетелями не подтверждается.

В январе 1930 года генерал Кутепов провел встречу с «лидерами» ВРНО в Берлине. Им он откровенно изложил масштабные планы переброски диверсионно-террористических кадров, шпионажа в СССР, создания вооруженного подполья.

Это и стало последней каплей, переполнившей чашу терпения ведомства Вячеслава Менжинского: генерала решили «убрать». Первоначально дело пытались возложить на берлинскую резидентуру ОГПУ, однако категорически воспротивился ее шеф Гольденштайн. Он утверждал, что Берлин – центр зарубежной работы спецслужбы в Европе, и возможный шум вокруг теракта может привести к вскрытию всей тайной деятельности. После того как в подаренной бутылке водки приближенные Кутепова обнаружили яд, были приняты дополнительные меры безопасности.

В апреле 1928 года Врангель скончался, и единое руководство Белой армией было передано в руки Кутепова, который 29 апреля 1928 года был назначен на должность Председателем Русского Обще-Воинского Союза (РОВС). К 1930 году РОВС имел восемь территориальных отделов, охвативших Европу, Дальний Восток, Северную и Южную Америку, Австралию. Члены организации активно сотрудничали с разведками Польши, Румынии, Англии, Японии, Франции.

Генерал Кутепов вырастал в крупного политического деятеля. Это учли его непримиримые враги. Большевистские агенты не выпускали Кутепова из-под наблюдения. Они постоянно были с ним рядом. Кутепову предлагали личную охрану, от которой он категорически отказался, объясняя отказ тем, что охране необходимо платить деньги, а деньги прежде всего нужны для общего дела, а не для его личной безопасности. Для своей борьбы Кутепов доставал деньги с большим трудом. Он часто жаловался с горечью: «Среди русских эмигрантов есть люди с большими средствами, они имеют миллионные состояния. Они меня готовы приветствовать лучшими обедами и завтраками с икрой, с шампанским. А вот чтобы на дело дать – почти никогда. На борьбу дают деньги чаще всего люди от станка, нищие. Святые эти деньги». Такие деньги Кутепов тратил только по прямому назначению, он не жалел себя и жертвовал собой для будущей России.

26 января Кутепов вышел из дома и отправился в церковь галлиполийцев, где должна была состояться панихида по случаю годовщины смерти генерала барона Каульбарса. Однако до церкви он так и не дошел. Около 11 часов дня Кутепова видел один белый офицер на углу улицы Севр и бульвара Инвалидов, но дальше следы генерала терялись. Через несколько дней обнаружился свидетель похищение генерала Кутепова. Уборщик клиники, расположенной на улице Удино, Огюст Стеймец показал, что утром 26 января около 11 часов он увидел в окно, выходящее на улицу Русселе, большой серо-зеленый автомобиль, повернутый в сторону Удино, возле которого стояли двое рослых мужчин в желтых пальто, а неподалеку – красное такси. Тут же на углу стоял полицейский постовой. В это время со стороны бульвара Инвалидов по улице Удино шел мужчина среднего роста с черной бородой, одетый в черное пальто; эти приметы в точности совпадали с приметами Кутепова. Когда он, свернув с Удино на Русселе, поравнялся с серо-зеленым автомобилем, люди в желтых пальто, стоявшие рядом, схватили его и втолкнули в автомобиль. Полицейский сел в этот же автомобиль, и машина, выехав на Удино, помчалась в сторону бульвара Инвалидов, а вслед за ней туда же отправилось и красное такси. (В дальнейшем выяснилось, что полицейского поста на углу улиц Русселе и Удино никогда не было – но в полицейской форме действительно был офицер парижской полиции, близкий коммунистам, тоже агент ОГПУ.) Люди в желтых пальто были французскими коммунистами – тайными агентами группы Серебрянского.

Итак, 26 января 1930 года А.П. Кутепов пропал без вести, современники имели все основания полагать, что генерал стал жертвой большевистских агентов.

«Приказ по РОВС

27 января 1930 г.

26 января ген.Кутепов в 10 часов 30 минут утра вышел из дому и более не возвращался к себе.

Ввиду безвестного отсутствия председателя РОВС генерала от инфантерии Кутепова я, как старший заместитель его, вступил в должность председателя РОВС.

Генерал-лейтенант Миллер».

В Советской России причастность ГПУ к похищению Кутепова категорически отрицалась. Вот что, например, писали по этому поводу на родине генерала – в Череповце:

« Кутеповская история выясняется.

Париж, 6. Кутеповщина принимает обороты весьма неблагоприятные для организаторов этой антисоветской кампании. Многие газеты, в том числе и яро антисоветские, указывают, что белогвардейцы не только не помогают следствию, но всячески его запутывают, наводя на заведомо ложные следы. Сейчас в центре внимания скрывавшаяся белогвардейцами история свидания Кутепова с двумя белогвардейцами в Берлине. В связи с этими фактами версии о похищении Кутепова мифическими агентами ЧК все более вытесняются предположениями, что к исчезновению Кутепова непосредственно причастны по тем или иным соображениям сами белогвардейские круги». (Череповец. Газета «Коммунист» за 8 марта 1930 года.)

