?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страица

Итак, государство имеет некую единую и высшую цель. Оно призвано служить этой цели и находится на дейст­вительной высоте лишь постольку, поскольку оно дей­ствительно ей служит. Аристотель определял эту цель словами «прекрасная жизнь»: государство создается, го­ворил он, «ради прекрасной жизни». А мы, христиане, ска­зали бы теперь: государство призвано служить делу Божию на земле. Это совсем не есть призыв к «теократии»: ни церковь не призвана господствовать над государством, ни государство не призвано стать церковью или раство­рить ее в себе; напротив, церковь нуждается в независи­мости от государства, а государство должно служить делу Божию на земле совсем не в церковных формах*. И тем не менее смысл государства состоит именно в этом служе­нии. Как же это понимать?

Неопытному и поверхностному наблюдателю всегда бу­дет казаться, что люди, занимающиеся политикой, пре­следуют множество различных политических целей: с од­ной стороны, у каждого политика имеется своя особая «политическая» цель; с другой стороны, он имеет возмож­ность и право менять свою политическую цель по собствен­ному усмотрению, политически «передумывать» и ставить себе новую, может быть, даже прямо противоположную политическую цель. Каждая из этих субъективных и от­носительных целей является «политической», совершенно независимо от ее содержания и ее достоинства — в силу одного того, что этот человек хочет достигнуть ее посредством завоевания государственной власти. При такой точке зрения понятие «политики» и «политического» опре­деляется не тем, чего именно человек хочет, не содержани­ем его цели, не ее патриотической верностью, не ее госу­дарственным достоинством или национальной ценностью, а той дорогой, которую избрал себе человек (он стремится к государственной власти), или тем орудием, которым он хочет воспользоваться (он желает действовать при посред­стве государственной власти). Согласно этому, каждая цель, сколь бы своекорыстна или противогосударственна, или преступна она ни была, окажется все-таки «по­литической» только в силу того, что нашелся политический авантюрист, который стремится захватить государствен­ную власть ради этой цели... С формально юридической точки зрения на государство и на политику такое толкова­ние будет, может быть, вполне последовательным; но в действительности она открывает настежь двери полити­ческому пороку со всеми его последствиями... Политичес­кий релятивизм, для которого «все условно» и «все отно­сительно», вводит в человеческие души один из своих са­мых опасных парадоксов.

В противоположность этому здоровое правосознание утверждало с древнейших времен, еще устами Конфуция и Лаотзе, а потом устами Гераклита, Платона и Аристоте­ля, единство, объективность и безусловность государствен­ной цели и политического задания. При таком понимании дела термин «политика», «политический» указывает не просто на государственную власть как на путь или орудие, или средство, при помощи которого будет осуществляться известная цель, а на единое, высшее задание государства, на ту цель, которой должна служить государственная власть, на ту ценность, которую призвана осуществлять политическая деятельность. Конечно, люди, занимающие­ся политикой, могут преследовать самые различные цели — и своекорыстные, и нелепые, и разрушительные, и предательские, и чудовищные; но все-таки цели останут­ся в действительности совершенно противополитическими. И мы должны именно так оценивать и характеризовать их, иначе политика превратится постепенно в суетню сумас­шедших и преступных людей. Идея и слово «политика» указывают совсем не на пустую форму властвования и при­нуждения; напротив, они указуют на некоторое определенное содержание. Здоровое правосознание, настоящая госу­дарственно-политическая настроенность будут всегда вер­ны этому содержанию и этой цели. Если же душа гражда­нина изменяет этому содержанию и этой цели, то деятель­ность его вступает на вредные пути, а если оказывается, что гражданин ни к чему иному не способен, как искажать и попирать политическую идею, то его приходится при­знать политически неспособным и к политике непризван­ным. Чем больше людей, лишенных политического право­сознания, активно участвуют в государственной деятель­ности (хотя бы в форме простого голосования), тем боль­шая опасность возникает для государства. Чем большее число граждан теряет из вида единое и объективное зада­ние государства и начинает преследовать не общую цель, а множество частных целей — все равно, личных или классовых, — тем сильнее политика начинает вырождаться и разлагаться, тем слабее становится государство, тем легче оно рухнет и распадется в один непрекрасный день. Здесь обнаруживается некий рок, заложенный в самой сущности государства; и этот рок сулит беду и кару вся­кому политически неразумному вождю и всякому полити­чески ослепленному народу.

В чем же состоит сущность государства? В чем его еди­ная и объективная цель?

Сущность государства состоит в том, что все его граж­дане имеют и признают — помимо своих различных и част­ных интересов и целей — еще единый интерес и единую цель, а именно: общий интерес и общую цель, ибо государ­ство есть некая духовная община.