В помощь официальному французскому следствию русскими эмигрантами было организовано частное расследование – создан Комитет по розыску генерала Кутепова, который в течение многих месяцев работал с полным напряжением сил. Для финансирования частного расследования был создан Комитет пожертвования, куда постоянно несли свои средства и бедные и богатые. Сборы в Комитет по розыску генерала Кутепова достигли четырехсот тридцати тысяч франков, из коих триста тридцать тысяч были израсходованы на работу по розыску и расследованию, а остальные сто тысяч были, согласно воле жертвователей, переданы Л. Д. Кутеповой сына.

Как стало впоследствии известно, А.П. Кутепов был похищен группой сотрудников ОГПУ СССР, длительное время ведущей за ним наблюдение в Париже. В число этой группы входили следующие чекисты: Гельфанд, Янович, Пузицкий. В дальнейшем Пузицкий и Янович были расстреляны органами НКВД СССР, а Гельфанд скрылся в США.

Существует несколько версии гибели генерала Кутепова.

Согласно одной из них, изложенной писателем С.Ю. Рыбасом в романе «Генерал Кутепов», Кутепова после похищения убили еще в машине, а потом в пригороде Леваллуа-Перре в гараже закопали в яме и пол залили бетоном. Эту сведения спустя много лет после исчезновения Кутепова сообщил перед смертью депутат-коммунист Морис Онель французскому историку Жану Элленстайну; брат Мориса, якобы, участвовал в похищении генерала и в машине заколол его ножом, когда Кутепов попытался оказать сопротивление. Потом тело Кутепова закопали в гараже и залили сверху бетоном (по другим утверждениям – растворили в ванне с кислотой).

Кроме того, существует версия (возможно, распространяемая агентами ГПУ), что генерал Кутепов умер на борту советского корабля, вышедшего из Марселя в Новороссийск. Коротко, события, согласно данной версии происходили следующим образом. По мнению современных историков, знакомых с документами, основная «заслуга» в похищении Кутепова принадлежит генералу Дьяконову. Имея широкие связи, он рассказал разведке большевиков о привычках Кутепова. Разведчики написали руководителю РОВСа записку: неизвестное лицо желало встретиться с ним по денежному вопросу. Чекисты из оперативной группы Серебрянского на двух автомобилях (серо-зеленом автомобиле и красном такси) встретили Кутепова в условленном месте, бросили в его в серо-зеленый автомобиль и привезли к борту советского парохода в Марселе. В красном такси сидели непосредственные руководители операции на месте Турыжников и Эсме-Рачковский. Сразу в машине Кутепову была сделана инъекция морфия. Кутепов скончался от сердечного приступа в трюме корабля.

В феврале 1930 года Я. Серебрянский был награжден орденом Красного Знамени «за выполнение особого задания советского правительства». А генерал Дьяконов продолжал свою разведывательную деятельность. В законспирированное участие Дьяконова в акции в основном никто не поверил. Генерал Дьяконов работал на несколько фронтов. Выполняя задания советской разведки, ввиду гитлеровской угрозы одновременно помогал французам, получил благодарственную грамоту от французского правительства. В 1940 году, во время немецкой оккупации Франции, был арестован фашистами. Некоторое время провел в тюрьме, но как советский гражданин (за предательство генерала Кутепова Дьяконову был вручен советский паспорт) освобожден. Дьяконов выехал в СССР, но здесь, по ложному доносу, его арестовали. Дьяконов на допросах вел себя стойко и был освобожден. В дальнейшем вместе с дочерью жил в Ташкенте и Кара-Су (Киргизия). В ноябре 1942 года Павел Дьяконов выехал с эшелоном в Москву сопровождать груз для Красной Армии. Дорогой тяжело заболел, на станции Челкар (Казахстан) его поместили в больницу, где 8 января 1943 года он скончался.

Яков Серебрянский после расправы с Кутеповым приступил к созданию автономной агентурной сети в различных странах для организации диверсий на случай войны. 20 июля 1930 года он был зачислен на особый учет ГПУ в связи с выездом за рубеж. В 1941 году Серебрянский сидел в камере смертников по обвинению в шпионской деятельности (органы НКВД арестовали его в 1938-м, а до этого он дважды уже арестовывался ОГПУ). В августе 1941 года Серебрянский был освобожден и успешно продолжил свою деятельность. 29 мая 1946 года полковник Яков Исаакович Серебрянский, награжденный к тому времени двумя орденами Ленина, двумя - Красного Знамени и двумя значками Почетного чекиста, вышел на пенсию с формулировкой «по состоянию здоровья». В мае 1953 года Серебрянский вернулся на службу в объединенное Берией Министерство внутренних дел. 21 августа 1953 года Серебрянский был арестован по обвинению в «бериевском заговоре». 30 марта 1956 года на допросе у следователя Военной прокуратуры Цареградского от сердечного приступа Серебрянский скончался. 13 мая 1971 года приговор в отношении Серебрянского Я.И. от 7.07.41 был отменен и дело прекращено по вновь открывшимся обстоятельствам. Спустя неделю он был реабилитирован и по делу 1953 года «за недоказанностью обвинения». Но только четверть века спустя, 22 апреля 1996 года, Серебрянский был посмертно восстановлен в правах на изъятые при аресте награды. Награды были возвращены сыну.

А теперь остановимся еще на следующих доказанных фактах. 22-го сентября 1965 года московская «Красная звезда» напечатала письмо о книге «Мертвая зыбь», присланное ей генерал-полковником запаса советской авиации Н. Шимановым. В нем этот несомненный бывший чекист написал:

«Я не литератор и не критик и книга привлекла мое внимание не столько своими литературно-художественными достоинствами, сколько событиями, которые происходили еще в первые годы советской власти».

Мы не будем полностью цитировать это предвзятое послание. Несомненный интерес вызывают следующие сведения, сообщенные Шимановым: «К сожалению, о некоторых оклеветанных и погибших, потом реабилитированных товарищах слишком мало сказано. Так, например, на стр. 263-й отведены только две строчки организатору поимки Б. Савинкова, чекисту Пузицкому, а комиссар государственной безопасности 2-го ранга Сергей Васильевич Пузицкий был участником гражданской войны, твердым большевиком-ленинцем, воспитанником Ф. Э. Дзержинского. Он участвовал не только в поимке бандита Савинкова и в разгроме контрреволюционной монархической организации «Трест», но и блестяще провел операцию по аресту Кутепова и ряда других белогвардейских организаторов и вдохновителей иностранной военной интервенции и гражданской войны».

Вот так, через тридцать пять лет после исчезновения Кутепова, большевики не только сознались в своем преступлении, но и назвали имя похитителя.

Попутно Шиманов подтвердил смерть тех спутников Опперпута, с которыми он, по словам «Правды», расстался после неудачного покушения на Малой Лубянке, но Опперпута не упомянул. Зато он, впервые в советской печати, сообщил о гибели Якушева.

Преемник Кутепова генерал Миллер также был похищен 22 сентября 1937 года агентами НКВД. Генерала Миллера вывезли на пароходе «Мария Ульянова» и доставили через Ленинград в Москву – на Лубянку, в НКВД. Е.К. Миллера (в заключении он числился под фамилией Иванов) расстреляли 11 мая 1939 года, а тело его сожгли в печи крематория. Непосредственными участниками похищения Миллера были сотрудники НКВД и агенты – генерал Николай Скоблин и бывший министр Временного правительства Сергей Третьяков. Предательство Скоблина было раскрыто благодаря предусмотрительности Миллера (который перед похищением оставил соответствующую записку). Но Скоблин срочно уехал в Испанию, где вскоре был ликвидирован сотрудниками НКВД. Жена Скоблина, певица Надежда Васильевна Плевицкая была осуждена французским судом как соучастница похищения Миллера и умерла во французской тюрьме в 1941 году.

Впоследствии выяснилось, что Плевицкая не последнюю роль сыграла и в трагической гибели А.П. Кутепова. В газетных публикациях времен «перестройки» генерал В.А. Крючков признал, что Плевицкая являлась также сотрудником ОГПУ.

Единственный сын генерала Павел Кутепов, которому в год исчезновения отца не было и пяти лет, длительное время проживал в эмиграции, жил и учился во Франции, Латвии, Сербии, учился в русском кадетском корпусе в Югославии. По одним данным, в 1943 году он был изгнан из учебного заведения за антифашистские взгляды и участвовал в югославском Сопротивлении. По другим – боролся с партизанами, будучи офицером союзного немцам Русского корпуса на Балканах (а возможно, и вермахта). В конце 1944 года, находясь на территории Югославии, Павел Кутепов дождался прихода Советской армии и добровольно пришел к представителям советского командования, собираясь вернуться в Россию. В Россию Павел Кутепов вернулся – ему присудили 10 лет и отправили отбывать срок во Владимирскую тюрьму. Павел Кутепов стойко перенес годы незаслуженного заключения, а после освобождения в 1954 году работал в Иваново инженером на ткацкой фабрике. Затем, с 1960 года, ему предложили работать в отделе внешних церковных сношений Московского патриархата, он был главным редактором бюро переводов и информации, он также сопровождал туристов в поездках по СССР. (Эти сведения сообщила череповецкому предпринимателю В.Н. Галашичеву при личной встрече представитель Союза Православных приходов Франции Любовь Георгиевна Левандовская, племянница начальника 4-го отдела РОВС генерала Выграна. В начале 60-х годов она приехала с семьей в Россию и сопровождал ее в поездке по старинным городам России Павел Кутепов, работавший от отдела внешних церковных связей.) Павел Кутепов умер в декабре 1983 года и похоронен на Никитском кладбище в Москве.

Игорь Ваганов

Опубликовано в журнале "Голос Эпохи", выпуск 1, 2015 г.

#РОВС #БелоеДвижение #БелаяЭмиграция #Кутепов #чекисты
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com