Многие личные или частные интересы не исчезают; они остаются, и граждане продолжают их преследовать. У каждого из них свой интерес, каждый хлопочет о себе и для себя. При определении этих частных, эгоистических интересов многие люди могут «понять» друг друга: их ин­тересы будут похожи один на другой, но каждый из них будет действовать эгоистически и своекорыстно. Эти лич­ные интересы не будут сливаться в единый, великий и об­щий интерес, перед лицом которого все были бы солидар­ны. Люди остаются конкурентами, но не становятся со­трудниками; они выступают как частные лица, но не как граждане. Жизнь их остается частной жизнью. Они будут склонны бороться друг с другом. И внутренняя установка их душ не сделается ни политической, ни государствен­ной. Ибо политика есть солидарная деятельность ради единой и общей цели. Если эта цель еще не сложилась, если она еще не сознана или если исчезает, то государство уподобляется песчаному морю, которым ветер играет, вздымая и разбрасывая песчинки врозь. Тогда государст­во разлагается и погибает в распылении, от параллелиз­ма и конкуренции, во взаимном ожесточении и в граждан­ской войне.

Без общего интереса, без всеобщей (т.е. всем общей) цели, без солидарности государство не может существо­вать. Политическая цель это та цель, про которую каждый гражданин может сказать: «это моя цель», и будет при этом прав; и про которую он должен добавить: «это не только моя цель»; и про которую все граждане вместе и сообща могут добавить: «это наша общая цель», и будут при этом правы.

Сфера политического начинается там, где все хотят од­ного и того же, и притом такого, что или у всех сразу будет, или чего у всех сразу не будет. Каждый желает этого у себя в душе и по-своему, ибо психологически все люди различ­ны: «интерес», как личное переживание, остается множест­венным и различным; но интерес как желаемый предмет — един у всех и для всех; и удовлетворить его можно только посредством совместной организованной деятельности. Общность цели ведет к общности средств и путей: и вот основа политической деятельности и политики создана.

Дух народа, национальная культура, родина, государ­ственное устройство, государственная власть, законода­тельство, суд, правопорядок, гражданский мир и т.д. суть такие предметы (или можно сказать — интересы, цели, блага), которые принадлежат всем сынам родины, всем гражданам совместно и сообща. Никто не может претендо­вать на них для одного себя; никто не может создать их или распоряжаться ими в одиночку. Каждый пользуется этим общим достоянием; каждый живет излучениям и этого обще­го духовного сокровища; каждый призван к участию в созда­нии и охранении этих благ. Мало того: каждый из нас вооб­ще является сыном своей родины, субъектом права и граж­данином лишь до тех пор, пока это общее достояние су­ществует. В этом смысле Аристотель и Гегель были правы, когда утверждали, что государство «предшествует» гражданину; это означало, что нет гражданина без государства; что государство есть условие бытия для гражданина; что «сначала» должно быть налицо государство, «тогда» могут быть и граждане, а после распадения государст­ва останутся не граждане, а море человеческого песку.

Итак, общее достояние связывает всех между собою: каждый нуждается во всех остальных, и все нуждаются в каждом. Здесь возникает некая великая совместимость, которую можно описать так.

Мы все хотим одного и того же, что является для мае общим; и мы все знаем это друг про друга и доверяем в этом друг другу — мы связаны солидарностью.

Мы все нуждаемся друг в друге; мы связаны этой нуждой друг с другом; от каждого идет нить отношений к каждому другому и, кроме того,— нить отношения к на­шему общему достоянию. Мы, что называется, соотнесены друг с другом — мы связаны коррелятивностью.

Мы все обязываемся друг перед другом беречь друг друга и наше общее достояние: один за всех, все за одного; каждый за общее и общее для всех; и эта связь взаимна (мутуальна) — мы связаны мутуальностью.

На этих основах — мы есмы одно мы — единая ду­ховная и правовая община, управляющаяся единой вер­ховной властью и связанная единством жизни, творчества и исторической судьбы. Мы — государство.

Верно понять идею государства можно только тогда, если продумать до конца и до полной ясности эти, вскры­тые нами, основы (духовной солидарности, коррелятивной связи и мутуальных обязательств). Эти основы можно объединить и изобразить в виде учения об «общественном договоре», который якобы заключается гражданами меж­ду собою. Однако дело не в том, заключался ли такой договор в исторически известных государствах (навер­но — не заключался!), и не в том, чтобы люди, основывая государство, действительно заключали его... Дело в том, чтобы каждый человек, достигающий гражданской зре­лости, продумал и прочувствовал в своем правосознании эти основы. Важно то, чтобы у каждого из нас в правосо­знании была как бы проведена черта, отделяющая сферу нашего Общего, Солидарного, Совместного и Взаимно­го — как политическую и государственную сферу — от нашего личного, частного и эгоистического. Необходимо, чтобы каждый из нас принес в глубине души некую прися­гу — беречь эту сферу, служить ей и действовать в ее пределах государственно и политически. А это значит ут­вердить в своем правосознании не только идею государст­ва вообще, но и идею своего родного государства, своей государственно оформленной родины. Мало того: это зна­чит жизненно приступить к обновлению и возрождению со­временного государства на основах творческого и притом христианского правосознания.

#РОВС #Россия #БелаяИдея #философия #патриотизм #государство #гражданин #общество
ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС
pereklichkavopros@gmail.com

НАШ БАННЕР

Перекличка

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

РОВС

Иванов-Лискин

Страница И.Б. Иванова




Наши Вести

Союз Дроздовцев

ЛГКГП

ПравБрат



Помощь блогеру


Разработано LiveJournal.com